Президентом ЭОК избран Сыырумаа

В пятницу, 15 апреля, прошли выборы президента ЭОК. Урмас Сыырумаа (слева) и Тыну Тынисте поздравляют друг друга с победой. Юри Ратас (справа) на сей раз проиграл.

ФОТО: Тайро Луттер

После того как Тыну Тынисте выбыл из борьбы в первом туре выборов президента Эстонского олимпийского комитета (ЭОК), он поднялся на трибуну и призвал во втором туре голосовать за Урмаса Сыырумаа.

 Возможно, что именно это побудило колеблющихся отдать во втором туре голоса Сыырумаа, чем и принесли крупному предпринимателю победу в борьбе с политиком Юри Ратасом с минимальным преимуществом 61:60. Из 29 членов ЭОК, проголосовавших в первом туре за Тынисте, 24 поддержали во втором туре Сыырумаа. В то же самое время Ратас получил всего пять дополнительных голосов.

После объявления результатов голосования Сыырумаа и Тынисте обнялись, а на лице Ратаса читалось явное разочарование. Перед решающим голосованием кандидаты выступили с речами. Речь Ратаса была складной, ясной, однако… несколько машинальной и не особо содержательной.

Сыырумаа начал с эмоцио-нального признания в том, как он с утра после медитации стал размышлять об оказанной ему поддержке и не смог сдержать слез. Однако во второй части своего выступления он изложил реальную программу действий. Выступление Тынисте прозвучало сдержанно, однако оно оказалось наиболее содержательным – посвященным проблемам спорта в Эстонии. Таким, каким и должно быть выступление спортивного деятеля.

Как и в предыдущих дебатах, в заключительных выступлениях обозначилось два разных подхода: с одной стороны политик и политические соглашения, с другой – бизнесмены и реальная связь с большим спортом. Наиболее популярным был убедительно выступавший политик, однако объединение усилий двух бизнесменов спортивному миру пришлось по душе больше.

Г-н Сыырумаа, какими будут ваши первые шаги на посту президента ЭОК?

Организация работает, но я бы хотел как можно скорее собрать членов исполкома, чтобы обсудить с ними, какие комиссии необходимо создать и кто их возглавит. Это процесс долгий, но год пролетит быстро, а я бы не хотел через год оказаться в положении человека, который за это время ничего не сумел сделать.

Один из пунктов вашей программы предполагает расширение секретариата ЭОК. Что ожидает нынешних сотрудников?

Для меня исполнительный руководитель ЭОК – это его генеральный секретарь Сийм Суклес. Далее следуют главы комиссий и сами комиссии. Например, Мартти Раю возглавит комиссию спорта высоких достижений, однако, если эта комиссия, например, заявит, что Раю ее не устраивает, мы с Суклесом что-нибудь предпримем. Так будет со всеми комиссиями. Люди нужны, но я никому не давал никаких обещаний, и кого-то нанимать – таких планов у меня пока нет.

Неожиданно для многих в исполком вошел и вице-мэр Таллинна Михаил Кылварт. Какой вам видится его роль?

Кылварт является одним из представителей неолимпийских видов спорта, при этом он занимается в Таллинне школами. Моя программа предполагает увеличение количества и качества уроков физкультуры. К сожалению, численность исполкома небеспредельна, поэтому в него не вошли некоторые достойные люди. Если кто-то из членов исполкома не сможет или не захочет внести свой вклад в работу, то в следующем году на общем собрании ЭОК состав исполкома будет изменен.

В число официальных представителей ЭОК была избрана и Кристина Шмигун-Вяхи, которую обвиняют в положительных результатах тестирования на допинг.

Как президент ЭОК я буду твердо стоять на том, чтобы никто не считался виновным прежде, чем он будет осужден. Для меня Кристина все-таки в первую очередь прекрасная спортсменка.

Для реализации своих идей вам нужна помощь государства. Собираетесь ли вы в ближайшее время заглянуть к министру культуры?

Я уже говорил, что взгляды нынешнего министра культуры Индрека Саара почти целиком совпадают с моими. Если мне дадут хотя бы несколько лет поработать с этим министром, то один из моих лозунгов – спорт как часть культуры – будет в значительной мере реализован.

Ответит ли на ваш телефонный звонок премьер-министр Таави Рыйвас?

Он ведь и раньше отвечал, почему же теперь не ответит?

Я всегда полагал, что государство – созидательная сила, занимающаяся, в том числе, и спортивными организациями. Границы следует еще раз оговорить и кое в чем переписать – например, закон о спорте устарел и требует изменений, однако мы не можем лишить государства роли государства.

Насколько важна для вас прозрачность финансирования спорта и прекращение системы распределения т.н. зонтичных денег от политиков?

Понятие «зонтичные деньги» никогда мне не нравилось, хотя, по-моему, этого не стоит прекращать. Другое дело, что в контексте ЭОК это не имеет значения. Прозрачность же является моим обещанием всем, особенно небольшим спортивным союзам, которые, кстати, поддержали меня своими голосами. Получение финансирования не должно быть уделом тех, у кого есть длинная рука. Правила одинаковые для всех и должны быть понятными и ясными.

Назовите несколько пунктов из программы Юри Ратаса, которые наиболее вам близки.

(Надолго задумывается.) Что касается спорта, то все эти красивые слова: «в здоровом теле – здоровый дух», «быстрее, выше, сильнее». Нет надобности их повторять, но без них нам никак не обойтись.

НАВЕРХ