Наши люди в Гане

Какое будущее ждет этих малышек из северной деревни? Во многом это зависит и от нас с вами.

ФОТО: Архив Виктории Руденко

За границу мы обычно ездим в качестве туристов, а давайте попробуем окунуться в жизнь далекой африканской деревни наравне с ее жителями. И поможет нам в этом Виктория Руденко.  

Виктория – преподаватель английского языка и руководитель по развитию таллиннской Паэской гимназии – побывала в африканской республике Гане в составе делегации общественных деятелей Эстонии. Поездку организовало некоммерческое объединение Мondo: эстонская неправительственная организация, помогающая развивающимся странам, в число которых входят Кения, Гана, Афганистан, Украина и Бирма.

Точка на карте

Миссия Мondo заключается в поддержке наиболее уязвимых групп населения и местных общин этих стран, а также в привлечении внимания общественности Эстонии к глобальным проблемам и способам их решения. В Эстонии активисты из Mondo собирают гуманитарную помощь и пожертвования, но как используются эти средства в далекой африканской стране? Об этом в редакции «Дня за Днем» и рассказала Виктория Руденко.

В этом году НКО Мondo объявило конкурс «Всемирный день» среди школ на лучшие мероприятия, посвященные толерантности, глобальному образованию и культурному разнообразию. Так вышло, что Паэская гимназия оказалась лучшей среди 18 школ, принявших участие в конкурсе, и Викторию Руденко выбрали из учительского коллектива для участия в поездке на африканский континент в составе небольшой, но представительной делегации: в Гану поехали депутат Рийгикогу от Консервативной народной партии Хенн Пыллуаас,  сотрудница МИД Кайли Террас, журналисты и работники MTÜ Mondo.  Среди взрослых была и юная гимназистка Маргит Сааль из Отепяэ, написавшая лучшее в Эстонии эссе о глобальном потеплении.

«Мы летели через Стамбул, где была пересадка, и успели посетить похожую на Mondo организацию, которая поддерживает сирийских беженцев в Турции, – рассказывает Виктория. – Детей обучают турецкому и английскому, а женщин – рукоделию, чтобы они могли продавать плоды своего творческого труда и хоть как-то существовать на вырученные деньги. Беженцы, которых мы видели, не рвутся в Европу, они хотят вернуться домой. Потом мы полетели в Акку, столицу Ганы, которая находится в южной части страны, где экономика более или менее стабильна».

Из Акки эстонская делегация отправилась к цели своего путешествия – на север республики, в деревню Конго, над жителями которой уже много лет шефствует Mondo, а через него – и жители Эстонии. Если в городах все-таки есть дома из бетона, то на севере страны люди живут в лачужках из песка и глины под камышовыми крышами. Столица расположена в плодородном климате, в тропических джунглях, и люди там более меркантильные, знающие, что у белых, если их попросить, можно кое-чем разжиться, но жители севера просты и бесхитростны и воспринимают эстонцев как настоящих друзей.   

Удивительно, что в далекой африканской деревне знают, что такое Эстония и где она находится, а ведь не каждый европеец догадывается о существовании нашей страны и тем более, вряд ли сможет показать ее на карте. Это – результат шестилетней деятельности Mondo, направленной на разные слои населения Ганы.

Руки не для скуки

Оказалось, что в Гане есть большой социально не защищенный пласт населения  – вдовы. Продолжительность жизни в стране невелика: мужчины не доживают до 60 лет, а семьи огромны – по десять и более детей. Женщины, как правило, не имеют ни образования, ни профессии, их рано выдают замуж, а когда муж умирает, то, по местной традиции, дом занимают братья покойного, а вдову со всеми детьми выгоняют на улицу, где они становятся изгоями общества, прозябая в голоде и нищете. Вдовы селятся на окраинах деревень и держатся вместе.

Энтузиасты из Mondo придумали, как женщины могут зарабатывать на жизнь, – плести корзины. С эстонской помощью оптом закупили исходный материал, нашли места для хранения сырья и готовой продукции, пригласили наших дизайнеров, и те разработали рисунок плетения. Готовые корзины продают не только в Гане, их вывозят и в Эстонию, где стоимость африканского хэнд-мейда раза в четыре выше, чем в стране происхождения.

Еще один национальный промысел – изготовление масла дерева ши. Женщины Ганы могли бы этим заниматься и без нас в своих кухоньках, но на пожертвования было построено специальное бетонное здание, куплены приспособления вроде больших мясорубок. Туда приносят в канистрах чистую воду, необходимую для производства. Раньше женщины делали это масло на дому, а там, сами понимаете, какие условия. Этим мастерицам нужно помогать, делая для них хотя бы рекламные объявления в общественных местах.

Козы с эстонскими именами

Да, Mondo собирает пожертвования, но помогает населению подшефной деревни не  только деньгами, но и... козами. Как уже отмечала Виктория Руденко, вдовы живут на окраине деревни отдельным сообществом, и обычно группе из нескольких таких семей дарят козу, купленную на деньги жителей Эстонии. В Гане коза стоит 20 евро. Получателям сокровища вместе с козой вручается свидетельство, в котором зафиксировано эстонское имя животного.

«Во время нашего приезда было подарено четыре козы с именами: Маали – от газеты Maaleht, Юули – лично от Кайли Террас, Экре от депутата Пыллуааса и... ЕRR – от репортеров нашего телевидения, они там фильм снимали. Так что теперь к уже прижившимся козам с эстонскими именами добавились новенькие. На три-четыре семьи приходится одна коза, которая считается серьезной собственностью: молоко для детей, козлята, которых можно продать, мясо в конце концов...

Но главная забота Mondo – это образование. Читать на севере Ганы умеет каждый пятый, и это неплохо, но недостаточно для серьезного развития. Гана – бывшая британская колония, поэтому государственный язык  здесь – английский. Кроме него есть еще 11 официальных диалектов, но местный язык нанде в их число не входит: это устный язык, у него нет письменности.

Грамотные и просвещенные граждане республики Ганы научатся планировать беременность, не станут отдавать  своих дочерей замуж в 12 лет, возможно, даже выступят против многоженства, которое в Гане все еще есть. Большая помощь оказывается школам. В школьных зданиях нет электричества, поэтому смарт-доски никто и не просит, а нуждаются ученики в элементарных вещах – ручках, тетрадях, книгах. Для одной школы построили навес, под которым проводили уроки на свежем воздухе.

Ожидание гостеприимства

«Деревня Конго, над которой мы шефствуем, большая, – продолжает свой рассказ Виктория Руденко. – Дома не только стоят вдоль главной дороги, но и разбросаны наподобие наших хуторов. В деревне живут около 7000 человек, по нашим меркам это, скорее, город. Переписи в Гане не проводили, поэтому о количестве жителей у них весьма расплывчатое представление. Дети часто прогуливают школу: отправляются копать золото или искать заблудившихся коз. Их буквально отлавливают и отправляют учиться.

Многие вынуждены повторно идти в тот же класс, и в седьмом, например, классе рядом с подростками могут сидеть двадцатилетние мужчины. Обучение ведется на английском языке, многим учеба дается с трудом, а родители не могут помочь, так как сами малограмотны. Мondo посылает в Гану добровольцев-учителей, которые повышают квалификацию местных работников образования».

А можно помогать не просто деревне, но и конкретному ребенку в Кении или Гане, ведя его по жизни до окончания им девятого класса. Сумма, необходимая для покрытия расходов на учебники, одежду и обувь, для нас невелика – 40 евро в год, но для жителей Ганы это огромные деньги. Дети, которых поддерживают такими пожертвованиями, изо всех сил стараются хорошо учиться.

Как рассказывает Виктория Руденко, дети из деревни Конго очень хотят поехать в Эстонию. «Но пригласить их к себе мы пока не готовы. Почему? Дело в том, что они нас встречали как самых дорогих гостей, пели, танцевали и все время спрашивали: „А когда мы приедем к вам, нас тоже так встретят?“ Что мы должны на это ответить? Может быть, им пока не надо к нам приезжать?

Люди не хотят уезжать из своей страны, им нравится Гана. Это не потенциальные беженцы. В Гане нет конфликтов, нет войны, но бытовые условия очень плохие. Жители этой страны ждут от нас не столько материальной помощи, сколько советов и моральной поддержки. Местные власти говорят, что если наша помощь прекратится, сами они не справятся».

Урок в школе

«Я провела в одной из школ два урока, две встречи с юными жителями деревни Конго – показывала фотографии учеников нашей паэской гимназии, коллектива преподавателей, а также моей семьи. Это очень важно, потому что семья у них на первом месте. Я рассказывала о системе образования в Эстонии, а потом отвечала на вопросы. Их интересовало, как зовут моих родителей, они хотели узнать, как по-эстонски сказать „здравствуйте, как поживаете?“ Эти фразы они произносят на хорошем британском английском», – улыбаясь, продолжает свой рассказ Виктория.

Есть ли от визитов жителей Эстонии настоящая реальная польза для народов Ганы, или все происходит формально: хорошие люди приехали и уехали, а жизнь осталась такой, какой была до их приезда? «Нет, результаты, конечно, есть, и прекращать помогать этой стране и этой коммуне нельзя. Конечно, у Mondo не очень большие финансовые возможности, но помогать можно и по чайной ложечке. Жители деревни Конго понимают, что мы не просто даем деньги, но и пытаемся найти с ними душевный контакт. А с другой стороны – их в Гане 25 миллионов, а нас в Эстонии  – один с хвостиком. Но наша страна совсем недавно обрела независимость, и поэтому мы понимаем, как важна помощь извне», – подводит итог нашему разговору Виктория Руденко.

В Гане случается так, что централизованная гуманитарная помощь остается на юге страны, где и так дела обстоят неплохо, а до бедных северных территорий не доходит. Благотворительные организации не могут да и не обязаны подменять правительство, которое должно бы заняться хотя бы ремонтом дорог, если борьба с коррупцией ему не под силу. 

НАВЕРХ