Сохраним долговую уникальность!

Андрей Деменков

ФОТО: Из личного архива

Низкий темп развития эстонской экономики после кризиса 2008-2009 годов вызвал к жизни идею о необходимости стимуляции роста с помощью государственных займов. Мысль не новая, но не только малополезная, но еще и очень опасная.

Одним из наиболее активных проповедников кейнсианского стимулирования стал, как ни странно, Игорь Рытов, гендиректор Äripäev, издательского дома, ядро которого – одноименная деловая газета. Он убежден, что раз уж старая модель роста исчерпала себя, нужно подхлестнуть экономику с помощью государственных кредитов, благо сейчас заимствования на внешнем рынке рекордно дешевы. У Эстонии одна из самых низких не только в Евросоюзе, но и в мире вообще государственных задолженностей, так что бояться нам вроде нечего. Но вот что интересно: кредиты берут очень многие, сегодня практически все государства Евросоюза обвешаны долгами, но нет ни одной страны, которая по ним в последние десятилетия благополучно расплатилась. Тому есть масса причин.

Набирать-то долги легко...

Государство не очень хороший инвестор: думаю, господин Рытов с этим согласится. Поэтому в странах с ответственным руководством оно занимается в основном развитием инфраструктуры, которая находится в общественном пользовании. Дело благое и для государства необходимое, но прямых доходов не дает, пополняя бюджет очень опосредованно.

В крупных державах инвестиции в инфраструктуру тянут за собой ряд отраслей, завязанных на строительство: металлургию, производство стройматериалов, строительной техники... Нетрудно догадаться, что в наших условиях значительная часть расходов приведет лишь к росту импорта, который у нас и так значительно выше экспорта. Но это не так уж страшно, куда важнее другое.

Почему наши коллеги по Евросоюзу никак не могут избавиться от долгов? Потому что это трясина, которая засасывает напрочь, стоит только ступить в нее. Сначала вы берете кредиты на развитие. Потом у вас случается обязательный раз в несколько лет экономический кризис, которому почему-то плевать на все предшествовавшие стимулы, более того, обычно он тем сильнее, чем активнее вы искусственно взбадривали экономику, усугубляя и без того неизбежные перекосы во время цикла экономического роста. И вы влезаете в новые долги, еще большие, чтобы вытащить экономику из минуса. (Мир так шандарахнуло в 2008 году именно потому, что он был под завязку простимулирован дешевыми кредитами, которые, спасаясь, залили затем новыми, подняв долговую нагрузку до небес.)

Что, затянуть на время пояса? Побойтесь избирателя, который и так сильно недоволен тем, что ему придется из-за экономических проблем отложить на год покупку нового смартфона! (Эстонии очень повезло, что в прошлый кризис народ смиренно принял резкое снижение зарплат, а богатые страны Европы без труда поглотили тысячи эстоноземельцев, лишившихся дома работы.) А потом вы берете кредиты уже на то, чтобы обслуживать проценты по накопленным долгам, то есть, чтобы просто не остановиться. И обвешиваете экономику непомерными налогами, сковывая ее.

Демография не спасет

Примеров успешного решения проблемы госдолга немного, и связаны они с одной характерной особенностью. Скажем, США вышли из Второй мировой войны с огромным госдолгом, превышавшим их годовой ВВП, а потом за несколько десятилетий, ничего особенно не предпринимая, вдвое снизили нагрузку. Помогла демография. Быстрый рост населения поспособствовал экстенсивному росту экономики и налогооблагаемой базы. По вполне понятным причинам нам этот путь не светит. Не только Эстонии, но и Евросоюзу вообще.

У большинства стран «старого» ЕС огромные долги, очень высокие налоги и крайне низкие темпы роста экономики. Министр финансов Франции в 2005-2007 годах Тьерри Бретон раздражал общество своими заявлениями о том, что страна живет не по средствам, что обслуживание огромного госдолга пожирает сумму, равную сбору подоходного налога, и сковывает экономический рост. Когда он вступил в должность, госдолг достигал 66,4% ВВП страны, и пока Тьерри не убрали с поста, он успел скостить его до 63,7%. Сегодня госдолг Франции превышает 93% ВВП.

А этот уровень, как полагают многие экономисты (например, профессор Columbia Business School Фредерик Мишкин с коллегами), уже опасен не только проблемами с экономическим ростом. Страна попадает в зону повышенного риска снижения кредитного рейтинга, который влечет за собой подорожание долгов.

Будь Франция в Европе одна такая, еще куда б ни шло. Но весь юг ЕС купается в долгах, а Греция давно уже приплыла к очень печальной финансово-экономической драме. Та самая, к слову, Греция, положение которой еще в 2007 году не предвещало никаких потрясений, но потом она угодила в финансовый «идеальный шторм», сформированный сразу несколькими негативными факторами, которые мало кто тогда предвидел.

Зона повышенного риска

Теперь представьте на секунду, что ждет в этой ситуации нас с нашими долгами. Мы схлопочем европейскую долговую солидарность по полной программе: не спасет даже авторитет Германии, которая сама хоть и снизила немного долговую нагрузку, но лишь чуть ниже 80% ВВП. Недавно дешевые кредиты превратятся в тяжеленные гири, которые потянут на дно.

Кстати, тот же Мишкин полагает, что к концу десятилетия и Штаты, если они существенно не снизят долговую нагрузку, могут столкнуться с катастрофой резкого удорожания госдолга. Тут уж всем мало не покажется.

И еще. Эстония сильно зависит от внешних рынков, особенно вяло растущего пока европейского и вовсе скатившегося в кризис региона СНГ. Это отчасти и снижает темпы нашего роста. Помогут ли государственные займы крохотной Эстонии преодолеть этот внешний негатив? Маловероятно.

Словом, ситуация в мировой экономике такова, что государству в обозримой перспективе брать кредиты крайне рискованно. Между тем, Эстония вполне способна решать проблему низких темпов экономического роста, стимулируя развитие отраслей с высокой добавленной стоимостью и помогая нашим фирмам находить новые рынки сбыта. Больших денег для этого не требуется. Следует только признать, что прежняя модель развития исчерпала себя и нуждается в серьезной корректировке.

Я, пожалуй, недоволен бездействием или, по крайней мере, низкой эффективностью работы правительства в этом направлении. Но, в то же время, очень рад, что в руководстве пока крайне скептично относятся к предложениям сторонников стимулирования экономики с помощью роста госдолга.

НАВЕРХ