Наркобарон или жертва судебной ошибки?

Ахлиман Зейналов в зале суда.

ФОТО: Тоомас Хуйк

Уже восемь с половиной лет отбывает срок в тюрьме Ахлиман Зейналов, которого в СМИ называют не иначе как наркобароном. Но Комитет по правам человека ООН, в который обратился Зейналов,  пришел к выводу, что шесть лет назад  его лишили права на справедливое судебное разбирательство… 

С момента вступления Эстонии в ООН в 1991 году это первое  решение Комитета по правам человека в отношении эстонского государства. Принятое накануне Рождества, оно обязало Эстонию обеспечить Зейналову эффективную правовую защиту, а также компенсировать нанесенный ему ущерб.  Кроме того, Комитет предложил ЭР принять меры, чтобы подобные нарушения не повторялись в будущем, и широко распространить информацию о решении Комитета на эстонском и русском языках внутри страны. Комитет просил сообщить о принятых мерах в течение 180 дней, и этот срок истекает 17 июня. Но до сих пор никакие меры государство не приняло.

Громкое дело

В 2007 году успешный бизнесмен Ахлиман Зейналов,  имевший в Эстонии семью и легальный ресторанный бизнес, был задержан в Таллиннском аэропорту перед вылетом. В то время газеты писали, что полиция давно следила за ним как за предполагаемым главой международной наркогруппировки.  Дело, согласно которому Зейналов и еще шесть человек обвинялись в том, что в 2005 году переправили в Эстонию из Нидерландов 126 килограммов наркотиков, дошло до суда лишь в 2010 году.

Все это время обвиняемый находился за решеткой, поскольку ходатайство о его освобождении до суда под залог было отклонено.  В итоге Харьюский уездный суд приговорил Зейналова к 14,5 года лишения свободы, а также к конфискации имущества и дополнительному денежному взысканию в размере свыше 11 миллионов крон (свыше 736 тысяч евро). Окружной  суд,  а затем и Госсуд кассационную жалобу адвоката Зейналова по этому делу не удовлетворили, и решение вступило в силу.

В тюрьме Зейналов изучал  эстонский язык, заочно окончил экономический вуз Mainor. В феврале этого года Вируская тюрьма направила в суд  дело о досрочном освобождении Зейналова. Сообщение об этом, кстати, появилось на множестве новостных порталов  с разными оттенками негативности в заголовках – от «В Эстонии наркобарон-азербайджанец может выйти на свободу» (oxu.az)  до «Приговоренный к 14 годам тюрьмы за наркопреступления Зейналов может досрочно выйти на свободу» (rus.err.ee).

Сам Зейналов надеется рано или поздно доказать свою невиновность, восстановить  честное имя и остаться жить в Эстонии, которую считает своей второй родиной. Он верит, что так будет, несмотря на то, что в 2011 году Департамент полиции и погранохраны аннулировал его постоянный вид на жительство и запретил выдавать ему временный – как лицу, представляющему угрозу для безопасности Эстонии.

Лишенный защиты

Зейналов родился и жил в Нагорном Карабахе, а когда еще в советское время там разгорелся межнациональный конфликт,  его, подростка, приютили жившие в Эстонии родственники. Здесь он продолжил заниматься дзюдо, выступал в  юниорской сборной. Его тренером был председатель Эстонской федерации дзюдо Аво Пыхьяла, который отзывается о  бывшем ученике тепло: «Талантливый спортсмен,  выигрывал на многих соревнованиях. О нем остались хорошие воспоминания».

Его партнер по бизнесу и близкий друг, предприниматель Якуб Козе рассказывает, что хорошая репутация была у Зейналова и в местной деловой среде: «Его знали и уважали как порядочного человека, который всегда держит свое слово, очень доброго и отзывчивого». Родственники Зейналова утверждают,  что Ахлиман, выросший в  уважаемой азербайджанской семье педагогов, ни за что не покрыл бы себя  и  родных позором, связавшись с наркоторговцами: «Если бы он такими делами занимался, мы бы сами сдали его в полицию и сказали – пусть сидит подольше! Но этого не было».

Однако помимо мнения друзей и родных существует еще и 114-страничное судебное решение, в котором утверждается, что именно Зейналов был главой преступной  наркогруппировки. Однако доказательство приводится только одно – слова другого человека. Причем не свидетеля, а осужденного по тому же самому делу!  Человек, занимавшийся непосредственно доставкой наркотиков из Нидерландов в Эстонию,  в суде утверждал, что именно Зейналов  финансировал эти поставки. Других доказательств нет.  Мало того, указанное поставщиком время одного из эпизодов передачи денег Зейналовым совпадает с периодом, когда Зейналова вообще не было в Эстонии. Он гостил у родственников в Азербайджане, и в деле имеется документальное тому подтверждение – штампы в паспорте о въезде и выезде. Но суд  это обстоятельство в расчет не принял.

Комитет по правам человека ООН нашел, что в данном деле было нарушено право обвиняемого самому выбирать защитника, который представлял бы его интересы в суде:  азербайджанский адвокат Зейналова был отстранен от ведения процесса  по причинам, которые Комитет не счел основательными.  Двое других адвокатов, которых предложил Зейналов, не были допущены к участию в апелляционном процессе. Разумеется, от государства Зейналову был назначен защитник. Но стоит отметить, что  спустя два года после этого процесса  он был исключен из адвокатуры судом чести Эстонской адвокатуры: за неоднократное нарушение адвокатской этики и оставление своих клиентов без необходимой защиты, причем эти нарушения приходились как раз на тот период, когда он вел и дело Зейналова.

Нынешний защитник Зейналова, присяжный адвокат  Свен Силлар, на основании решения Комитета по правам человека подал в Госсуд ходатайство о пересмотре дела.  В нем говорится, что когда в свое время Зейналов обжаловал решение суда первой инстанции, то утверждал, в частности, что его право на защиту было нарушено, поскольку отстраненный от процесса адвокат имел на руках большую часть доказательств, необходимых для подтверждения его апелляции.

И так как теперь и Комитет по правам человека признал, что отстранение адвоката было неоправданным и нарушение права на справедливое судебное разбирательства имело место, то имеются законные основания для аннулирования приговора суда в отношении Зейналова. Другой вопрос,  как этот процесс должен развиваться дальше.

По мнению Силлара,  в свете решения Комитета Зейналов необоснованно провел за решеткой восемь с половиной лет, и  этого уже не исправить. Самое меньшее, что государство может сделать в такой ситуации – прекратить дело и оправдать Зейналова. Впрочем, адвокат предлагает рассмотреть и другие, компромиссные варианты: например, смягчить наказание до срока, который Зейналов уже реально отбыл, и отпустить его на свободу.  Ответа от Госсуда пока нет.  

Эстонский «Шпионский мост»

Второй защитник Зейналова, присяжный адвокат Келли Ристал  занимается двумя другими делами: о  виде на жительство и о досрочном освобождении. Ристал рассказала нашей газете, что еще 1 марта направила предложение о том, какие меры  возможно было бы принять в соответствии с решением Комитета по правам человека, сразу  в три министерства -  в МИД, МВД и Минюст.

До этого она общалась с чиновниками двух последних министерств лично,  и один из них нашел, что для начала Зейналов  мог бы предложить собственное видение того, как именно можно восстановить его нарушенные права.  Ристал от имени своего клиента предложила государству поддержать компромисс: это досрочное освобождение из тюрьмы (учитывая, что к настоящему моменту Зейналов уже отсидел восемь с половиной лет – минимальный срок, полагающийся за такие преступления); выдача временного вида на жительство сроком на пять лет;  и, наконец, освобождение от дополнительного наказания в виде 736 тысяч евро – таких денег в семье Зейналова просто нет (в результате продажи всего конфискованного имущества предпринимателя  судебному исполнителю удалось собрать лишь треть этой суммы).

Через месяц из всех трех министерств присяжный адвокат получила официальные, короткие и похожие друг на друга ответы: не в компетенции министерств вмешиваться в  судебные процессы,  участниками которых они не являются, а также изменять вступившие в силу судебные решения. Министерство юстиции по этой же причине не может отменять уже назначенное денежное наказание.

Что касается точки зрения Комитета по правам человека, то, как только перевод с английского на эстонский язык будет завершен, министерство доведет ее до сведения суда и прокуратуры. Также было обещано, что Комитет в установленный 180-дневный срок обязательно получит от Эстонии ответ, но пока что он находится в процессе подготовки.

По словам Ристал, вся эта история напоминает ей голливудский фильм «Шпионский мост», в котором героя Тома Хэнкса, назначенного адвокатом советского шпиона Абеля, осуждали и коллеги, и друзья, и даже собственная жена за то, что он всерьез взялся за защиту врага американского народа: «Как ты можешь ради него стараться, ведь он же шпион!» Конечно, ни один чиновник не сказал Ристал прямо и даже не намекнул, что негоже ей защищать наркобарона, даже если его права на справедливый суд были нарушены, но все же  безразличное и формальное отношение чиновников к этому делу говорит само за себя.

Еще три года

Ответ Министерства юстиции Ристал получила 6 апреля, а уже 28 апреля Вируский уездный суд вынес решение, увеличившее срок пребывания Зейналова в тюрьме еще почти на три года.  Поскольку  ни конфискованное имущество, ни деньги на арестованных счетах Зейналова не смогли покрыть  сумму в 736 000  евро с гаком, назначенную ему судом в виде дополнительного наказания, суд заменил  оставшиеся невыплаченными около полумиллиона  евро дополнительным тюремным сроком – два года и девять месяцев. Это решение сейчас  обжаловано.

Вопрос о том, как именно Эстонское государство сможет выполнить решение Комитета по правам человека, остается открытым. В своем ходатайстве в Госсуд  Силлар отмечает, что в такой ситуации  единственным компетентным органом становится судебная власть. Если Госсуд не сочтет возможным оправдать Зейналова или хотя бы уменьшить ему наказание с тем, чтобы он мог сразу же выйти на свободу, остается только пересмотр дела, хотя это вариант  не самый лучший, поскольку придется заново расследовать преступление, совершенное в 2005 году.

Но и тут не все ясно. Уголовно-процессуальный кодекс допускает  возобновление судебного производства в случае, если жалобу  на допущенную несправедливость удовлетворил Европейский суд по правам человека, но такое же основание для пересмотра дела, если решение принято Комитетом ООН по правам человека, в законе отсутствует.

Силлар считает, что в данной ситуации перед  Госсудом встает задача разрешить несколько серьезных правовых вопросов: правовое значение решения Комитета по правам человека, возможность на основании этого документа принять решение о пересмотре или же о прекращении уголовного дела, если Комитет обнаружил, что права человека были нарушены, и так далее.

«Если министр юстиции от лица эстонского государства прямо заявляет, что у него отсутствует компетенция для разрешения уголовного дела Ахлимана Зейналова и это должен делать суд, то тогда действительно Госсуд – единственный орган, способный решить его дальнейшую судьбу», – отмечает Силлар.

Вопросы без ответов

Почему мнение Комитета по правам человека, такой влиятельной и независимой организации, до сих пор не принято в расчет? Да, срок ответа – 180 дней, но разве у чиновников не было возможности сделать это раньше? Ведь речь идет о судьбе человека, которая сейчас висит на волоске, не говоря уже о страданиях близких, в том числе и десятилетней дочери, которая, возможно, так и вырастет, видя отца раз в месяц во время тюремных свиданий.

А  поскольку право Зейналова на справедливую защиту в суде признано нарушенным, не исключено, что речь идет о страданиях невиновного человека.  И как именно Министерство юстиции собирается выполнить еще одно пожелание Комитета по правам человека – широко распространить информацию о  решении Комитета в отношении Зейналова на эстонском и русском языках?

С этими вопросами мы обратились в Минюст. Ответ состоял всего из одной строчки. «Поскольку ответ Комитету ООН по правам человека подготавливает Министерство иностранных дел, обратитесь с запросом туда», – посоветовала пресс-секретарь министерства Мария-Элиза Туулик.

Обратились – и получили еще одно лаконичное сообщение: «Ответ Комитету по правам человека составляется с целью ответить в назначенный срок. Все точки зрения Комитета по правам человека переводятся на эстонский язык и доступны вместе со ссылками на домашней странице Министерства иностранных дел (http://www.vm.ee/et/inimoigusalaste-konventsioonide-taitmine-0)». Мы прошли по ссылке – различные точки зрения Комитета по правам человека там действительно есть, но та, о которой здесь идет речь, до сих пор не появилась.  Что ж, видимо, у адвокатов, которые давным-давно перевели решение Комитета на эстонский язык, больше возможностей, чем у госчиновников. 

Также остался без ответа вопрос, будет ли когда-нибудь это мнение доступно и на русском языке, как просит Комитет?  Но пока остается надежда, что к 17 июня ситуация с мерами, которые Эстония собирается принять для восстановления нарушенных прав человека, наконец прояснится. Это важно не только для  Ахлимана Зейналова, но и для  нашего общества в целом. 

НАВЕРХ