Ахто Лобьякас: Мальчик с ножницами

Ахто Лобьякас.

ФОТО: Peeter Langovits

При усиливающемся в Партии реформ кризисе Таави Рыйвас старался заниматься всем одновременно, но в политике такая стратегия не может быть долгосрочной. В последние месяцы премьер напоминал играющего с ножницами ребенка, и если продолжать в том же духе, то несчастный случай – лишь вопрос времени.

Лиги и Лаури принадлежат к т.н. нейтральному лагерю в противостоянии Калласу и Кальюранд, они представляют ту среднюю политическую платформу, в которой Рыйвасу до сих пор никак не удавалось пустить корни. Больше месяца «другом» Рыйваса был Сийм Каллас. Поскольку лицом противоположного лагеря является Кейт Пентус-Розиманнус, поддержка Калласа для Рыйваса похожа на разведение костра под своим креслом. Премьер это и сам понимал, стараясь уравновесить ситуацию политически сырыми уколами в сторону Калласа, например, намеками, что Калласу стоит и самому позаботиться об увеличении числа своих сторонников.

Выдвижение Лиги и Лаури могло означать попытку премьера создать себе некую плоскость для поддержки себя на качелях в «середине» партии. Хотя оба они кажутся более близкими к Калласу, Лиги и Лаури представляют ту часть партии, которую до сих пор аналитики и СМИ не замечали или недооценивали. Эта часть видит реализацию интересов партии не в личностях, а в соблюдении правил. Причем правила трактуют по-старому: они не видят партию как семью, но как сообщество свободно мыслящих людей со схожими взглядами. Ясно, что слишком оптимистично было бы ждать, что беды Рыйваса на этом закончатся.

Маневр премьера явно недостаточный и запоздалый. Президентские выборы обрели такую инерцию, что грозят раздавить премьера вне зависимости от того, кто на них победит. Но для реформистов как организации появилась первая возможность извлечь что-либо конструктивное из нынешнего кризиса. Вчерашние назначения – не что иное, как перевод двух надежных людей на эти места, и никто не прогнозирует, что посты сохранятся и после Нового года.

Эти две пары рук должны помочь Рыйвасу пробиться в мутной жиже борьбы внутрипартийных группировок, которая во многом характеризует внутреннюю атмосферу в партии за все время, пока он у ее руля. Там могла бы возникнуть свободная атмосфера, в которой политики могли бы конвертировать свой авторитет в политическое влияние без потребности постоянно доказывать свою состоятельность в каких-то маленьких «организациях» или за кулисами. В этом проглядывается единственная надежда для премьера.

НАВЕРХ