Кайе Кырб: во мне есть и Черный, и Белый лебедь

Анна Каренина – звездная роль Кайе Кырб. В роли Вронского – Сергей Басалаев.

ФОТО: Scanpix / Postimees

1 апреля самая яркая звезда эстонского балета, известная и любимая не только на родине, прима-балерина ассолюта Кайе Кырб отметит 50-летний юбилей. Глядя на Кайе, по-юношески стройную, легкую, фантастически гибкую и утонченно красивую, в это трудно поверить.

«Я тоже не верю, что мне 50. Вот это и есть 1 апреля – никому не верю, – смеется Кайе. – Мама мне рассказывала, что когда она лежала в больнице, то смотрела на часы и думала: только бы ребенок не родился 1 апреля. А по-моему, это очень хороший день. Я люблю весну, тепло, и обычно 1 апреля всегда светит солнце и у всех весеннее настроение. Конечно, годы идут, но, честно признаться, я не чувствую свой возраст. Я продолжаю работать и радуюсь каждому новому дню. У меня подрастают дети, и я благодарна судьбе, что могу еще танцевать и отметить юбилей 30 апреля на сцене «Эстонии».

«Blue ballerina» и перья Черного лебедя от Плисецкой

- Не секрет, что будете танцевать? Недавно вы замечательно исполнили на фестивале в Йыхви «Голубую балерину» («Blue ballerina»), поставленную финским хореографом Йормой Уотиненом.

- Да, мне выпало счастье выучить и один раз станцевать этот очень длинный и сложный номер на музыку Шестой симфонии Чайковского. Пришлось много работать, чтобы добиться очень хорошей формы, мы с Тийу Рандвийр даже ездили в Финляндию. Мне предложили исполнить «Blue ballerina» на гала-концерте в Международный день танца 29 апреля. А 30 апреля я танцую и другие номера: «Умирающего лебедя» и – вместе с солистом балета из Риги Сергеем Нейкшиным – па-де-де из фокинской «Шехеразады». Зрители увидят также архивные видеоматериалы и, конечно, выступления наших артистов балета. Должна приехать из Цюриха Маша Селецкая, будет пара из Риги и, надеюсь, будут гости из Москвы.

- У вас в Москве много друзей и коллег, с которыми вы танцевали на одной сцене, ездили на гастроли. В том числе Майя Плисецкая, которая после одного из конкурсов подарила вам свое головное украшение из перьев для Черного лебедя.

- С Майей Михайловной и труппой Большого театра я ездила в Испанию. Первую в своей жизни «Жизель» я станцевала в Мадриде и готовила спектакль в Большом театре. Помню, когда я репетировала сцену сумасшествия, Майя Михайловна пришла в зал и подсказала мне какие-то вещи. У нее был свой, очень интересный подход, и она дала мне ключ к этой сцене.

- А с Владимиром Васильевым и Екатериной Максимовой вы выступали в Америке?

- Да, но первые мои зарубежные гастроли были с Вячеславом Гордеевым. С ним я ездила каждый год на протяжении десяти лет, обычно гастроли начинались двухмесячным туром по всей Германии, затем – Бельгия, Голландия, Италия. А Володя Васильев и Катя Максимова заметили меня на Международном конкурсе в Москве в 1985 году. Помню, когда я вертела фуэте, Катя, стоя в кулисах, кричала мне: «Давай, держись…». Спустя какое-то время после конкурса мне позвонил Володя и предложил отправиться с ними на гастроли. Несколько лет подряд мы ездили в США, Мексику и Францию и очень подружились. Я выступала на бенефисе Володи Васильева, а в 2003 году – на бенефисе Вячеслава Гордеева. В Москве у меня много друзей.

Судьбоносный выбор Дудинской

- Думаю, не ошибусь, если скажу, что в вашей жизни огромную роль сыграли Май Мурдмаа и Тийу Рандвийр.

- Знаете, а ведь с Тийу Рандвийр я могла не встретиться. Если бы меня приняли в училище в тот год, когда я поступала, я бы попала в класс к другим педагогам. Но меня не взяли в училище, и я один год занималась спортивной гимнастикой, и это дало мне хорошую базу. Не уверена, получилась бы из меня та Кайе Кырб, которую вы знаете, не будь у меня такой подготовки и таких педагогов, как Ильзе Адуссон и Тийу Рандвийр. Я очень благодарна всем своим учителям и особенно Тийу, которая меня сопровождает всю жизнь, вплоть до сегодняшнего дня. А первым моим педагогом – репетитором в театре была Хельми Пуур, с которой готовила такие партии, как Золушка, Жизель, фрёкен Юлия, Одетта-Одиллия. В балетах Май Мурдмаа мне помогала Айме Лейс. После Хельми я несколько лет работала с Элитой Эркиной, а когда из Штутгарта вернулась Тийу Рандвийр, она стала моим педагогом-репетитором в театре.

- А верно ли, что на роль Одетты-Одиллии вас выбрала Наталья Дудинская?

- Да. В 1980 году Дудинская вместе с Константином Сергеевым приехали в театр «Эстония» ставить «Лебединое озеро». Недавняя выпускница, я была в составе лебедей и стояла в углу зала, учила порядок. И вдруг Наталья Михайловна говорит: «Ну-ка, девочка, иди сюда, покажись. А теперь встань рядом с Тийтом». В общем, мне доверили танцевать премьеру. Это было огромное счастье. Девочка из школы – и сразу партия, о которой мечтают все балерины, да еще с таким прекрасным партнером, как Тийт Хярм. Он в те годы был для меня кумиром.

- Одетта-Одиллия – серьезный экзамен для балерины, способный выявить сильные и слабые ее стороны и выразить двойственную сущность женской натуры. Мне кажется, были периоды, когда у вас доминировал Черный лебедь, а было время, когда бесконечно трогал ваш белый Лебедь.

- Думаю, что не стоит их разделять. Я очень сильно любила «Лебединое озеро». Этим балетом я начала свою карьеру – им же и завершила ее. Хотя тогда я не знала, что это будет мой последний спектакль в театре (в декабре 2005 года), поэтому немного жаль, что он стал прощальным, а с другой стороны, я рада, что спектакль прекрасно прошел, я была в форме и никто не может сказать, что я еле-еле станцевала... Кто мне ближе – Черный или Белый лебедь? Во мне сидит и тот, и другой. Возможно, были моменты, когда я чувствовала себя лучше в одной или другой партии, но в принципе мне близки оба характера.

От Клеопатры до Анны Карениной

- По-моему, вам близки образы сильных, страстных, ярких женщин. Потому что вы тоже сильная женщина: ведь в балете карьеру не сделаешь, если у тебя нет характера.

- Это правда, нужно быть очень сильной. Иногда мне это удается, иногда – нет. Возможно, это не заметно окружающим, но порой я бываю очень слабой. Однако я родилась под знаком Овна, поэтому стараюсь быть сильной.

- Среди ваших ролей есть знаковые? Как Анна Каренина, за которую вы получили Государственную премию?

- Анна Каренина – очень дорогой мне образ, мне было безумно интересно танцевать этот балет, поставленный Юриусом Сморигинасом, и проживать на сцене всю короткую трагическую жизнь Анны. А до Анны у меня были такие знаковые роли, как Клеопатра, которая принесла мне известность в России и Америке. Впервые я танцевала фрагмент из балета Игоря Чернышева «Антоний и Клеопатра» в 1984 году, на Всесоюзном конкурсе, а потом Чернышев поставил для моего творческого вечера в Москве одноактный балет. Клеопатра открыла мне дверь в большой балетный мир. Володя Васильев полюбил меня после этой роли и пригласил на гастроли. Он даже звал меня часто «Клёпой».

- А еще у вас была Кармен, признанная лучшей актерской работой 1996 года.

- А до нее была «Фрёкен Юлия» Биргит Кульберг, которая поставила этот спектакль для нас с Виестурсом Янсонсом (1991). Эта роль открыла мне вторую дверь, в Швецию и на Запад. Но раньше всех была Маргарита в балете Май Мурдмаа «Мастер и Маргарита». Это одна из самых любимых ролей, без которой, возможно, не было бы других. Май Мурдмаа научила меня другому стилю танца, другому мышлению. Я танцевала почти все ее балеты, и этот бесценный опыт помог мне в освоении хореографии того же Сморигинаса. Можно выстроить ряд, состоящий из наиболее значимых для меня ролей: Клеопатра, Маргарита, фрёкен Юлия, Кармен, Анна Каренина.

- Кайе, все ли сбылось? Вы не жалеете о каких-то несыгранных ролях? Ведь вы могли сделать международную карьеру.

- …Помните, как пела Эдит Пиаф: «Нет, я ни о чем не жалею»? Я не думаю о том, что не случилось станцевать какие-то партии, а радуюсь тому, что у меня был такой богатый репертуар. Аге Окс и Тоомас Эдур – прекрасные танцовщики, которые сделали большую карьеру в Англии, но при этом не имели такого огромного репертуара, какой был у меня. Поэтому я даже рада, что осталась дома, в Эстонии. Сейчас в театре готовится к премьере балет Макмиллана «Манон». Да, я мечтала о роли Манон, но тогда театр не нашел денег на постановку. Жаль, конечно, но теперь не стоит из-за этого грустить. Я очень спокойно смотрю на то, как идут репетиции. Мне очень нравится Алена Шкатула, по-моему, она будет прекрасная Манон. Так что я с большим интересом жду премьеры. Хочу увидеть, как будет танцевать молодое поколение.

- Понятно, вы ведь сейчас работаете с юными, будущими балеринами?

- Да, у меня есть маленькие дети в моей студии и третий класс в Таллиннской балетной школе. Замечательные девочки, думаю, что из некоторых должны вырасти хорошие балерины

- Может быть, вторая Кайе Кырб?

- Может быть.

***

Справка «ДД»

Кайе Кырб
Родилась 1 апреля 1961 года в Пярну. В 1980 году окончила Таллиннское хореографическое училище и была принята в балетную труппу театра «Эстония» в качестве солистки.
В 1984 завоевала I премию на Всесоюзном конкурсе артистов балета, а в 1985 – III премию на V Международном конкурсе артистов балета в Москве.
Лауреат премии Театрального союза Эстонии (1991, «Фрекен Юлия»), «Suur Vanker» («Кармен»,1996), ордена Белой звезды III степени (2000), Государственной премии ЭР (2001, «Анна Каренина»).
Выступала в Испании, Италии, Германии, США, Мексике, Франции, Японии, Филиппинах, Аргентине, Швеции, Дании, Португалии, Грузии, Польше, России.
В 1999 году открыла частную балетную студию. Преподает также в Таллиннской балетной школе. В 2006 году с отличием окончила РАТИ (ГИТИС) по специальности педагог-балетмейстер.
Замужем за Виестурсом Янсонсом, у них двое детей: близнецы Раймонд и Эдвард (род. 7 ноября 2007 года).

***

«Кайе Кырб – очень хорошая танцовщица и замечательная актриса, которая оставляет впечатление. А ведь это главное – оставить впечатление». Майя Плисецкая

«С первого дня, когда Кайе пришла в театр, она резко выделялась среди всех. Ее физические данные, внешность, богатый внутренний мир, музыкальность, трудолюбие – все говорило о том, что она станет великой балериной. Все двадцать пять лет, что она танцевала на сцене театра «Эстония», можно назвать эпохой Кайе Кырб». Хельми Пуур.

НАВЕРХ