Эксперты разгромили программу санирования Tere

ФОТО: Pm

Программу санирования молочного предприятия Tere подвергли разгромной критике не только кредиторы, но и назначенные судом эксперты, которые считают, что санация предприятия, предложенная Оливером Крууда, вряд ли будет успешной. Крууда решил оспорить мнение экспертов.

«Достойно сожаления, что назначенные судом эксперты нарушили требования закона и представили свое мнение в несоответствующей требованиям закона форме», – написал Оливер Крууда в направленном кредиторам 30 июня уведомлении, которое вместе с составленной 22 июня экспертной оценкой попало в редакцию Postimees.

Похоже на банкротное производство

В документе Крууда не скупится на критику крупнейших кредиторов – они не были согласны с представленной суду в апреле программой санации предприятия, из-за чего суду пришлось назначить для дополнительной оценки программы санации двух экспертов. Крууда отмечает ошибки в методах оценки программы экспертами и требует от суда не учитывать их мнение, а назначить новых экспертов.

И понятно почему. Заключение 33-страничного документа, составленного таллиннским судебным исполнителем, управляющим банкротством Тоомасом Саарма и признанного на государственном уровне финансовым экспертом Урмасом Выймре, гласит: «Эксперты считают, что санация акционерного общества вряд ли будет успешной».

Одна из основных причин, почему эксперты не считают план санации Tere успешным, это то, что предлагаемые предпринимателем методы санации сосредоточены только на реструктурировании обязательств перед кредиторами, что растягивает выплату задолженности на очень длительный срок – аж на десять лет. «Производство санации только одним методом не соответствует самой сути санации», – считают эксперты.

Они добавляют, что применение этого метода характерно скорее для процедуры банкротства, а не санирования. «Сверхдлинный срок санации – десять лет – указывает на слишком большую долговую нагрузку Tere и неспособность предприятия выполнить свои долговые обязательства в разумные сроки», – заявляют эксперты и одновременно приходят к выводу, что, пользуясь предоставляемым Законом о санировании методом, Tere хочет избежать объявления предприятия неплатежеспособным.

«В программе санирования не разъяснено, почему предприятие не сочло необходимым в течение срока санирования применить также другие методы санирования, например, изменение структуры управления, концентрирование деятельности на какой-то конкретной группе продуктов или услуге, проведение дополнительного самофинансирования и привлечение стороннего финансирования, выдача дополнительных гарантий, частичное отчуждение имущества и т.п.», – продолжают Саарма и Вый­мре.

Эксперты обращают внимание на то, что проблемы с платежеспособностью молококомбината уходят в 2012 год, когда оборот предприятия упал со 100 миллионов евро до 80 миллионов. К этому добавился эффект от российских санкций 2014 года, что привело к сложностям с платежами.

«Таким образом, финансовые проблемы Tere начались, по крайней мере, с 2012 года, и за четыре года с ними справиться не смогли», – констатируют они, указывая, например, на необходимость изменить структуру управления предприятием.

Хотя программой санирования предусмотрено намерение Tere разделить экономическую деятельность между тремя дочерними фирмами в соответствии с производственными подразделениями, что позволило бы при необходимости продать одно или несколько из них, однако продажа имущества программой санирования не предусмотрена.

Продажа подразделений была исключена

«В программе нет и указаний на причины того, почему предприятие не считает целесообразным продажу части имущества в качестве меры санации», – написано в оценке программы санации.

Но в это же время в программе написано, что руководство Tere ведет переговоры и заключило договоренности с интересующимися производственной деятельностью Tere лицами: предложения поступали от 65 до 80 миллионов долларов, что, по словам Саарма и Выймре, позволило бы покрыть финансовые обязательства Tere почти вдвойне.

В середине апреля Postimees писал, что предложения о покупке Оливеру Крууда делали как занимающаяся производством продуктов питания Maag Grupp, так и начавший скупать молочные фермы Южной Эстонии раллист Рауль Еэтс. Последний, похоже, действует со своими деловыми партнерами, в портфели предприятий которых входят, например, Põlva Agro, Hummuli Agro и Väimela Põllumajanduse Osaühing, т.е. от приобретения имущества Tere они бы получили возможность объ­единить производство молока и его промышленную переработку.

Эксперты также обнаружили, что в предложенной предпринимателем программе санирования отношение к кредиторам неодинаковое. Хотя все кредиторы разбиты по приоритетности на две группы, Саарма и Вый­мре считают, что и внутри этих групп отношение к кредиторам является «в заметной степени различным». Они считают, что необходимо было сформировать, по крайней мере, четыре группы кредиторов.

Эксперты считают, что составление программы санирования таким способом, что кредиторы видят только данные о своих требованиях, находится в противоречии с сутью санирования.

«Одним из важнейших принципов санирования является принцип коллективизма, согласно которому санирование должно исходить из принципа равного обращения с кредиторами, быть прозрачным и предсказуемым», – аргументируют эксперты.

По мнению экспертов, следует обратить внимание и на то, что хотя это и забавно, но в бухгалтерии Tere программа санирования проходит как уже утвержденная, хотя кредиторы ее не одобрили.

Из программы также не ясно, какова стала бы общая сумма процентов по задолженности, которую выплатили бы кредиторам, отмечают эксперты.

«Из программы санирования Tere не вытекает, что предприниматель сам хотел бы сделать вклад в успешность ее проведения, например, изменив структуру управления, сделав дополнительные инвестиции, дав дополнительные гарантии, продав часть своего имущества», – так оценивают эксперты готовность Крууда к проведению санации.

В письме кредиторам Круу­да обосновывал свое недовольство оценкой экспертов: «Эксперты совершенно не учли результаты экономической деятельности AS Tere во время санации, которые однозначно доказывают успешность программы санирования.

Кредиторы согласны с оценкой экспертов

Как сказал Яанус Моди, ведущий партнер адвокатского бюро Cobalt (которое представляет в процессе санирования двух крупнейших кредиторов Tere – DNB и банк Nordea), у них нет оснований ставить под сомнение работу выбранных судом независимых экспертов и сделанные ими выводы. Представители обоих банков тоже ознакомились с оценкой экспертов.

«Согласно оценке, санировать Tere невозможно – критика программы и процедуры санирования охватывает слишком много аспектов», – говорит Моди. Он указывает, что эксперт адвокатского бюро Lextal Урмас Устав дал по просьбе Äripäev схожую с экспертной оценку программы санации.

Долг Tere банкам составляет более 30 миллионов евро, поставщикам – около 20 миллионов евро и государству в виде неуплаченных налогов – 800 000 евро. Крупнейшим кредитором является банк DNB – 15,4 миллиона евро, затем следует эстонский филиал банка Nordea – 14 миллионов и Nordea Finance Estonia – 4,9 миллиона евро. Долги поставщикам: 1,1 миллиона евро OÜ Vändra, 1 миллион Tetra Laval Credit AB и 0,9 миллиона евро OÜ Epiko.

18 февраля этого года Харьюский уездный суд начал процесс санирования Tere. К 11 апреля предприятие должно было представить суду программу санирования, что фирма и сделала, но кредиторы ее не поддержали. Тогда 12 мая Харьюский уездный суд назначил независимых экспертов Тоо­маса Саарма и Урмаса Выймре, которые должны были произвести оценку программы санации и представить ее суду к 22 июня.

Для проведения оценки Саарма и Выймре использовали материалы судебного дела о санации предприятия, представленные самим предпринимателем документы, данные, полученные по запросам, и данные, полученные из пуб­личных регистров.

Назначение экспертов оспорено в суде

Вчера стало известно, что постановление Харьюского уездного суда от 12 мая нынешнего года, в котором были назначены эксперты для оценки программы санирования AS Tere, было оспорено. Кроме того, представленная суду 22 июня экспертная оценка имела недостатки, поэтому Харьюский уездный суд решил направить дело для рассмотрения в Таллиннский окружной суд и сформировать свое отношение к программе санации предприятия Tere пос­ле ознакомления с позицией окружного суда.

НАВЕРХ
Back