«Холодному дому» в Кохтла-Ярве пришел конец

Внешне дом на Вахтра, 23 – самый обычный дом. Но жить в нем невозможно, и последние жильцы покидают его. ФОТО: Ирина Токарева

На прошлой неделе в Кохтла-Ярве в дом на Вахтра, 23, который зимой из-за отключения тепла покинули большинство жильцов, проникли мародеры: они вскрывали квартиры и выносили оттуда газовые колонки, плиты, стеклопакеты, двери и прочее имущество.

На улице Вахтра в центре Кохтла-Ярве, в двух минутах ходьбы от мэрии, можно увидеть странные дома, на фасадах которых почерневшие и заколоченные досками проемы соседствуют с аккуратными окошками с цветами и занавесками.

Дом № 23 – один из таких: внешне четырехэтажка все еще выглядит прилично, но внутри – пронизывающий холод, запах плесени и стены, покоробившиеся от сырости. Председатель КТ Елена Алексеева показывает свою квартиру – разными видами плесени покрылись не только стены, но и мебель, одежда, обувь: «Наша семья в эту трехкомнатную квартиру переехала 15 лет назад из общежития, заплатили за нее 10 000 крон – по тем временам большие деньги».

В  этом доме, одном из трех кохтла-ярвеских домов, в лютые морозы оставшихся без тепла из-за долгов в несколько тысяч евро, зимой побывали журналисты нескольких изданий. Нынешняя же «экскурсия», как невесело шутит Елена, очевидно, последняя: дом, скорее всего, пойдет под снос. Председатель рассказывает, что долг дома за отопление в ноябре составлял 7500 евро – примерно такая же ситуация была и в предыдущем отопительном сезоне, но тогда долг покрыли, пустив на него все имевшиеся на счету товарищества средства.

Заходить опасно

В этом году погасить долг к началу отопительного сезона не было возможности, хотя в отношении четырех из десяти должников товарищество имело на руках судебные решения. Согласно этим решениям они должны были погашать свои тысячные долги по 15-20 евро в месяц. С остальных должников, по словам председателя, и взять было нечего: у них ни работы, ни пособия. «Если социальная помощь не потрачена на квартплату, а пропита, второй раз ее не дадут, и человек начинает копить долги», – поясняет Елена.

По словам Алексеевой, продажа квартир должников тоже дело безнадежное: стоимость такой хрущевки – от 1500 до 5000 евро, да и спроса на них нет. Кохтла-Ярве в этом плане уникальный город: цена квартиры здесь может быть меньше, чем долг за отопление, накопившийся за пару лет.

К  декабрю долг дома удалось уменьшить на 1500 евро, но предприятие VKG Soоjus тепло все равно не дало, и в январские морозы лопнули батареи и стояки центрального отопления. Стало ясно, что дом обречен. Сейчас  жильцы последних трех-четырех заселенных квартир одного из двух подъездов готовятся к переезду, а во втором, уже нежилом, орудуют мародеры. «В среду здесь сняли свое оборудование VKG Soоjus и Starman, но вначале вызвали полицию: заходить в подъезд в одиночку опасно, могут и по голове дать», – рассказывает председатель.  

Мы направляемся в разоряемый подъезд вчетвером: входная дверь взломана, двери большинства квартир вскрыты, в одной из них устроено что-то вроде склада – две газовые плиты, несколько уже разобранных на металл газовых колонок, металлические мойки, тяжелая стальная цепь от замка в подвал. В другой квартире кто-то аккуратно разобрал на части новый шкаф и пластиковые окна: рамы еще на месте, а стекла уже вынесены. По словам председателя, эту квартиру со следами недавнего ремонта год назад купила семья из Кивиыли, где отопление еще дороже, чем в Кохтла-Ярве, но пожить в ней толком не успела: в сентябре люди въехали, а в декабре уже выехали.

Семья Елены недавно купила квартиру в другом доме, предварительно убедившись, что должников в нем нет: квартира по меркам Кохтла-Ярве дорогая – 5000 евро, но зато есть надежда, что в новом доме не повторится та же история. «Теперь на ближайшие несколько лет нашей целью будет расплатиться за эту квартиру», – рассказывает Алексеева.

История с бородой

Сосед Елены Алексей Береснев перебирается на съемное жилье: «Я купил здесь квартиру десять лет назад за большие деньги – а теперь у меня ничего нет, я просто бомж. Из-за плесени все вещи пришли в негодность – одежда, мебель, даже компьютер и телевизор. У меня есть работа, и я исправно платил за квартиру. Но что из того? Какой смысл в том, что вы про нас напишете? Мы никого не интересуем, мы – мусор, расходный материал».

История дома на Вахтра, 23 для Кохтла-Ярве не новая, и, как убеждены его жители, она будет повторяться и впредь. «Вон, видите те два дома, там тоже полно неплательщиков. Их ждет такое же будущее», – говорит Елена, показывая на те самые дома со странными фасадами.

Елена Муттонен, член правления ассоциации руководителей КТ Кохтла-Ярве, считает, что решение проблемы есть – достаточно перейти от системы договоров  теплового предприятия с квартирным товариществом к индивидуальным договорам с квартирособственниками. Да, должники никуда не денутся, но, во-первых, крупной фирме намного легче с ними справиться, чем квартирному товариществу, во-вторых – почему интересы монополиста нужно ставить выше интересов рядового гражданина, который по Конституции имеет право на жилье?

Елена рассказала, что еще в 2004 году жильцы дома по улице Калеви, 16 судились с тогдашним поставщиком тепла Kohtla-Järve soojus, требуя заключить отдельные договоры с каждым собственником и прекратить практику отключения тепла за долги. Тогда в доме было 110 квартир, владельцы 36 из них числились в должниках. Дело дошло до Госсуда, который признал, что хотя заключение индивидуальных договоров на потребление тепла не противоречит закону, однако обязать поставщика заключать такие договоры нельзя.

Чьи права важнее

Как же могут защитить свое право на жилье исправные плательщики? По этому поводу к канцлеру права Юлле Мадизе обращалась и Елена Муттонен, и евродепутат Яна Тоом. «Владельцы квартир, которые добросовестно оплачивают счета, но остаются без отопления из-за задолженностей соседей, действительно находятся в очень трудном положении. К сожалению, эту ситуацию не всегда можно решить путем выставления квартир должников на продажу», – признала в своем ответе канц-лер права.

В то же время Мадизе находит, что нельзя обязать поставщиков теплоэнергии отап-ливать многоквартирные дома, невзирая на задолженности. «Это привело бы к повышению цен на отопление или, в худшем случае, к банкротству поставщиков тепла. То же самое произошло бы, скорее всего, и в том случае, если бы на поставщиков теплоэнергии легло бремя продажи квартир должников».

Елена Муттонен с этим утверждением несогласна: почему на товарищество работу с должниками взвалить можно, а на монополиста – нельзя? Ведь у КТ гораздо меньше сил и средств, и зачастую товариществу перед лицом угрозы отключения отопления в доме приходится выбирать: то ли тратить деньги на взыскание долгов через суд с неизвестным результатом, то ли на оплату коллективного долга перед монополистом. «Социальная система у нас работает хорошо, есть пособие на жилье, благодаря которому даже не имеющий доходов человек худо-бедно может справиться с коммунальными платежами. Значит, это вопрос дисциплины – и если бы договоры заключались между тепловым предприятием и собственником, то долгов было бы куда меньше», – рассуждает Муттонен.

Но главная проблема в том, что Закон о центральном отоплении в принципе позволяет монополисту не подавать тепло в дома-должники, уничтожая тем самым собственность как неплательщиков, так и вполне законопослушных граждан.

НАВЕРХ
Back