Не проспи Олимпиаду!
Смотри Олимпийскую студию в эфире Kanal 2, Пон.- Пт. в 20:00, Суб.-Вск. в 19:30

У таллиннской семьи отобрали пятерых детей. О чем до сих пор умалчивали СМИ? Отец семейства рассказал о странных подробностях

Александр Ковалев, отец семейства.

ФОТО: Фейсбук Александра Ковалева

У многодетной таллиннской семьи власти изъяли детей - это уже второй случай за месяц после семейства Газарян, о котором портал Rus.Postimees уже писал. Что произошло на этот раз? Перед вами - подробный рассказ об изъятии пяти детей у Александра и Анны Ковалевых.

История, о которой рассказывают, правда, не всегда точно, российские телеканалы и местные порталы, – достаточно темная. Портал Rus.Postimees попытался в ней разобраться и в первую очередь связался с Александром Ковалевым, отцом шестерых детей, которого, как и его супругу, суд лишил родительских прав на пятерых из них – трех девочек (4 года, 13 лет и 16 лет) и двух мальчиков (10 и 15 лет), которые были изъяты из семьи. Шестой ребенок, старшая дочь, – совершеннолетняя и живет сейчас с родителями.

Александр – художник (псевдоним – Александр Апостолский). С супругой Анной, инвалидом по зрению, они живут уже больше двадцати лет. Анна – детдомовский ребенок, когда они познакомились, она зарабатывала на жизнь, прося на улицах милостыню. Александр гордится тем, что сделал, с его точки зрения, всё, чтобы его семья с шестью детьми жила хорошо: «Содержать семью нелегко, я всегда работал, в том числе за границей, в Швеции, на стройке. Сейчас мы с женой оба на пенсии, мне 64 года, хотя мне никто их не дает, от силы сорок дают, я не пью и не курю...»

Война с отдельно взятой семьей

Он уверен, что социальные службы много лет назад объявили его семье войну: «Нам сказали, что мы должны насильно водить детей в Ласнамяэский детский центр, чтобы они там спали пять ночей в неделю – и мы бы их забирали бы только на выходные. “Вы многодетные, у вас денег нет...” У нас деньги есть, я всегда работал! Но я соглашался – только для того, чтобы сохранить семью. Дети только в субботу и воскресенье ночевали дома! Они все время жаловались, что в детском центре у них крали телефоны, били их, у них стали появляться вши. Потом нам говорили: “У вас дети всегда грязные, вшивые!” Вы извините, у меня дети всегда чистые...»

Портал Rus.Postimees не смог получить комментарий Ласнамяэского детского центра по объективным причинам: его работники ушли в коллективный отпуск.

Потом Александр «объявил соцработникам войну» и в детский центр водить детей перестал. Однако социальная служба по-прежнему проявляла к его семье повышенный интерес: «Недавно они на нас наперли: почему вы самую маленькую в садик не водите? А зачем нам водить ее в садик и платить по сто евро в месяц? Они нам ничего не компенсируют...»

Доход семьи, по словам Александра, – около 1500 евро в месяц чистыми (не считая детского пособия): сам он получает 800 чистыми, плюс пенсия – его по старости и его жены по инвалидности.  Александр утверждает, что уже пять лет социальные службы не оказывают семье никакой помощи: «Мол, вы и так хорошо живете... Приходишь к ним, просишь: “Дайте денег!” А они: “Что вы, как попрошайки, сюда ходите?”»

Но в целом всё было бы ничего, если бы старшие девочки не «вышли из-под контроля». Речь идет о дочерях Алине и Нине (имена изменены), которым сейчас 18 и 16 лет. Год назад, говорит Александр, социальные работники предложили Алине «договор»: «Мы тебя забираем в опеку и будем воспитывать до 21 года, дадим тебе денег, квартиру... Они до конца дело не довели, когда ей исполнилось 18 лет, выгнали ее на улицу, стали говорить, что она якобы наркоманка. Мы ее забрали с улицы, она была голодная, без документов, я оформил ей документы, заплатил за это много денег – никто мне ничего не компенсировал, хотя это всё натворили социальные работники...»

Александр решил жаловаться на социальную службу и отправился на прием к старейшине Ласнамяэ Марии Юферевой: «Я увидел, что эта женщина улыбается только на плакатах. Она меня перебила и сказала, что нас с женой лишили родительских прав...»

Телесное повреждение ремнем

История о лишении родительских прав – сравнительно запутанная, по крайней мере, для Александра. В его изложении она звучит примерно так: в 2016 году две старшие дочери Александра, которым тогда было 15 и 17 лет, связались с мужчиной 36 лет, который «оказался каким-то социальным работником». Мужчина вроде бы влюбился в одну из дочерей и «потом говорил моей жене, мол, все равно я ее отца посажу и на ней женюсь».

Александру это всё не понравилось, и в какой-то момент в июле или августе прошлого года он, по его словам, «нанес детям телесное повреждение ремнем». «Я им говорю: вы по ночам шлёндаетесь, катаетесь с этим мужиком. А они мне: “А чо, мы уже большие! Сейчас возьмем, позвоним – и всё, тебя посадят!” Я шлепнул одну и другую ремнем, Нина позвонила этому мужику, приехала полиция, девочек забрали в государственный приют... Потом мужик их сам привез домой, Нина попросила прощения, сказала, что Алина во всем виновата, такая-сякая. Я сказал: давай так, если ты будешь меня слушаться – я тебя пальцем не трону...»

Александр Ковалев и его супруга Анна с детьми.

ФОТО: Фейсбук Александра Ковалева

Его старшая дочь Алина подтвердила порталу Rus.Postimees, что именно так всё и было. Оговоримся: подтвердила в присутствии отца, который активно ее подбадривал: «Скажи, было это или не было?» Приведем выдержку из разговора.

Журналист: Отец сильно наказал вас ремнем?

Алина: Ну, не очень...

Александр: Сильно довольно-таки, потому что остались синяки! Мы не знали в то время этих законов, что детей нельзя воспитывать таким вот образом. Но у нас никогда такого не было, чтобы какое-то насилие, просто тут я не выдержал...

Журналист: Алина, это был единственный раз, когда вас отец наказывал ремнем?

Алина: Да, один раз.

Александр: А в школе? В школе-то я тебя? Помнишь?..

Алина: Да. Два раза.

Тем не менее, социальные работники обратились в суд с ходатайством о лишении Александра и Анны родительских прав – в том числе на том основании, что Александр постоянно держит детей в страхе. В ноябре 2016 года состоялось первое заседание суда.

Была проведена психиатрическая экспертиза, подтвердившая дееспособность родителей. По словам Александра, это может быть связано с тем, что 25 лет назад он лежал в психиатрической больнице: "Судья им сказал: вы еще вспомните, как он в колыбельке лежал!» На вопрос журналиста, по какой причине он лежал в психиатрической больнице, отец семейства ответил: «Были девяностые годы, я тогда занимался челночничеством, меня соседи обокрали, и я их как бы, чтобы вызвать полицию, взял и проводом электрическим к стулу привязал, и хотел полицию вызвать, а они же алкаши, как говорится, они меня опередили, ну ничего, просто положили в психиатрическую больницу – и всё. Я вышел оттуда и сказал: я никогда не буду ни с кем связываться».

Дети не сопротивлялись

«На втором суде, в апреле этого года, – продолжает Александр, – к нам подошла судья и поздравила нас, сказала, что дети остаются с нами, и еще сказала, чтобы мы были осторожны: городские власти имеют право проверять нас, контролировать, пятое-десятое. Мы еще десять раз спросили у адвокатов... С тех пор – никакого насилия, тут такой рай наступил, просто ужас для детей! Никакого рукоприкладства, шикарно всё!»

Подчеркнем: о том, что происходило на суде, как и о том, что происходило до суда, мы знаем только со слов Александра. Тут надо сказать, что Александр не знает эстонского языка и не понимает, что именно написано в решении суда, которое он получил позднее, как он считает, с опозданием. Он обращался к переводчикам, однако «все юристы, все переводчики переводят по-разному: изъять детей, взять под контроль, просто лишить нас прав...»

Решение Александр и Анна получили две недели назад. 13 июля соцработники Ласнамяэской управы пришли и забрали детей. Александр был на работе, дверь открыла его супруга.

Анна: Около двух часов – звонок в дверь. Я смотрю – социальные работники, думала, что они пришли просто поговорить. Они заходят и говорят: «Здравствуйте, дети, собирайтесь! Соберите необходимые вещи!» Я сначала и не поняла, а потом, когда детей увели, поняла, стала истерить, на нервной почве не могла ни слова сказать.

Журналист: Дети сопротивлялись?

Анна: Нет. Спокойно собрались.

Александр: Они доверчивые у нас...

Журналист: Какую-то бумагу социальные работники вам показали?

Анна: Нет, ничего. Даже холодильник не проверили!

Журналист: Вы требовали у них документы?

Анна: Нет.

Журналист: Вы сами как-то сопротивлялись?

Анна: Нет. Я подумала, если бы я стала сопротивляться, они бы вызвали полицию. А зачем нам скандал? Квартира ведь муниципальная, неприватизированная...

Один из детей, мальчик, в этот момент гулял. Его потребовали привезти в органы опеки на следующий день. Родители подчинились. «А зачем нам проблемы? Я уже не сопротивляюсь, – говорит Александр, – я понимаю, что ход уже пошел, мне теперь нужна юридическая помощь. Даже если я в чем-то не прав, я не хочу, чтобы с моей маленькой дочкой случилось то же, что со старшими. Нам нужен юрист, который всё нам по новой объяснит».

Возбуждено уголовное дело

Александр не смирился с потерей детей, но говорит, что согласен даже, чтобы Нину оставили в приюте: «Если она хочет – пожалуйста! Она там не выдержит и двух недель! Мне самое главное, чтобы с нами были младшие дети, моя младшая дочь, ей четыре с половиной года. Если они хотят, чтобы я ее водил в садик, я поведу ее в садик. Если они хотят, чтобы я каждый день отчитывался, я буду отчитываться. Я не хочу, чтобы старшие дочери пудрили мозги самым маленьким...» Кроме прочего, Александр считает, что «кое-кто хочет их сделать инвалидами, отнять у них квартиру, а детей забрать».

Управа таллиннского района Ласнамяэ сообщила порталу Rus.Postimees, что имеет дело с проблемами семьи Александра и Анны с 2007 года и «знает все подробности». «На протяжении всех этих лет семье оказывалась разносторонняя помощь, принимались различные меры, но они не дали результата. Наши цель и желание – защита прав и интересов детей. К сожалению, физическое и душевное благополучие детей родителями не обеспечивались».

Комментируя изъятие детей из семьи, управа сообщает: «Решение о лишении родителей родительских прав принял суд. Родители не опротестовали данное судебное решение, к настоящему времени оно вступило в силу. В ходе судебных разбирательств у родителей была возможность представить свою позицию и доказательства».

Утверждения о том, что одна из старших дочерей Александра была связана с социальным работником, не соответствуют истине – «с семьей не имел дела ни один социальный работник мужского пола».

Управа Ласнамяэ сообщает также, что проводится уголовное расследование – Александра подозревают в том, что он обращался со своими детьми «ненадлежащим образом». Сообщать о каких-либо деталях чиновники права не имеют, говорят только, что «речь идет о неоднократных инцидентах». Подобная асимметрия в такого рода делах – обычное дело: Закон о защите личных данных запрещает чиновнику комментировать ситуацию в том числе потому, что речь идет о личных данных детей.

«У родителей есть право обратиться в суд и потребовать восстановления родительских прав», – резюмирует управа части города.

НАВЕРХ