Эксклюзив Postimees: смотрите, как выглядит Эстония из кабины машиниста

Ностальгический деревенский кадр: так живет эстонская деревня. Яркое белье полощется на веревке, сохнут дрова в поленнице, а красный пластмассовый трактор ждет своего маленького хозяина.

ФОТО: Вера Копти

Электрички и дизельные поезда нового поколения нам уже не в новинку, и не найдется, наверное, в Эстонии человека, который на них ни разу не ездил. Но одно дело –  сидеть в вагоне, а другое – в кабине и смотреть через лобовое стекло.

Идея прокатиться по Эстонии на дизеле вынашивалась несколько лет. Но то времени не было, то железнодорожное начальство не реагировало на робкие намеки журналиста. Наконец – свершилось: разрешение получено! Этот материал планировался в один из октябрьских выпусков еженедельника «День за Днем». Но, как вы знаете, планы планами, а жизнь сделала крутой вираж. Надеюсь, что постоянные читатели рубрики «План местности» найдут этот репортаж на портале rus.postimees.ee.

Оранжевые поезда, которые в народе получили название «морковка», имеют имена. Обратите внимание на красивую надпись на боку. Этот называется Mulgi ekspress. Позже, уже на балтийском вокзале, обнаружился Apelsin. В кабине – Александр Якушев. Фото:

ФОТО: Вера Копти

Итак, поезд Таллинн-Рапла. Захожу в первый вагон. Здесь меня должен встретить машинист Александр Якушев. Мне вручают отпечатанное на фирменном бланке разрешение на проезд в кабине. Оказывается, это строго запрещено, но для журналиста «Дня за Днем» делают исключение. Ехать в кабине можно недолго, потому что присутствие постороннего человека может отвлекать внимание машиниста. За время пути машинистам нельзя разговаривать по телефону и принимать пищу: ничто не должно отвлекать от движения. Поэтому решаю больше смотреть, чем спрашивать.

Отправление задерживается: мы ждем опаздывающий московский поезд, которого дожидается на перроне какая-то съемочная группа. И вот, наконец, «москвич» появляется, и нам дают разрешение на отправление.

Съемочная группа на перроне Балтийского вокзала. Только после прибытия московского поезда нам дают добро на отправление. Фото:

ФОТО: Вера Копти

Александру Якушеву 28 лет. Работу свою он любит и хорошо знает. Водит поезда и в Нарву, и в Валга. Александр начинал помощником машиниста еще на старых поездах, поэтому ему есть, с чем сравнивать. «Конечно, новые поезда удобнее, совершеннее. Все автоматизировано. Посмотрите, как плавно он идет, как тихо в кабине», - говорит Александр. Сижу на высоком откидном стуле, как в кинотеатре: прямо передо мной дугой изгибаются рельсы. Поезд не спешит. «На этом отрезке пути можно ехать со скоростью не более 40 километров час: идут ремонтные работы», - объясняет Александр.

Фотографировать машиниста во время движения можно, не отвлекая его разговорами и ни в коем случае не прося посмотреть в объектив. Фото:

ФОТО: Вера Копти

В самом деле, замечаю совсем рядом с рельсами  рабочих в синих комбинезонах. Александр сигналит. Он вообще часто сигналит: «Так положено: перед крутым изгибом дороги или перед поворотом, перед мертвой зоной, когда я на протяжении нескольких метров не вижу, что впереди, а также, в обязательном порядке, перед переездом». Да, аварии на железнодорожных переездах случаются нередко: автомобилисты не понимают, что тяжелый поезд не может встать, как вкопанный и, презрев все правила дорожного движения и чувство опасности, несутся ему наперерез. А когда не успевают, случается трагедия. 

Подъезжаем к карьерам Мяннику. И здесь, и на всем протяжении до Рапла видно, что активно идет замена шпал. Поэтому скорость то и дело приходится понижать. Фото:

ФОТО: Вера Копти

В начале учебного года машинистам сильно досаждают дети и подростки, любящие положить на рельсы какой-нибудь предмет и с любопытством наблюдать, что же дальше будет. Хотя везде развешаны объявления о больших штрафах за подобные проделки, экспериментаторы все же находятся. Животные тоже изрядно портят нервы. Вот перед станцией «Таллинн-Вяйке» прямо под колесами дорогу перебежал… заяц. «Это местный заяц, железнодорожный! - улыбается Якушев. – Здесь в депо целое семейство живет». И если железнодорожный заяц, видимо, уже соизмерил свою скорость со скоростью замедлившего ход перед станцией поезда, то вот лоси и особенно косули, по словам Александра, могут застыть в задумчивости прямо на рельсах. Приходится останавливаться и ждать, когда животное вернется в лес, а это нарушает график движения.

Ждали встречного. Дело в том, что на ряде участков одна колея, и в тот день опоздание московского поезда слегка изменило расписание движения поездов. Фото:

ФОТО: Вера Копти

Поезд едет до Рапла, останавливаясь на больших и маленьких станциях. Якушев меня поправляет: маленькая платформа – это не станция, а остановочный пункт. Несмотря на середину дня, передвижение людей довольно оживленное: проезжаем Саку, где в поезд садится много детей школьного возраста: они возвращаются в Кехра. За Хагуди боковым зрением замечаю на шоссе перевернутый грузовик. Успеваю сделать фото, а потом читаю в интернете, что у большегруза лопнула шина, и он перевернулся, Водитель пострадал, и его пришлось больше часа вызволять из кабины. 

Из кабины машиниста довольно хороший обзор, но из-за скорости не всегда удается получить снимки хорошего качества. Но лежащую на боку фуру и автомобили полиции, спасателей и медиков разглядеть удалось. Фото:

ФОТО: Вера Копти

Замечаю, что управляя поездом, машинист все время держит ногу на педали. «Это педаль безопасности», - объясняетАлександр. Она всегда должна быть утоплена: так на пульте управления знают, что машинист в полном здравии. Стоит чуть-чуть ослабить нажим, как на дисплее замигает красная предупреждающая надпись. Если машинист тут же не поставит ногу обратно, то сработает стоп-сигнал: умная автоматика решит, что машинист потерял сознание, и остановит поезд. К счастью, это случатся редко.

Раплаский вокзальчик. До центра города нужно добираться на автобусе, но в данном случае лучше не рисковать, чтобы не опоздать на обратный поезд. Фото:

ФОТО: Вера Копти

До Рапла добираемся благополучно. Поезд стоит 45 минут, машинисту полагается отдохнуть, хотя он чувствует себя бодрым. А я отправляюсь изучать окрестности. В Рапла я бывала неоднократно, но на станции долго не задерживалась. Обстановка вокруг почти идиллическая: одноэтажный кирпичный дом утопает в цветах, во дворе сохнет белье и растут крокусы: сентябрь в этом году что май! Нахожу на рельсах подсолнух и делаю кадр, который обязательно хотела использовать в газетной статье. Но не пришлось, поэтому посмотрите его здесь.

Подсолнух и поезд. Желтое и оранжевое. Конец сентября. Фото:

ФОТО: Вера Копти

Обратно мне предписано ехать в вагоне: хорошенького понемножку. Прощаюсь с Александром, получаю в подарок широкую улыбку. Счастливого пути всем машинистам, кондукторам и пассажирам! И обязательно останавливайтесь на переездах. Пожалуйста.

Машинист поезда компании Elron Александр Якушев. Фото:

ФОТО: Вера Копти

НАВЕРХ