Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Реплика: ужесточенное смягчение, или Снова о русской школе

1
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Олеся Лагашина | ФОТО: Из личного архива

В эстонских СМИ развернулась дискуссия о том, смягчит ли новая коалиция требования по эстонскому языку для русских гимназистов. Пока одни центристские политики публично говорят о готовности уменьшить эти требования, другие центристы говорят об их ужесточении, а лидеры партий заявляют, что никаких поблажек коалиционный договор не обещает.

Eesti Päevaleht ссылается при этом на заявление Михаила Кылварта Интерфаксу, где говорилось о том, что новое правительство во главе с Центристской партией готово смягчить жесткие требования, предписывающие преподавать сложные технические предметы на неродном языке. В то же время член IRL Виктория Ладынская пишет на Delfi, что никакого смягчения требований коалиция не обещала: «В русскоязычных СМИ распространяются слухи, будто недавно вступившее в должность правительство, возглавляемое Центристской партией, готово пойти на уступки по части преподавания языка. Это вызывает неразбериху и не отражает реального содержания коалиционного договора».

От смягчения открестились и лидер соцдемов Евгений Осиновский, и председатель IRL Маргус Цахкна. Вынужден оправдываться и премьер-министр, лидер центристов Юри Ратас, который заявил, что требования, напротив, будут ужесточаться, поскольку в школах, где будет запущен пилотный проект, будут требовать знание языка на С1.

При этом ранее министр образования Майлис Репс в интервью АК+ заявила, что С1 – это лишь ориентир, если через два-четыре года уровень достигнут не будет, то готовы снизить планку до В2: "Тогда учеников разделят на группы: одни пойдут по плану C1, другие — по плану B2. Параллельно мы будем изучать, что не получилось, где возникли проблемы".

Очевидно, что теперь каждая партия пытается угодить всем – и своим избирателям, и коалиционным партнерам. Очевидно, что русскому избирателю пилотный проект пытаются преподнести как смягчение требований и некоторый шаг вперед на пути к достижению справедливости. Эстонскому избирателю то же самое пытаются представить с противоположной стороны (а если кто-то что-то не так понял, то это в «русскоязычных СМИ распространяются слухи»).

Мы всех услышали. Теперь хотелось бы понять, существуют ли подробности пилотного проекта, когда кончится дипломатическое заигрывание партий друг с другом и с избирателями и наступит уже какая-то определенность.

Наверх