В новой Венеции плачут об урожае

Так в первой половине июля выглядел потоп на участке Екатерины Мусиенко: «Еще в четверг было поменьше, а ночью в три часа я вышла, а тут такое – ой-ой!!! Вся теплица залита: и чеснок, и лук, и всё подряд…»

ФОТО: Илья Смирнов

В уходящем июле многие садоводческие участки под Нарвой превратились в подобие Венеции: кругом вода и уходить ей некуда. Но ни гондольеров, ни какой иной радости в загородный быт это не принесло.

«Да, весь-весь урожай пропал. А вы не знаете, нам никто ничего не возместит?» – спрашивает корреспондента «ДД» пожилая нарвитянка Екатерина Мусиенко, которая несколькими неделями ранее, охая и вздыхая, водила его по своему затопленному участку, тогда еще не зная, во что этот потоп выльется.

Когда был всемирный потоп

Разумеется, уважаемая Екатерина, никто ничего вам не возместит. «Картошку я уже всю выкинула – ботва прямо тянулась, такая она гнилая была. И еще тучи мошкары летают! А в парнике сдохли все огурцы и помидоры, ведь вода там стояла неделю, наверное». Аналогично пропали на участке у Екатерины все цветы, кусты малины и сирени. Плодовые деревья пока стоят, и есть шанс, что выстоят.

Дачный домик уже выстоял. «Вода до сих пор под диван просачивается откуда-то, и сырость во всей хате такая, что и не описать. А печку топить сейчас не могу, потому что жарища невыносимая… Но переживем, что ж теперь делать», – заключает закаленная жизнью нарвская бабушка.

Огородники и садоводы наперебой зазывают запечатлеть происходящее на их участках, даже если туда уже не пройти.

ФОТО: Илья Смирнов

Пример Екатерины – один из множества: были затоплены сотни участков, несколько товариществ в большом садоводческом районе Кудрукюла – «Железнодорожник», «Березка», «Югла», «Анил» и другие. Председатель «Анила» Игорь Крек говорит, что к концу месяца уровень воды в дренажных канавах снизился до привычного уровня, но влаги по-прежнему много и в земле – только копни лопатой, и в подвалах.

Председатель садоводческого товарищества «Анил» Игорь Крек показывает, кого у них затопило особенно сильно.

ФОТО: Илья Смирнов

«У меня в парнике стояла вода, и там все повяло. У кого затопило участки целиком, у тех вообще ничего не вырастет. Вот только яблоням это было, похоже, на пользу, и яблоки в этом году будут хорошие, это точно», – Крек по долгу председательской службы хорошо знает, какой удар нанесен по соседским хозяйствам.

С ливневой водой худо-бедно справляется уже не система дренажа всего района, а придорожные канавы. Их задача – уводить воду с проезжей части, а вовсе не осушать огороды, и в итоге теперь страдают и дороги. На переднем плане – мостик, подмываемый водой.

ФОТО: Илья Смирнов

Огородники и садоводы наперебой зазывают запечатлеть происходящее на их участках. Видно, что в сложившихся условиях особенно хорошо чувствуют себя расплодившиеся дождевые черви: и их метут с дорожек вениками. Пострадавшие говорят в один голос, что настолько сильных затоплений никогда здесь не бывало. «Тринадцать лет назад случилось похожее, но из-за таяния снега, льда и еще вдобавок дожди тогда пошли», – припомнил один мужчина. Но тогда, весной, на кону не стоял урожай.

Самодеятельность неэффективна

Через дачно-садоводческий район Кудрукюла постоянно протекает крупный одноименный ручей, а также петляющая по округе речушка Тырвайыэ, и они в этом июле, собирая ливневые стоки, местами превращались в бурлящие реки, а местами просто выходили из берегов. Игорь Крек рассказывает, что одну канаву они с соседними кооперативами вычистили в прошлом году, другую – в позапрошлом. «Но где-то там дальше что-то не справляется», – указывает он в сторону соседей, куда должна была утекать дождевая вода.

В день одного из самых обильных затоплений садоводы этого товарищества на поиски затора отправили по окрестным дренажным канавам практически полноценную экспедицию, но в итоге ничего не обнаружили. «Вроде, потоки хорошие – речка течет», – сообщил корреспонденту по возвращении один из исследователей.

Здешняя сеть мелиорации и дренажа была создана в давние советские годы, и тогда она относилась к совхозам, которые и были призваны среди прочего чистить канавы. Сейчас же ответственность рассредоточена между собственниками земель и самоуправлениями, а значит, дела не делаются практически никак.

Возглавляющая Союз садоводческих товариществ города Нарвы Елена Вальме констатирует, ссылаясь на собственные наблюдения, что в огромном пригородном районе Кудрукюла на сегодня фактически нет вообще никакой системы осушения: «Та система мелиорации, которая была построена давно, уже полностью пришла в негодность, и с водой худо-бедно справляется уже не она, а канавы у дорог. Их задача – уводить воду с проезжей части, а вовсе не осушать огороды, и в итоге теперь страдают и дороги».

Вальме также объясняет, что система водоотвода в этих местах должна быть довольно сложной, сделанной под руководством специалиста по мелиорации. Но такого нет на службе ни в Нарве, ни в соседней Вайвараской волости, а значит, его надо приглашать и платить деньги.

Новая Северная Венеция в первой половине июля. Хозяева, предварительно отключив электричество и забрав скоропортящиеся продукты, покинули свои владения.

ФОТО: Илья Смирнов

В нынешнем сезоне чрезвычайно обильных дождей садоводы особенно надеются на какую-нибудь помощь от руководства Нарвского самоуправления. И хотя Вайвараская волость в мае официально предложила в рамках административной реформы отдать ей пригород Кудрукюла, власти большого города даже слышать об этом не хотят.

«Мы этого делать не собираемся, – комментирует мэр Нарвы Тармо Таммисте. – Но даже если такое предположить, то сразу после присоединения Кудрукюла к Вайвараской волости оттуда убегут все дачники: сейчас мы в Нарве шли навстречу людям, которые не успели узаконить свои строения, а там навстречу не пойдут, а будут просто штрафы. И получится, что мы сознательно бросили своих жителей на произвол судьбы». При этом о каких-либо комплексных проектах осушения Кудрукюла градоначальник не смог сказать ничего.

«Два года назад в бюджете города были выделены деньги на прочистку одной канавы, но это проблему не решило. Тут нужно действовать глобально», – уверена член правления Союза садоводческих товариществ Нарвы Маргарита Борисова. Она  отметила, что и сами товарищества уже готовы участвовать деньгами в проектах осушения.

По полбобра на километр

Как выяснилось, еще в 2012 году постановлением правительства республики была утверждена официальная программа мелиорации всего восточно-эстонского водосборного региона (наряду с аналогичными программами по другим регионам страны), и его сравнительно небольшой, но довольно проблемной частью является как раз садоводческий район Кудрукюла у левого берега Наровы. Как уже было сказано выше, в этом районе в полноводную реку вливаются петляющая по округе речка Тырвайыэ и большой ручей Кудрукюла. Они являются здесь основными так называемыми государственными водоотводами, их суммарная протяженность – тринадцать километров, и в них сливаются или должны сливаться потоки из дренажных канав, находящихся в частном и в муниципальном владении.

В Министерстве сельской жизни и в Департаменте сельского хозяйства Эстонии в настоящее время рассматривается приложение к вышеназванной программе мелиорации: столичные чиновники пытаются выстроить конкретные планы по восточно-эстонскому региону – он в целом довольно велик, определить приоритеты. Относительно района Кудрукюла сформулированы некоторые базовые выводы.

Первый: проблемы русла госводоотводов заключаются в поваленных деревьях и других заграждениях, которые вызывают местами расширения. Таких отрезков на водоотводах в районе левого берега Наровы 0,7 километра или 3,5% от общей длины. Второй: чтобы обеспечить нормальное функционирование осушительных систем, надо в госводоотводах удалить 6320 кубометров осадочных отложений или по 0,3 кубометра с метра. Чтобы можно было удалить отложения, нужно вырубить древесные растения на приблизительно 3,25 гектарах. Третий: так называемых дренажных устьев надо вычистить от отложений 48 штук, обновления требуют 12 устьев. И четвертый вывод: бобров на здешних водоотводах восемь штук или 0,4 на километр, что относительно мало, и поэтому в районе левого берега Наровы они не представляют проблемы.

По расчетам, сделанным в Таллинне, сегодня на уход за госводоотводами в этом районе требуется выделить 28 346 евро, не считая налог с оборота. Из этой суммы свыше 18 000 евро пойдут на чистку от отложений и сопутствующую вырубку, свыше 3400 евро – на чистку и обновление дренажных устьев, свыше 2000 евро – на ликвидацию бобровых плотин и так далее. Но это пока только проект.

Дешево и сердито

Между тем оперативные меры предпринял муниципальный водоканал Narva Vesi, хотя у этого предприятия формально нет своего водопроводно-канализационного хозяйства в пригороде Кудрукюла. Руководитель Narva Vesi Алексей Воронов уверяет, что работы по осушению уже начаты: «Там довольно много всего надо сделать».

На первом этапе провели экспресс-исследование: замерили уклоны, рассмотрели места заливания канав и так далее. На втором предприняли экстренные меры для сброса воды через основные дренажные канавы. Третий еще предстоит – надо прочистить или прокопать те участки канав, где существуют препятствия для нормального протока воды. «Сделаем дешево и сердито, чтобы садоводов больше не затапливало. Думаю, в течение месяца будет готово, чтобы успеть до осенних дождей», – пообещал Воронов.

Другое дело – сливы на нескольких тысячах участков самих садоводов, а также на землях их товариществ. «Это уже, так сказать, не наши проблемы, – говорит Воронов. – Мы предоставим садоводам возможность жить без затопления: все отводные канавы будут работать и воду отводить, но если сами люди свои канавы засыпали и вода от них не может уходить, то что ж…»

Июль в принаровской Венеции заканчивается сравнительно сухо: в последние дни вода по крайней мере не стояла на поверхности земли, не заливала ценные грядки. Но Елена Вальме,  пока не уверена, помогли ли экскаваторы, экстренно нанятые муниципальным водоканалом для прочистки канав, или сказалось прекращение обильных дождей: «Несколько лет назад уже были такие же дожди, и тоже происходило затопление. Проблема настолько комплексная, что ее нельзя решить, прокопав где-то в одном месте. Многое зависит и от самих садоводов, как они свои канавы чистят, и от товариществ с их общими канавами. Должна быть общая система с соблюдением всех необходимых уровней. Например, если я у себя на участке выкопаю канаву пониже, то вода не будет отходить, а польется ко мне. А еще надо следить, чтобы в канавы не спускались удобрения и они не уходили в речку, потому что из нее это все идет в Финский залив, в котором мы сами же потом и купаемся во всем этом го…е».

НАВЕРХ