Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Призрак нулевого гражданства

16
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Политик Криштафович и журналист Караев размышляли о том, что же такое патриотизм | ФОТО: Postimees

«Эстония достаточно сильна, чтобы ввести нулевой вариант гражданства», – с таким неожиданным заявлением выступил в студии Postimees член Свободной партии, директор Центра европейских инициатив Евгений Криштафович.

«Слова не мальчика, но мужа!» – отреагировал на это другой участник дискуссии, журналист Николай Караев. И тут же поинтересовался: «Почему эти слова не прозвучали двадцать лет назад? Готовы ли вы продвигать свою инициативу внутри партии, выходить с ней на уровне парламента и искать союзников?»

Без всяких условий

Политик Криштафович и журналист Караев размышляли о том, что же такое патриотизм и в какой степени русскоязычные жители Эстонии являются патриотами.

«Прошло уже 25 лет после восстановления независимости, скоро Эстонской Республике исполнится сто лет. Я считаю, что можно было бы всем постоянным жителям Эстонии, прожившим в стране не менее 25 лет, предоставить эстонское гражданство, – сказал Криштафович. – Это было бы мудрым и зрелым шагом навстречу русскоязычному меньшинству, способствовало бы политической интеграции: тем самым государство дало бы сигнал, что воспринимает постоянных жителей как своих граждан. Сегодня нет предпосылок для того, чтобы опасаться негативного политического влияния данного шага».

«Я могу только поаплодировать!» – поддержал оппонента Караев. На его ремарку о том, что подобные заявления могут себе позволить лишь оппозиционные политики, в данном случае – из достаточно малочисленной парламентской партии, Криштафович возразил: «Слушайте, да меня за такое предложение скоро выгонят из партии. Неужели вы думаете, что бывший «Исамаалийт» захочет дать эстонские паспорта всем желающим?»

«И все же, – настаивал Караев, – насколько вы готовы продвигать эту инициативу? С учетом того, что вашими союзниками в таком случае будут центристы, которых вы очень не любите!» Криштафович признал, что действительно не любит центристов, и не преминул добавить, что за многие годы те не сделали ничего для решения проблемы массового безгражданства: «Выйти с этой идеей на следующие парламентские выборы – долг любой партии, думающей о будущем Эстонии. Если мы сегодня готовы разрешить гей-браки, то завтра можем и гражданство раздать!»

А вот союзников придется искать. «Для того чтобы провести поправки в Закон о гражданстве, необходима поддержка эстонского большинства. Двадцать лет назад эстонцев в важности подобного шага убедить было невозможно», – напомнил Криштафович. Потом еще был 2007-й…

Русских любят всё больше

Сейчас, по словам Криштафовича, стало намного проще: «Русских любят всё больше!». Караеву ситуация кажется несколько иной: «Судя по заявлениям в СМИ и выступлениям политиков, деление все еще происходит. Слово muulased («инородцы») в последние год-два стало реже употребляться, но не забыто». Журналисту непонятно, почему в Эстонии не следуют простой логике: местные русские будут тем патриотичнее, чем лучше к ним будет относиться власть, чем меньше будет деления на своих, не очень своих и чужих.

«Власти подчеркивают ценности единого общества всеми возможными риторическими способами», – уверен Криштафович. Другой вопрос – насколько власти убедительны? Об этом можно спорить: «Согласен с тем, что чем больше народ чувствует себя единым целым, тем больше безопасности в обществе и невозможности крымских сценариев».

«Крымский сценарий не осуществляется на Северо-Востоке исключительно благодаря долготерпению людей, – заметил Караев. – Дело не только в аховой экономической ситуации, но и в том, что государство относится к русскоязычным не совсем так, как к эстоноязычным. Серые паспорта – один из таких примеров. Люди чувствуют себя отторгнутыми, что не рождает особой любви к государству. Власти поступают крайне непатриотично, поскольку не стремятся вмешиваться в ситуацию с массовыми сокращениями в Ида-Вирумаа».

«В начале 1990-х ожидали, что как минимум военнослужащие и сотрудники КГБ покинут Эстонию. На сегодня у нас уже нет таких социальных групп, на отъезд которых можно было бы рассчитывать, все интегрированы в общество и экономику», – констатировал Криштафович. Караев снова не согласился: «Вероятно, на отъезд не рассчитывают, но многие молодые люди уезжают».

То ли за, то ли против

И по-прежнему актуален вопрос о реформе гимназического образования. Исследование Министерства образования показало, что преподавание 60 процентов предметов на эстонском особо не повлияло на знание языка. По мнению Караева, совершенно незачем полностью переводить на эстонский язык гимназию и уж тем более основную школу, как некоторые политики того хотят.

«Я хочу!» – тут же отозвался Криштафович. Ему то же самое исследование показало, что эстонский язык гимназисты стали знать лучше, но он все же готов позволить школам самостоятельно устанавливать пропорцию преподавания на эстонском и русском: «Но я считаю, что у нас очень мало эстонского компонента в образовании. В отличие от Латвии, в Эстонии все было пущено на самотек, и только когда в 2007 году вступил в силу Закон об основной школе и гимназии, начали задумываться о методиках и что-то предпринимать. Сегодня мы пожинаем плоды непродуманного и хаотичного подхода».

Криштафович жалеет о том, что учился в русской школе: «У меня не было возможности хорошо выучить эстонский язык. Я отношусь к тому поколению, которому пришлось на своей шкуре испытать отсутствие государственных приоритетов. Свои карьерные планы я реализовывал самостоятельно, при помощи родителей, которые платили за все дополнительно. А такие моменты должны решаться внутри учебного процесса».

Не считает ли он, что человеку проще усваивать информацию на родном языке? «Что ж мы тогда не преподаем на украинском или белорусском? – ушел от ответа Криштафович. – Не надо думать, что русские дети не могут справиться с обучением на эстонском». «Могут, но не все, – считает Караев. – Не удивлюсь, если качество образования понизится именно в этом случае».

Разошлись оппоненты и на отношении к тиражированию российской угрозы. «Пусть Кремль побесится!» – сказал Криштафович, когда речь зашла о фильме Би-би-си о Третьей мировой войне. «Бесить иностранное государство – вряд ли должно быть задачей политика», – ответил Караев.

Наверх