Не проспи Олимпиаду!
Смотри Олимпийскую студию в эфире Kanal 2, Пон.- Пт. в 20:00, Суб.-Вск. в 19:30

Новый руководитель Русского музея: я служу Петру Великому!

Костюм нужен для того, чтобы совершать исторические путешествия вместе с детьми.

ФОТО: архив Дома-музея Петра Первого

Она говорит о своей работе с исключительным энтузиазмом, и ее миссия – хранить и знакомить людей с русской культурой Эстонии. На организованные ею публичные лекции и экскурсии собирается множество желающих приобщиться. Никогда еще мероприятия этих музеев не были столь популярны. 

Знакомьтесь: Мария Сморжевских-Смирнова, литературовед, культуролог, руководитель Дома-музея Петра Первого, а с недавних пор – фактически глава Таллиннского русского музея.

В тени, но на передовой

- Как случилось, что вы возглавили сначала Дом-музей Петра Первого, а потом и Таллиннский русский музей?

- В истории последнего с 1 января 2016 года началась новая веха. Был ликвидирован Фонд «Таллиннский русский музей», и сам музей перешел под крыло большой солидной организации с богатой историей, большим количеством филиалов, налаженной инфраструктурой – Таллиннского городского музея. Как посчитал его директор Кальмар Ульм, можно объединить в один отдел два небольших филиала – Дом-музей Петра Первого и Таллиннский русский музей, которые роднит тема русской культуры в Эстонии.

- Почему во главе этого учреждения вдруг оказались именно вы? Вы ведь по первому высшему образованию не культуролог, а литературовед.

- Я филолог, да, но не будем забывать, что научная школа Юрия Михайловича Лотмана требовала особого подхода к изучению текстов, который предполагает работу не только с вербальными, но и с визуальными источниками, что очень соответствует изучению эпохи барокко, когда все было взаимосвязано – и визуальное, и вербальное. А по второму образованию я культуролог – окончила отделение истории культуры Таллиннского университета, и докторская диссертация моя посвящена как раз Петровской эпохе и отражает тот самый интердисциплинарный подход к изучению материала.

- Много работы досталось от прежнего руководителя Таллиннского русского музея? Чем в первую очередь пришлось заниматься?

- Мы еще только приступаем к работе, и ее непочатый край. Прежде всего, необходимо привести здание в порядок. Здание по улице Пикк, 29а имеет богатейшую историю – оно старше, чем Ратуша, но вместе с возрастом обнаруживается и множество проблем. Необходимы инвестиции, чтобы оно соответствовало тем принципам экспонирования музеалов, которые должны быть и которых на данный момент нет. С переходом под крыло Таллиннского городского музея начался и переход на профессиональный уровень, поскольку в фондах Городского музея очень много экспонатов, связанных с историей русской культуры не только Таллинна, но и всей Эстонии. Нам хочется показать их, а для этого нужно создать достойную среду, привлекая самые передовые технологии музейного мира.

- Предыдущая смена руководства Русского музея прошла на виду у общественности и сопровождалась некоторым скандальным флером. Вы возглавили музей достаточно незаметно. Как вы умудряетесь оставаться в тени? Это личностная особенность?

- Нет. Просто у нас на первом плане директор Таллиннского городского музея Кальмар Ульм, который одновременно является и директором Таллиннского русского музея. Я же нахожусь в скромной должности ведущего куратора, но она, в общем, соответствует должности руководителя музея, который занимается его стратегией, созданием концепции с привлечением знаний коллег-профессионалов. Я не стремлюсь выйти на передний план: прежде чем высовываться, нужно иметь что-то интересное и достойное, о чем можно говорить.

- То есть вы – тот человек, который выходит на люди только с результатами?

- Очень хочется на это надеяться. Наша маленькая команда состоит всего из трех человек – меня, нашего куратора и будущего хранителя музейных фондов историка Зураба Янеса и молодого инициативного педагога Юлии Корнеевой. И небольшие результаты у нас уже есть. Сейчас в здании музея начались ремонтные работы, поэтому мы решили вынести деятельность музея за его стены и в июле организовали целую серию тематических экскурсий «По следам русской культуры Ревеля». Мы неслучайно упомянули именно Ревель, ограничив тем самым период до первой Эстонской Республики. Мы хотели показать и русскую купеческую жизнь Ганзейского периода, и XVIII-XIX века, а в августе предложим гостям экскурсии по русским культурным маршрутам – там будут представлены и ревельское общественное собрание, и ревельская гимназическая жизнь, словом, очень много интересного из истории родного города и русской культуры.

И швец, и жнец

- Ваши экскурсии пользуются популярностью?

- Как показывает опыт и огромное количество экскурсантов, это очень востребовано.

- А гидов хватает?

- Мы пока делаем все сами, втроем.

- Административная деятельность, научная – вы часто ссылаетесь на свои архивные изыскания, творческая – вы успели сделать фильм об истории Дома-музея Петра Первого… Как вам удается все это успевать?

- Это сложно, но это необходимо проделать, чтобы представлять объем материала, срез публики… У меня маленькая, но замечательная команда. Я надеюсь, что она станет больше, потому что важной составляющей Русского музея должна быть научно-исследовательская деятельность. Сохранились воспоминания тех людей, которые еще с нами и много помнят из своего детства – людей, успевших застать первые годы Эстонской Республики. У нас бывают такие гости, которые делятся с нами своими воспоминаниями, приносят предметы, связанные с той уходящей культурой. И конечно, остается изучение документов в архивах – их там целые залежи и они до сих пор никем не изучены.

- Кстати, к вопросу об экспонатах, которые вам приносят. К нам в редакцию обращались, например, читатели, обеспокоенные судьбой предметов, переданных в музейную коллекцию еще при Ларисе Ушничковой и, по их словам, не задокументированных. Что станет с этими культурными объектами?

- Могу успокоить читателей и сообщить, что материалы в целости и сохранности. Они описаны и задокументированы. Пока они не причислены к музеалам Таллиннского русского музея, поскольку мы ждем окончательного решения дарителей и готовы выйти с ними на связь, а до тех пор они выставляться не будут. Хочу заверить тех, кто уже нам что-то передал или собирается это сделать, чему мы будем очень рады, что опись и хранение этих объектов будут на самом профессиональном уровне.

- Кем вы себя больше ощущаете – ученым или руководителем музея? И как вам удается при этом быть хорошей матерью двоих детей?

- Мне хотелось бы еще числить себя ученым. Я регулярно езжу на какие-то события большого академического мира: в последние годы это все больше конгрессы, посвященные Петровской эпохе. Меня регулярно там цитируют, благодарят за какие-то статьи, и мне, конечно, очень приятно получать такую обратную связь. Особенно, когда оказывается, что в числе моих читателей – например, Евгений Анисимов, академик, написавший множество монографий по истории Петровского времени, который, кстати, обещал приехать в Таллиннский русский музей в качестве лектора уже весной 2017 года. Мои нынешние архивные изыскания больше посвящены истории домика Петра и в ближайшее время они будут фокусироваться на русской культуре в Эстонии, поскольку тема хоть и обсуждается, но разработана достаточно пунктирно. Есть, конечно, исследования С.Г. Исакова и многих других, но это действительно пунктир, особенно то, что касается XIX века.

Четыре часа на сон

- Вы сама – нарвитянка, учились в Тарту. Насколько вы себя сейчас ощущаете таллиннкой?

- Вжилась абсолютно. И для меня Таллинн неразрывно связан с Петром. Здесь огромное количество культурных памятников, прямо связанных с Петром или Екатериной. Чего стоит один Иоанно-Петровский иконостас в Никольской церкви, который юный царь даровал нашему городу еще до Северной войны! И множество других памятников той эпохи, в одном из которых мне посчастливилось работать руководителем. Здесь, в домике Петра – так называемый малый петровский дворец, а ведь до этого я работала и в Большом императорском дворце – Катеринентальском.

- В домике Петра вас можно видеть в платьях соответствующей эпохи, в которых вы принимаете гостей. Где вы их шьете?

- Секрет! У разных людей. Этот (показывает на висящий рядом костюм) я проектировала сама, другой заказывала у таллиннской швеи, третье платье шила в Нарве. Костюм нужен для того, чтобы совершать исторические путешествия вместе с детьми – в домике Петра очень много образовательных программ.

- С кем вам легче общаться, когда вы представляете Дом-музей Петра Первого, – со взрослыми или с детьми?

- Мне одинаково легко и радостно со всеми. С детьми, конечно, большая ответственность, потому что их важно увлечь и не загрузить фактами-датами, чтобы они сюда вернулись. Мне помогает и собственный родительский опыт, к тому же я регулярно общаюсь и с одноклассниками своих детей. И, конечно, помогает опыт моей мамы, которая в 32 года стала директором школы и сделала ее одной из лучших русскоязычных школ нашей страны, хотя элитной она никогда не была. Очень отрадно, когда дети, которые приходили сюда с группой детского сада, возвращаются потом вместе с классом и начинают рассказывать то, о чем мы говорили какое-то время назад, как будто это было вчера. Когда видишь такое, понимаешь, что все не зря и все прекрасно.

- По вам видно, что вы горите, любите свою работу и полны энтузиазма. Бывают ли  моменты, когда он гаснет и вы говорите себе: «Все, не хочу больше, я пошла отсюда»?

- Ни в коем случае. У меня перед глазами пример царя Петра, которому я служу. Я служу Петру и Екатерине с тех пор, как занялась той эпохой. Как только меня посещает мысль о том, что вроде как подступает усталость, сразу вспоминается царь Петр с его неумолимым желанием трудиться на благо страны, с его четырьмя часами на сон в сутки и семьюдесятью письмами в день. В одном из писем Екатерине, когда она сетовала: «Что-то ты не так часто пишешь мне, как желаю», он отвечал ей: «В одной руке принужден держать я шпагу и перо».

- Вы домашним тоже такие письма пишете?

- (Смеется) Нет, к счастью, дома близкие меня поддерживают, что, конечно, очень помогает любить свою работу.

Настоящее и будущее

- Трудно ли возглавлять муниципальное учреждение, не будучи политически ангажированной? Или политика вообще не играет здесь никакой роли?

- Никакого отражения политики на себе я не почувствовала. Я не состою ни в какой партии и никакого давления на меня в этой должности не оказывают.

- Чего острее всего не хватает Таллиннскому русскому музею?

- Инвестиций! Очень хочется привести это здание в порядок. Оно нуждается в ремонте от фундамента до крыши. А когда ремонт будет завершен, хотелось бы обсудить с неравнодушной общественностью концепцию музея. Она разработана в сотрудничестве с экспертами, но хотелось бы представить ее публике и сделать предметом открытой дискуссии. Потому что Таллиннский русский музей существует для людей.  

- Поддерживаете ли вы связи с российскими музейщиками?

- Очень активно! У музея очень много контактов и предложений о совместных выставках. Большие российские музеи готовы безвозмездно предоставлять экспонаты, в том числе, например, государственный музей истории Санкт-Петербурга. Мы ведь тематически очень близки. И музей РОСФОТО, располагающий огромным количеством фотографий о жизни народов Российской Империи. Пока остается вопросом, когда мы все это сумеем показать на достойном уровне, но уже с осени мы сможем организовать небольшой исторический кружок.  На примере своих детей я вижу, что история часто преподается очень сухо, она оторвана от интересных фактов. Не возникает живого образа. К тому же все в школе несется в таком безумном темпе, что на проработку конкретной темы остается совсем немного времени. А очень хочется детям рассказать о нашей истории.

- Это будет русскоязычный кружок или на эстонском занятия будут тоже?

- Эстонские занятия у нас обязательно будут, но пока мы начнем с русскоязычного кружка. Посмотрим, как сложится. Думаю, уже в сентябре мы обнародуем программу с полным тематическим обзором и наберем группу детей в возрасте предположительно от 11 до 14 лет. С ними мы будем проводить занятия в форме мини-лекций и презентаций, так чтобы представить историю вживую и с разных позиций.

- Ваш лекторский потенциал, не реализованный в университете, сполна раскрывается на этой работе…

- Как лектор я в домике Петра начинала много лет назад, еще при прежнем руководителе. Задача была сложная: аудитория очень разная – от юного возраста до преклонного, все люди с разными интересами, но удалось разработать цикл лекций, который оказался весьма популярен. И когда я пришла на работу уже в должности руководителя в 2013 году, моим первым желанием было возобновить лекторий. И он пользовался большой популярностью. Теперь я имею возможность приглашать интересных лекторов – из Тартуского университета, Петербурга, Эрмитажа и так далее. Многие лекторы почитают за честь прочитать лекцию в старом императорском дворце. Надеюсь, что скоро в поле зрения этой аудитории окажется и Таллиннский русский музей.

- Чего бы вы себе и музею сейчас пожелали?

Последовательности в принятии решений и оптимизма.

НАВЕРХ