Катри Райк: где куют полицейские кадры?

Катри Райк.

ФОТО: ANDRES HAABU/PM/SCANPIX BALTICS

В опубликованном аудиторском отчете Госконтроля говорится о том, что в ближайшей перспективе самое большое в Эстонии государственное ведомство – Департамент полиции и погранохраны (ДПП) будет испытывать острую нехватку кадров. Что нужно сделать, чтобы молодежь не уходила из ДПП, а безопасность Эстонии повысилась, задается вопросом ректор Sisekaitseakadeemia (Академии МВД) Катри Райк (IRL).

Аудит Госконтроля, посвященный целесообразности создания Департамента полиции и погранохраны, вызвал острую дискуссию. Понятно, что в центре внимания оказалась наша общая безопасность: в отчете утверждается, что в ближайшие десять лет количество сотрудников полиции может сократиться на треть: многие в силу возраста вый­дут на пенсию, а молодежь уедет из страны в поисках лучшей доли. Из тех, кто по разным причинам оставит работу в полиции, 24 процента составит именно молодежь в возрасте до 30 лет.

Среди причин, вынуждающих распрощаться с профессией, в первую очередь приводят многочисленные реформы, во вторую – зарплату. В качестве существенных причин называют и то, что возможности карьерного роста выглядят весьма расплывчатыми. Среди причин недовольства работники называют частые реорганизации (32 процента), низкую зарплату (22 процента) и высокую нагрузку (20 процентов).

С сожалением приходится признать, что большинство из тех, кто уходит из полиции, составляют недавние выпускники Академии МВД. Молодые полицейские обязаны отработать первые три года: в противном случае им придется возвращать деньги за учебу. Так что новоиспеченному сотруднику полиции приходится несладко в отличие от, скажем, медсестры или врача, которые после окончания учебы могут сами строить карьеру или даже уехать за границу.

Интерес к профессии полицейского велик. И на отделения профессионального образования, где продолжительность обучения составляет полтора года, и на отделения, где можно получить прикладное высшее образование, высокий конкурс – до шести человек на место, причем юноши и девушки проявляют равный интерес. Тесты по физической подготовке, которые сдают абитуриенты, становятся камнем преткновения для каждого пятого. Поступающие в академию обязаны также сдать тест по эстонскому языку, пройти медосмотр и проверку биографических данных, в заключение – собеседование. Словом, процедура поступления – одна из самых сложных и многоуровневых в Эстонии. И, конечно, учитываются гимназические оценки.

Таким образом, учиться есть кому, а вот как долго учить, на какие знания и навыки делать упор, эти вопросы широко и подробно обсуждались. В Европе обучение полицейских должно занимать три года. Мы же движемся к тому, чтобы полицейские и пограничники получали базовое образование всего за полтора года, то есть мы хотим за короткий срок подготовить хороших и верных профессии полицейских. Конечно, чем меньше они будут учиться, тем менее накладно это эстонскому государству. Но не будем забывать о том, что профессия требует высокой квалификации. С одной стороны, люди уходят, с другой – мы принимаем на учебу все больше кадетов. Этот план явно нежизнеспособен.

Поэтому совместно с ДПП и МВД и была разработана программа, которую начнут претворять в жизнь с 2017 года. В соответствии с программой после обучения в течение полутора лет кадеты отправятся работать, чтобы через какое-то время вернуться в Академию МВД и продолжить обучение в течение еще одного семестра или меньше, возможно, в течение года, чтобы получить профессиональную подготовку для работы по разным специальностям. Без подготовки получить определенную работу будет невозможно. Образование еще не гарантирует карьеру, но создает предпосылки для карьерного роста.

Поскольку заказ на подготовку определенных специалистов зависит от потребностей департамента, Академия МВД будет давать подготовку только по этим узким специальностям, а не каждый год по одним и тем же. Как не раз отмечал гендиректор ДПП Эльмар Вахер, профессия должна быть более открыта для специалистов, получивших другое образование. Возможно, действительно, лучшим сотрудником молодежной полиции может стать человек, который уже имеет образование, связанное с работой с молодежью. В Академии МВД он получит знания и навыки, необходимые для работы в полиции.

Конечно, должна остаться учебная программа прикладного высшего образования, ведь будущему следователю или руководителю необходима серьезная подготовка. И возможность учиться по этой программе должны иметь люди, уже имеющие профессиональное образование.

В сфере образования навыки и знания, суть обу­чения, но что еще важнее, как и где учат, нередко отходят на второй план. Вызов, который стоит сегодня перед Академией МВД, связан именно с этим, т.к. профессия определяет, какие навыки и знания нужны человеку, а учебное заведение составляет учебную программу. Сегодня полицейский должен не только быстро бегать и метко стрелять, но и обладать хорошими навыками вождения в любую погоду, умело действовать в сложных ситуациях, безопасно передвигаться, стрелять из движущегося транспорта.

С одной стороны, для того, чтобы тренировать эти навыки, нужна соответствующая база, которая имеется в Пярнуском уезде, а с другой – необходимо отрабатывать эти навыки в условиях, приближенных к реальным, которые пытаются создать в Таллинне. Учитель-преподаватель и его методика играют в образовании ключевую роль. Имеет смысл привлекать к преподаванию специалистов, знакомых с повседневной работой полиции или участвовавших в миссиях. Это предполагает наличие системы ротации, которая хорошо работает в странах, имеющих большой опыт подготовки полицейских кадров. Работа в Академии МВД должна быть делом чести.

Если человек оставляет должность на два-три года для того, чтобы продолжить учебу, он должен иметь возможность вернуться. При этом важно, чтобы учеба давала преимущество при продвижении по карьерной лестнице. Уверена, что при наличии таких условий желающих учиться будет достаточно. Конечно, хороший сотрудник полиции должен получить базовые знания и навыки.

Как ни странно, но, как говорят выпускники Академии МВД, больше всего им мешает слабое знание языков и недостаточные навыки общения. Скорее всего, даже если включить в программу предмет «психология общения», это мало поможет. А вот практические занятия, в ходе которых приходится оказывать первую помощь, успокаивать людей, испытывающих панику, вызывать спасательные службы и проводить админист­ративное производство наверняка пойдут на пользу.

Представьте себе ситуацию, когда люди вокруг говорят не только на эстонском, но и русском языках, а 23-летний полицейский вырос в глубинке, в какой-нибудь деревне Вильяндиского уезда, и языка русского не знает. Такие ситуации нужно отрабатывать еще во время учебы, а не в реальной жизни. И участвовать в этом должны несколько преподавателей. Будучи сама преподавателем, я прекрасно понимаю, сколько сил и энергии нужно потратить на то, чтобы подготовить и провести такую учебную ситуацию.

Кстати, когда мы говорим о безопасности, то нередко вспоминаем об Ида-Вирумаа. В этом году по инициативе министра Ханно Певкура Академия МВД стала отправлять кадетов на практику в этот регион. Результаты радуют: патрулирование улиц Силламяэ по сути и по форме несколько отличается от пат­рулирования Пыльтсамаа, не говоря уже о том, что в Силламяэ не обойтись без русского языка. Для того чтобы был результат, у кадетов должна быть мотивация, они горят желанием пат­рулировать улицы, обеспечивая нашу безопасность. В Эстонии, как известно, не хватает патрулей. Очень важно, чтобы кадеты, получив базовые знания, уже после первого семестра могли реально участвовать в работе полиции. Сейчас кадеты, получив знания, необходимые для помощника полицейского, отправляются в патрулирование в Ляэнемаа. К слову, при содействии Академии МВД такую же подготовку можно получать и в 13 гимназиях страны.

Не будем забывать и о зарплате. Начинающий учитель, который учился пять лет, получает 960 евро. Полицейский-новичок, проучившись год, полтора или три года, получает такую же зарплату. Воздержимся от дискуссии, чья работа – учителя или полицейского – сложнее. Что проще – дать в день пять уроков ученикам 6-х и 7-х классов или в пятницу вечером патрулировать в Таллинне т.н. «бермудский треугольник» или улицу Рюйтли в Тарту. Мне не доводилось бывать в патруле, но опыт преподавания у меня есть, и я должна сказать, что давать пять уроков в день – это довольно тяжело. Между тем в общеобразовательных школах Эстонии трудятся более 14 000 человек, в ДПП – около 5000 человек.

Отвечая на вынесенный в заголовок вопрос, можно сказать, что в полицию люди приходят из Академии МВД. Надеюсь, что и впредь на работу в полицию будут приходить люди, имеющие не только специальное образование, но и какое-нибудь другое, или обладающие большим жизненным опытом. Сегодня те, кто оставляет профессию полицейского, делают это в поисках более спокойной и надежной жизни, рассчитывая на более высокие доходы.

Хочется надеяться, что и впредь люди будут хранить верность профессии. Почему бы полицейскому пенсионного возраста не работать в Центре тревоги? Или таможеннику не стать пограничником? Конечно, такая идеальная картина предполагает гибкую модель образования, наличие здравого смысла и вклад всех сторон, включая Академию МВД. Ради безопасности Эстонии мы должны действовать общими усилиями.

НАВЕРХ