Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

«Незаметная» эстонская промышленность

Андрей Деменков ФОТО: Из личного архива

С далеких девяностых удивительно живуч в народе миф о якобы уничтоженной эстонской промышленности. А она все это время отказывалась помереть и даже сумела со временем добиться больших успехов. 

Если вы не читаете деловые издания Эстонии, а основным источником информации для вас служат российские СМИ, большинство которых давно похоронили эстонскую экономику, скорее всего, вы свято верите, что от нашей промышленности давно остались рожки да ножки. Даже если живете в Ласнамяэ, утыканном самыми разными предприятиями, или вовсе работаете на одном из заводов, который воспринимаете как жалкий ошметок советского наследия. Во всяком случае, именно так рассуждают многие из тех, с кем мне доводится общаться на экономические темы. Приводимые в ответ факты зачастую вызывают гневное недоверие, настолько они не соответствуют укоренившимся представлениям.

Это правда, что в начале 1990-х эстонская промышленность пережила тяжелейший кризис и более чем двукратный обвал производства. Но уже в 1995 году начался рост, который в начале 2000-х перешел в настоящий бум. В середине прошлого десятилетия объемы производства превзошли советский уровень.

Узнав об этом, многие недоверчиво вертят головой в поиске гигантских производственных массивов. До сих пор люди почему-то убеждены, что завод – это обязательно некий монстр, занимающий площадь в несколько гектаров и дающий работу тысячам трудящихся. Но именно такие предприятия оказались наиболее уязвимыми в новых экономических реалиях. Тогда как тысячи мелких и средних заводиков, выросших с конца 1990-х по всей стране, как грибы после благодатного дождя, не только восполнили потери, вызванные крушением или усыханием неэффективных советских гигантов, но и обеспечили основной прирост промышленного производства.

Сланец и металлы

Энергетика Эстонии в значительной степени базируется на сланце, которого в последние годы добывается лишь немногим меньше, чем в советское время. Основной объем топлива поступает на радикально модернизированные Нарвские электростанции и только что построенную ТЭС «Аувере». В годы независимости было построено несколько предприятий, выпускающих порядка 600 тыс. тонн сланцевого масла, которое практически не выпускалось в советское время, а нынче – немаловажная статья экспорта. Хоть сланцевая энергетика способна с лихвой обеспечить страну электроэнергией, в последние годы бурно развивается ветроэнергетика, которая дает уже 20% электроэнергии.

Там же, в Ида-Вирумаа, где добывается и перерабатывается сланец, находится Silmet, предприятие, которое в советское время занималось переработкой урана, а затем было переориентировано на выпуск ниобия, тантала и редкоземельных металлов. На завод приходится 5% мирового производства неодима.

Черной металлургии у советской Эстонии тоже не было, пока в начале 2000-х нидерландско-американские инвесторы не построили в Мууга самый современный на тот момент в Восточной Европе комплекс по оцинковке стального проката мощностью до 500 тысяч тонн и стоимостью в 250 млн. долларов. Нынче он входит в крупнейший металлургический концерн мира ArselorMittal.

Своя Nokia

Машиностроение и металлообработка Эстонии оказались в числе тех отраслей, которые пострадали больше всего после распада СССР. Прекратился выпуск фотовспышек, электрорадиаторов и много чего еще. Еще в начале 1990-х обанкротились знаменитые когда-то Punane RET, завод имени Пегельмана, Eesti Kaabel. Но уже в 1994 году на базе бывшего RET начал работу местный завод финского концерна Elcoteq, который наладил в Таллинне сборку радиоэлектроники и мобильных телефонов по заказам ведущих мировых брендов, таких как Nokia и Ericsson. Довольно скоро предприятие стало эстонским экспортером №1 и долго держало это почетное звание. С годами объемы производства выросли настолько, что неподалеку от старого предприятия на заработанную в Эстонии прибыль к 2004 году было построено новое. В 2010-e Elcoteq не сумел удержать завоеванные позиции и обанкротился. Но оба завода по-прежнему работают, уже у новых владельцев.

Концерн BLRT Grupp, созданный на базе Балтийского судоремонтного завода, ныне один из крупнейших в странах Балтии, владеет мощностями не только в Таллинне, но в Литве и в Финляндии. Это пример успешной трансформации советского наследия, да еще и с помощью местных владельцев. Концерн не только занимается традиционным для себя судоремонтом, но и судостроением, которого в советское время у нас не было, производством различных металлоконструкций (например, понтонов), передвижных дизель-электростанций.

Помимо приведенных наиболее ярких примеров сегодня в Эстонии действует множество машиностроительных и металлобрабатывающих предприятий, выпускающих электротехнику и электронику, компоненты для автомобилей, электрокабели и многое другое.

Деревообработка – одна из ведущих отраслей современной промышленности Эстонии. Вся страна утыкана сотнями малых и средних лесопилок и заводиков, выпускающих мебель и мебельные комплектующие, ДСП, окна, двери… Общий объем производства пиломатериалов вырос по сравнению с серединой 1980-х в 2,5 раза. Эстония превратилась в одного из крупнейших в Европе производителей сборных домов. А крупнейшим постсоветским проектом отрасли можно назвать построенный в начале 2000-х норвежскими инвесторами целлюлозный завод в Кунда, строительство которого обошлось примерно в 130 млн долларов.

Взлеты и падения

Строительный бум прошлого десятилетия закономерно подстегнул производство стройматериалов. Это привело не только к модернизации цементного завода в том же Кунда, но и созданию множества новых предприятий. Наибольший, двадцатикратный рост показало производство черепицы. Правда, во столько же раз упало производство листового стекла.

Взлет строительства повлек за собой еще и рост производства строительной химии (силиконов, герметиков, акрилов и т.д.). Здесь безоговорочный лидер – обьединение Wolf Group, которое некогда было совместным с датчанами предприятием Krimelte, затем эстонцы выкупили датскую материнскую фирму, а пару лет назад приобрели еще и испанское предприятие Olivé Química. В целом химическая отрасль в Эстонии не очень развита, но все же производит еще и стиральные порошки, лако-красочные изделия и некоторые другие товары.

Пищевая промышленность в постсоветское время пережила серьезную трансформацию. С одной стороны, общий объем производства заметно сократился: мяса, молока и рыбной продукции – вдвое. С другой стороны, резко выросла доля продукции глубокой переработки с более высокой добавленной стоимостью. Втрое подскочило производство мясных копченостей, вдвое – сыров, соков и мороженого, в полтора раза – пива и шоколадных изделий.

Для кого постсоветский период стал настоящей драмой, так это для легкой промышленности. Пока эстонская рабочая сила была дешевой, отрасль чувствовала себя неплохо. Выкупленный шведами в середине 1990-х в предбанкротном состоянии нарвский гигант Kreenholm, пережив сильное сокращение, в начале 2000-х даже немного увеличил штат, наладив швейное производство из своих тканей. Но логика глобального рынка была неумолимой, наши текстильщики не могли конкурировать с пакистанцами и индонезийцами, охотно работающими за половину эстонской минималки. Kreenholm обанкротился и прекратил работу. Знаменитый когда-то Marat сумел выжить, но только выведя основное производство в страны с дешевой рабочей силой. Удивительно, но швейное объединение Baltika до сих пор умудряется не только выживать, но и оставаться крупнейшим в странах Балтии. Ставка на собственные бренды и фирменную торговую сеть пока оправдывает себя.

Все из дома, все на продажу

Завзятые скептики, выслушав все это, обычно с хитрым прищуром спрашивают: «Где же все это перечисленное обилие, почему я этого не вижу в нашей торговле?» Что тут скажешь… Просто 70% эстонской промышленной продукции идет на экспорт, в основном в страны ЕС. А остающиеся 30% на деле хорошо видны, если только присмотреться повнимательнее. На стройках используют в основном наши стройматериалы, на прилавках магазинов доминируют местные хлебобулочные, молочные и мясные изделия, в любом крупном торговом центре вы найдете фирменный магазин одежды, пошитой в Baltika.

Как и у любой отрасли, конкурирующей на мировом рынке, у эстонской промышленности периодически возникают какие-то сложности и временные спады. Бизнесу на ходу приходится схватывать новые веяния и меняться. Или гибнуть, даже если вчера твое предприятие было весьма успешным. Нынче мы вообще стоим на пороге довольно серьезных перемен, вызванных нарастающей потерей производств, опирающихся на дешевые рабочие руки, которые с нашей быстро растущей средней зарплатой найти все сложнее. Но это будет уже другая история.

НАВЕРХ
Back