Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Вячеслав Иванов: обыкновенный шовинизм

5
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Вячеслав Иванов. | ФОТО: архив автора

Языковед и реформист (как его именуют масс-медиа) Урмас Сутроп порадовал публику новейшими результатами своих исследований в области языкознания и этнографии, присвоив евродепутату Яне Тоом определение «типичный неэстонец», пишет колумнист Вячеслав Иванов.

Особое раздражение языковеда-реформиста вызвала следующая фраза Тоом, произнесенная ею в интервью Eesti Päevaleht: «Мы не должны все время оглядываться назад и думать о том, что было в 1944 году. Было, что было, надо жить дальше».

За одного «непонаехавшего» двух «понаехавших» дают

По Сутропу, как раз необходимо все время думать про 1944 год, потому что: «Одно из основных различий между эстонцами и прибывшими сюда русскими, не имеющими корней, – то, что эстонцы обладают долгосрочной исторической памятью. У иммигрантов, их сыновей и дочерей какая-либо историческая память отсутствует. Яна Тоом в этом смысле является довольно типичным неэстонцем...»

Если честно, я не всегда в восторге от того, что говорит Яна Тоом. Но под фразой, процитированной Сутропом, готов подписаться обеими руками. Что же до высказываний самого именитого ученого, они в большинстве своем вызывают как минимум недоумение.

Например, он утверждает, что в интервью Тоом, опубликованном в том же EPL, «каждая фраза пронизана прокремлевской позицией и желанием, чтобы эстонцев, их языка, обычаев и истории не существовало». Я внимательно перечитал интервью Яны Тоом и не нашел не то чтобы в каждой фразе, а вообще ни в одном слове желания, которое приписывает евродепутату Сутроп. Скорее всего, тут сказалось желание читающего найти то, что ему очень хочется найти...

Но этими пассажами вербальные шедевры Сутропа не исчерпываются. В октябре 2014 года эстонские власти запретили въезд в республику российскому ученому, академику Валерию Тишкову. Профессор этнолингвистики Тартуского университета Урмас Сутроп отреагировал на это в строго научной манере: «Если какую-то скотину не пускают на это мероприятие (Тишков ехал в Таллинн, чтобы принять участие в заседании медиаклуба «Импрессум» – В.И.), то бог с ним!». Попутно он выразил мнение, что в России «уже давно нет заслуживающей внимания науки»...

Можно ли на основании этих высказываний сделать вывод, что каждая фраза господина Сутропа пронизана желанием, чтобы русских, их языка, традиций и истории не существовало? Если вам двух примеров мало – «их есть у меня» еще.

Эстонский выучить только за то...

Особого разговора заслуживают рассуждения профессора этнолингвистики о языковой ситуации в Нарве. По его мнению, «более чем естественно, что эстонец не хочет показывать носа в городе, где никто не понимает даже простейших выражений на эстонском». «Я бывал в Нарве, – делится Сутроп, – и могу подтвердить, что спрашивать что-то по-эстонски на улицах города не имеет смысла... Яна Тоом делает все, чтобы в Нарве никто не выучил эстонский язык. Вместо того чтобы использовать свой авторитет и сказать “давайте выучим язык”, она говорит о том, что простому человеку эстонский язык не нужен».

Положение Нарвы в Эстонии до сих пор окончательно не определено. Формально все «как положено»: город Нарва – одно из самоуправлений на территории Республики. Но на практике отношение к Нарве в эстонском сообществе, мягко говоря, неоднозначно. Многие до сих пор считают этот город скорее российским, чем эстонским, отсюда – «неформальные отношения», разобраться в тонкостях которых до сих пор не удается никому.

Я прожил в Нарве пять лет, и хотя это было довольно давно, с тех пор мало что изменилось. Да, на улицах города услышать эстонскую речь практически невозможно. Так сложилось исторически, что доля эстонцев среди жителей Нарвы не превышает пяти, в лучшие годы – семи процентов. Об этом писано и говорено тысячи раз, но все остается по-прежнему – и в ближайшее время реальных сдвигов не предвидится. Именно это, скорее всего, имела в виду Тоом, когда говорила, что простому человеку в Нарве сегодня эстонский язык не нужен. Он не нужен ему по определению, в повседневной жизни – на этом языке ему просто не с кем общаться. Призывать нарвитян к углубленному изучению государственного языка – это все равно, что требовать от обитающих в Сахаре туарегов, чтобы они поголовно умели плавать брассом.

Вольный город Нарва?

Странно слышать от профессора этнолингвистики оправдания эстонцам, не желающим показывать свой нос в таком городе. Пока в Нарве не будет создана соответствующая языковая среда, ее жители не освоят эстонский настолько, чтобы свободно общаться на нем хоть с приезжими, хоть с местными носителями этого языка. А при сохранении нынешней ситуации эстонский в «исполнении» нарвитян будет ничем иным, как воляпюком – и уже по этой причине жители Нарвы все равно останутся в представлении языковеда-реформиста людьми, лишенными какой-либо исторической памяти, – со всеми вытекающими последствиями. Так что не стоит и пытаться...

Вообще-то есть запасной вариант: сделать Нарву, по примеру Андорры, вольным городом, порто-франко. Тогда сюда потянутся не только русские из других городов (заодно освободив от своего неприятного присутствия тех, кто разделяет позиции Сутропа), но и эстонцы. Ведь статус порто-франко подразумевает особый таможенный и налоговый режим, а также массу других преференций, ради которых можно показать свой нос даже в таком проблемном месте.

...В 1965 году вышел в прокат полнометражный документальный фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм», в котором наглядно демонстрировалась анатомия этого человеконенавистнического явления. Сегодня по мотивам высказываний некоторых ученых нашей страны можно снимать фильм «Обыкновенный шовинизм». Он будет особенно впечатляющим, тем более если учесть, что пришлось пережить Европе, Эстонии в том числе, на протяжении ХХ века.

Наверх