Социум. Тепло и кошелек

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
ТЭЦ «Иру», у которой Tallinna Küte закупает 31 процент от общего объема продаваемых мегаваттов.
ТЭЦ «Иру», у которой Tallinna Küte закупает 31 процент от общего объема продаваемых мегаваттов. Фото: Станислав Мошков

Все мы знаем, что львиную долю квартплаты составляют расходы на отопление и горячую воду, то есть на тепло, и что повышение его стоимости способно проделать дыру в семейном бюджете. Будет ли тепло дорожать и впредь? От чего это зависит?

На эти вопросы «ДД» ответил Владимир Панов, председатель правления ASTallinna Soojus. Напомним: Tallinna Soojus(далее TS) – муниципальное предприятие, владеющее столичными теплосетями и сдающее их в аренду компании Tallinna Küte (далее ТК), которая, являясь одним из крупнейших в Эстонии производителей тепла, входит в международный концерн Dalkia. TKи TSработают в одной упряжке, за бегом которой, в свой черед, зорко следит Департамент конкуренции (далее –департамент).

«Прогнозы на будущее делать сложно, – говорит Панов, – мы не знаем, какой будет цена на газ, основной компонент, от которого зависит стоимость тепла. Цена на газ тесно связана с ценой на нефть, которая, если верить сигналам из России, будет падать...» С начала года цены на нефть колебались в коридоре 70-90 долларов, сейчас баррель стоит 89 долларов; по прогнозам, в 2011 году нефть подорожает максимум до 100 долларов за баррель (в российский бюджет заложена цена 75 долларов).

Иначе говоря, с этой стороны существенное подорожание нам вряд ли грозит. При этом EestiGaas, поставляющий газ ТК, заключил с «Газпромом» договор, позволяющий в 2011 году продавать газ местным потребителям дешевле почти на 10 процентов. Значит, стоимость тепла может даже снизиться? «Да, но тут очень много “если”, – резюмирует Панов. – Смотря как карта ляжет...»

Тариф определяет не ТК: департамент устанавливает предельную цену мегаватта, дороже которой тепло продавать нельзя. Дешевле – можно, и ТК этим правом иногда пользуется, а почему – смотрите ниже. Предельная цена определяется по формуле, которая учитывает как переменные, так и постоянные расходы.

За нас, за вас и за газ

На природном газе, который сейчас является самым весомым компонентом формулы, работают котельные ТК, производящие 46 процентов от общего объема реализуемого компанией тепла. Цена на газ на мировых рынках меняется от месяца к месяцу, и от Эстонии тут ничего не зависит. Департамент учитывает среднюю цену на газ за последние полгода. Делается это для того, чтобы на итоговом тарифе не отражались резкие скачки рыночной конъюнктуры. Если, допустим, в мае газ подешевел, а в октябре подорожал на одну и ту же величину, предельная цена тепла останется прежней.

Кроме мировых цен на газ нужно учитывать еще:

а) тариф за обслуживание сети природного газа (последний раз был повышен на 27 процентов с 1 июля 2009 года);

б) акциз на газ (повысился в 2,4 раза с той же даты);

в) курс доллара по отношению к кроне или, что то же самое, евро (поскольку газ покупают за доллары).

Тариф и акциз пока остаются на прежнем уровне, а вот битва доллара и евро может преподнести нам немало неприятных сюрпризов.

Торф и щепа – пока дешевле

Остальные 54 процента от общего объема тепла ТК покупает у трех производителей: 31 процент поставок тепла обеспечивает ТЭЦ «Иру» (собственник – EestiEnergia), 22 процента – Таллиннская электростанция в Вяо (собственник – концерн Dalkia), еще один процент – OÜ Fortum Termest. На деле, подчеркивает Владимир Панов, собственное производство тепла составляет 46+22=68 процентов, так как электростанция в Вяо входит в тот же концерн.

Стоимость тепла, производимого ТЭЦ «Иру», определяется все тем же департаментом и опять-таки зависит от цен на газ. «Мы имеем дело с итоговой цифрой, – говорит Панов. – Последний пример: узнав о том, что газ подешевел, мы в ноябре выставили счета за октябрь по сниженному тарифу. А EestiEnergiaпонизила тарифы на тепло своей ТЭЦ лишь с ноября. Как с ними будет разбираться Департамент конкуренции – не знаю...»

Таллиннская электростанция – отдельная история: она не зависит от импортного сырья, поскольку работает на отечественном (щепа и торф), и в этом смысле способствует понижению тарифа на тепло. Поскольку торф и щепа дешевле газа, мегаватт тепла, вырабатываемый Таллиннской электростанцией, стоит сегодня на 175 крон меньше, чем мегаватт «на газе». Даже если цены на газ упадут, эта разница все равно составит около 100 крон. Кроме прочего, торф и щепа экологичнее газа. ТК взяло на себя обязательство к концу 2011 года увеличить долю экологичного сырья с 25 до 30 процентов, что тоже должно удешевить мегаватт.

Выше 8,6% не прыгнешь

Остаются постоянные расходы ТК: обслуживание, амортизация, аренда, инвестиции и обоснованная прибыль. Доля постоянных расходов в формуле утверждается департаментом на три года. Впрочем, эту долю в любой момент можно изменить – для этого ТК должно подать в департамент соответствующее ходатайство.

Речь заходит о прибыли, и Владимир Панов становится резок: «Когда депутаты Урмас Рейнсалу и Кен-Марти Вахер говорят, что крупные производители тепла – кровопийцы, они врут! Никаких сверхприбылей мы не получаем!» Заложенный в формулу предельной цены коэффициент прибыльности – 8,6 процента. Это максимум, превышать его ТК не имеет права. Именно поэтому тепло иногда продают по цене ниже предельной: «Когда стоимость тех или иных компонентов падает, мы обязаны реагировать, иначе доля прибыли превысит 8,6 процента и потом департамент заберет у нас излишек, да еще и назначит штраф. Нам это надо?»

Еще один ограниченный «сверху» компонент – инвестиции. «Нам бы надо инвестировать ежегодно по полмиллиарда, по миллиарду крон, – сетует Панов. – А департамент разрешает делать инвестиции на сумму не больше 100 миллионов!» Половина суммы вкладывается в оборудование, другая половина – в трассы: «Мы следим, чтобы не было утечек теплоносителя, то есть воды. И за потерями тепла тоже следим, ставим на трубы изоляцию...» С 1996 по 2009 год потери тепла в системе TSсократились с 21,7 до 16,5 процента, по Таллинну они составляют 15,3 процента (средний показатель больше за счет утечек в Маарду). Для сравнения: средние потери тепла по Европе – 11-12 процентов.

Электричество кусается

Зато растет средний возраст теплосетей: с 19,2 года в 2002 году до 23,1 года в 2009-м. Чтобы «омолодить» трассу, надо вложить шесть миллиардов крон, при этом стоимость мегаватта поднимется на 120-130 крон. Разумеется, департамент этого не допустит.

В ближайшем будущем ТК вполне может ходатайствовать об увеличении постоянных расходов по другому поводу: подорожание электроэнергии, «и благодарить за это надо родное правительство, которое выкинуло EestiEnergiaна биржу!» По словам Панова, электричество стало настолько дорогим, что грозит потеснить с пьедестала расходов природный газ. В 2013 году, когда рынок откроется полностью, скачок цен может быть таким, что стоимость мегаватта взлетит в заоблачные выси. «Кончится всё тем, что “газовые” мегаватты станут дешевле тепла, производимого на местном сырье», – мрачно предрекает Панов.

Выход есть: снижать зависимость ТК от электричества, инвестируя в менее энергоемкое оборудование. За 10 лет удельный расход электроэнергии ТК и так понизился в полтора раза. Однако чем больше инвестиции, тем дороже тепло, так что тут нужна золотая середина. Другие постоянные расходы действительно постоянны: например, благодаря все тем же инвестициям в автоматику, сейчас работников в ТК – минимум 180 человек (а 1998 году их было 878). КПД котлов достиг 93,8 процента, «и это уже предел». Дальше экономить просто не на чем.

Есть еще два фактора, которые в конечном счете влияют на квартплату, но от производителя тепла не зависят. Во-первых, налог с оборота. Тут все понятно: когда 1 июля прошлого года НСО повысился на 2 процента, тариф сразу увеличился. Во-вторых, погода. Чем холоднее зима, тем больше надо платить, ибо понижение температуры на один градус ведет к повышению потребления тепла на 3-5 процентов. Конечно, можно ради экономии топить меньше, как это делают в иных товариществах, – только на восстановление здоровья потом придется потратить куда больше. Уж лучше задуматься об утеплении здания.

Итого: будем молиться, чтобы газ и электричество не слишком уж дорожали. Остальное – приложится.

Комментарии
Copy

Ключевые слова

Наверх