Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Власть № 4. Слон бродит по Эстонии – слон социализма

Николай Караев обозревает эстонские СМИ

17
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
ФОТО: Toomas Huik / Postimees

На этой неделе эстонские СМИ поражались победе Трампа и коалиции с центристами, но и о русских не забывали.

В Postimees журналист Иван Макаров возмущается деятельностью портала «Мы говорим по-русски!» (mgpr.eu), именуя его «ячейкой “русского мира”, которая стреляет из языковой гаубицы по Минобороны»: «Соотечественники с промытыми мозгами объединяются – и возникает очередная шовинистическая ячейка. Их в Эстонии достаточно, и все они утверждают, что представляют четверть, а некоторые - и треть населения Эстонии... MGPR – проект, осуществляемый из-за рубежа (из-за какого именно, не уточняется – Н.К.), его портал и блог Маргариты Корнышевой, помощницы Яны Тоом, – сообщающиеся сосуды». Как всё сходится!

Не принуждайте русских к работе в министерствах!

Критика – прекрасная штука; вопрос, как водится, в мотиве. Добивается критик объективности – или бьет своей субъективностью чужую? Макаров проходится по MGPR страстно, ему не нравится в деятельности организации всё, нюансы неважны. Например: «MGPR назначает “русофобов года”: ими стали среди прочих правительство Эстонии, Estonian Air и Раквереский мясокомбинат. Русофобская бойня – название фильма ужасов про людоедов. Или свинина Эстонии была недостаточно русскоязычна? Так или иначе, осуждение было действенно: пришла свиная чума, авиакомпанию ликвидировали. Если серьезно, MGPR разжигает эстофобию и хочет добиться того, чтобы русскоязычный человек вообще не должен был говорить в Эстонии с эстонцами по-эстонски, в то время как эстонцы обязаны были бы говорить с ним по-русски».

Если смотреть на факты, последнее утверждение – домысел Макарова: сайт MGPR вроде ничего такого не предлагает. Что до свинины Эстонии, как бы кто ни относился к инициативе назначать «русофоба года», MGPR обосновывает всё иначе: Estonian Air «финансируется из налогов русскоязычного населения и не удосуживается перевести на русский язык информацию о безопасности полета», ну а Раквереский мясокомбинат «публикует информацию о своей продукции только на эстонском». Где здесь эстофобия – непонятно. Не давать жизненно важную информацию в том числе (!) на русском с учетом того, что в Эстонии и правда живут сотни тысяч русских, – и правда странновато, если ты заботишься о клиентах и попросту любишь людей.

Больше всего Макарова возмущает сообщение MGPR о том, что в эстонских министерствах работает мало русских, в Минобороны – так и ни одного. «Здесь почему-то вспоминается случай, как Минобороны могло увеличить русскоязычность, но не поняло добрых намерений явившегося туда с пистолетом господина Драмбяна», – иронизирует автор. Ой, смешно! А главное, как всё объяснилось! Далее Макаров замечает: «В Минобороны могло бы работать больше усердных русскоязычных людей, такие в Эстонии в основном и живут. Но разве их надо к этому принуждать?»

Ну конечно: местные русские сами не хотят идти на госслужбу! Как же мы раньше не догадывались!.. Вот ведь как всё просто. Вот почему столь мал процент людей с родным русским среди чиновников Эстонии. Ай да Макаров, ай да мыслитель! Само собой, нельзя не согласиться с журналистом в том, что методика MGPR – определять национальность по имени и фамилии – ущербна. Но других у нас нет, и по какой-то удивительной причине ни одно учреждение статистику такого рода предоставить не может. Очень удобно, правда? Нет статистики – нет дискриминации. Ура, господа.

Далее Макаров с фирменной иронией вопрошает, кем по методике MGPR вышла бы Наталья О'Шей – певица и филолог, знающая множество языков, «русский человек, по сравнению с которым наши вздорные защитники незнания языков выглядят убого». Ну, во-первых, прекрасная Наталья Андреевна Николаева стала О'Шей по мужу-ирландцу. А во-вторых, не подмена ли это понятий, когда противников дискриминации объявляют защитниками невежества? Или Иван Макаров всерьез думает, что в ЭР нет людей, которые знают кучу языков, ээсти кеэль в том числе, – и при этом против, скажем, перевода русских школ на эстонский?

Отмечая годовщину социалистической революции

Заканчивается статья актуально: «Сегодня в Эстонии самый официальный русский – Яна Тоом, утверждавшая, что ее не выберут в руководство партии потому, что русские якобы не нравятся (лидерам центристов – Н.К.). Возможна ли иная причина, если у Тоом всё, кроме национальности, идеально? Но нет худа без добра: прослышав о русофобии центристов, “Единая Россия” сама разорвет договор о сотрудничестве с националистами. И путь в правительство открыт».

Последнее утверждение уже не совсем в тренде. Дни, которые потрясли Эстонию, произвели в СМИ переворот, и договор центристов с «ЕдРом» вдруг перестал восприниматься многими как нечто ужасное. В числе многих и писатель Андрус Кивиряхк, сам этому удивляющийся. «Ратас не успел еще произнести аналог речи Хрущева, осудившего Сталина (то есть осудить Сависаара – Н.К.), и договор с “Единой Россией” еще действует, – пишет он в Eesti Päevaleht LP. – Удивительным образом Ратасу за это особо не пеняют, я и сам достаточно спокоен на сей счет. Видно, реформисты у власти приелись настолько, что все прочие грехи кажутся ничтожными».

Писатель надеется, что все еще впереди: «Именно место премьер-министра даст Ратасу уверенность в себе и власть навести порядок в своей партии. И Хрущев не осмелился напасть на мумию Сталина, он набирался смелости три года... Конечно, в компании Осиновского и Цахкна Ратас ощущает себя комфортнее, чем среди сависааровцев с глупыми взглядами. Ныне и они пройдут в коалицию, как забравшаяся во фрак вошь может попасть на президентский прием». Форменный Кивиряхк, чего уж тут.

Рядом газета устроила опрос: «Нужно ли разрывать договор с “Единой Россией”?» Депутат от IRL Виктория Ладынская считает, что да, но оговаривается: «Мы не должны пугать людей тем, что ориентация Эстонии начнет меняться. Мы обсуждали это с центристами, они заверили, что разделяют наши взгляды в области внешней политики». Центрист Владимир Вельман полагает, что ничего разрывать не нужно: «Это тоже форма общения... Эстония не должна закрывать двери со своей стороны. Мы должны общаться с Россией на всех уровнях... Это был бы плохой знак, если бы мы сейчас отказались от такого канала общения. И если бы мы отказались от договора лишь потому, что противная сторона ведет пропагандистскую атаку, это тоже был бы плохой знак».

Решительных противников договора немало. Семиотику и члену IRL Михаилу Лотману стыдно за то, что он когда-то по ошибке назвал Осиновского образцово эстонофильским политиком: «Теперь Осиновский, отмечая годовщину социалистической революции, уже видит Юри Ратаса в кресле премьер-министра. Это шаг не только близорукий, но и опасный, с оружием не играют», – и доказывает, что договор с «ЕдРом» все-таки важен. Запись из блога Лотмана перепечатали ведущие порталы.

Направо пойдешь – избирателя обманешь, налево – партнеры не пустят

Эксперт по госбезопасности Ээрик-Нийлес Кросс сетует на портале Delfi: «Очистительный огонь центристов до сих пор не сжег даже договора с Путиным». Но это, по мнению Кросса, не главная проблема коалиции. Ключевая проблема для ЭР – «новый курс, позиция нового правительства на шкале от прозападничества до антизападничества, если хотите, от эстонофильства до русофильства. Вопрос не в том, левым будет правительство или правым».

Кросс уточняет: «Эстония 25 лет убеждала западных правителей и избирателей: мы ваши союзники, мы европейцы, мы достойны быть равными партнерами свободных народов, достойны того, чтобы вы нас при необходимости защитили. Центристы поставили всё это под вопрос. Они голосовали против вступления Эстонии в ЕС, они всегда были против расходов на НАТО, они отказались критиковать аннексию Крыма и провозгласили ее легитимной, они были против размещения в Эстонии союзных сил для устрашения России». И даже если договор с «ЕдРом» завтра прервут, Кросса это не удовлетворит: «Слон останется в комнате, даже если убрать с его бивня бантик».

Эти опасения разделяют многие. Редакция Postimees считает, что с воцарением Ратаса торопиться не надо: «Никто ведь еще не знает, какой станет Центристская партия». Есть опасения и другого рода: что центристы недостаточно радикально изменят облик власти, ибо должны будут договариваться с партиями, которые до сих пор вполне терпели реформистов. Об этом пишет редакция Õhtuleht: «Договор с “ЕдРом” центристы не могут разорвать из опасения потерять русского избирателя; отказавшись от ступенчатого подоходного налога, они рискуют потерять лицо в глазах избирателей и эстоно-, и русскоязычных... Все участники коалиции по очереди заверяют друг друга, что поворота налево не будет. Но если центристы и соцдемы будут проводить правую политику, это будет обман избирателей». Зачем тогда было изгонять реформистов?

В том, что «ни коммунизма, ни социализма не будет», спешит заверить читателей той же газеты и соцдем Марью Лауристин: «Это правительство будет не левее предыдущего: на место одних либералов приходят другие. Если смотреть отсюда, из Брюсселя, центристы – в либеральной фракции, и мы не видели, чтоб они были там белой вороной. Да, есть Яна Тоом, которая странно голосует по вопросам безопасности, но так мог бы голосовать и либерал, и центрист, и левый, и правый. Если же говорить о вопросах экономики и социальной защиты, все они либералы». Судя по ответам Лауристин и не только, Яна Тоом в глазах элиты заместила Сависаара: «Ясно же, в чем разница между делами Сависаара и Яны Тоом – и тех, кто против Сависаара, так сказать, восстал...»

Не потеряют ли центристы в итоге русского избирателя? Один из основателей партии Костель Герндорф считает в Eesti Päevaleht, что нет: «Не вижу причины, почему русские избиратели должна от нас уйти. Вопрос в том, какую политику в их отношении будут проводить. На съезде признаков раскола не было. И есть ли для русского избирателя лучшие альтернативы?» Ну да, на таком-то бесптичье...

Наверх