«Крестовый поход» против мультикультурализма

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Рафик Григорян.
Рафик Григорян. Фото: Фото из личного архива

В последние годы в странах Европейского союза участились высказывания направленные против теории и практики мультикультурализма.

Так, в октябре 2010 года канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что попытки построить мультикультурное общество в Германии «полностью провалились», «любой человек, не говорящий по-немецки, автоматически становится нежелательным для нашей страны». Вслед за ней, в феврале 2011 года о провале политики мультикультурализма объявили: президент Франции Николя Саркози; премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон; бывшие премьер-министры Австралии - Джон Ховард, Испании - Хосе-Мария Аснар, Бельгии - Ив Летерм; генеральный секретарь Совета Европы и бывший премьер-министр Норвегии - Торбьёрн Ягланд; лидер одной из правящих партий (Христианско-Демократический Призыв) в Голландии - Максим Верхаген; правонационалистические партии «Шведские Демократы», «Истинные Финны», «Датская Народная партия», «Партия свободы» в Голландии и другие.

Так, один из лидеров «Партии свободы» - страстный критик мультикультурализма, Герт Вилдерс отмечал: «Мультикультурализм – это культура отречения от европейского наследия и свобод. С каждым днем он делает Запад все слабее и слабее. Он приводит к самоцензуре СМИ и преподавательского состава, провалу образовательной системы, ослаблению церквей, подрыву государства-нации и развалу нашего свободного общества».

Сведя суть мультикультурализма к критике ислама и мусульман, он отмечал: «Наши национальные культуры являются ветвями одного и того же дерева. Мы не принадлежим к множеству культур, но лишь к различным ветвям одной культуры. Именно поэтому, когда мы приезжаем в Рим, в определенном смысле мы приезжаем домой. Мы принадлежим этому месту, как принадлежим Иерусалиму и Афинам».

Автор забыл, что Рим-то разрушили варвары, к которым относились кельты и германцы, проживавшие в Западной и Центральной Европе. Более того, Европа, выступая сегодня наследницей античной цивилизации, впервые познакомилась со многими древнегреческими трактатами в переводе с арабского. Многие деятели эпохи Возрождения пользовались художественными средствами, разработанными в иранской и арабской поэзии, да и само понятие “гуманизм” (“человечность”) впервые прозвучало на фарси и было осмыслено в творчестве Саади. На Востоке были изобретены крупнейшие в мире гидротехнические и оборонительные сооружения; многопалубные корабли, в том числе и для океанского мореплавания, разборные металлические и керамические шрифты, компас, колесо, фарфор, бумага, шелк и многое другое.

Итак, зададимся вопросом – что же все-таки "провалилось" в Германии, Англии, Голландии, Франции и т. д. Мультикультурализм? Демократия? Или что-то другое? В чем истинная причина «крестового похода» против мультикультурализма?

Существуют различные подходы в понимании сущности мультикультурализма.

Согласно английской (европейской) версии под мультикульностью понимается такой процесс, когда иммигранты должны:

• войти в уже сложившиеся культурные нормы и ассимилироваться;
• изучить английский (французский, немецкий и т. д.) язык и со временем слиться с коренными англичанами (французами, немцами и т. д.), не отличаясь от них своей речью, одеждой, досугом и т. д.
Эта версия исходит из дифференциации этносов, культур и языков на основные, ведущие (leitkultur) и на не основные, подчиненные.

Другое понимание мультикультурного общества сложилось в Канаде. В поисках рациональной формулы сосуществования двух и более культур и этносов в рамках одного государства, канадские ученые пришли к выводу, что их совместное проживание возможно только на основе равного статуса, диалога и сотрудничества, безо всяких попыток насильственной ассимиляции. Помимо официальных языков Канады – английского и французского, эта модель допускает возможность пользования другими языками и культурами. На этой основе, в 1971 году премьер-министр Канады Пьер Трюдо объявил мультикультурализм официальной идеологией государства и создал Министерство мультикультурализма во главе с министром. Канадская модель мультикультурализма с ее лаконичной формулой «интеграция без ассимиляции» получила широкое распространение в США и в Австралии.

Страны Европейского союза - Германия, Великобритании, Франции, Голландии, Швеции, Эстонии, Латвии, Литвы и т.д., взяли в основу своей национальной политики ассимиляционную модель мультикультурализма. Основной недостаток этой политики точно охарактеризовал глава Дирекции по народонаселению и миграциям Министерства занятости Франции Доменик Лабру. Говоря о причинах погромов в Париже в 2005 году, он отмечал:

• Все силы были брошены на решение языковой проблемы: всем новоиспеченным французам были назначены бесплатные языковые курсы». Сама жизнь нелегалов власть мало интересовала.

• Многие мигранты второго и третьего поколения считали «требование обязательного изучения французского языка вмешательством в чужую культуру и проявляли недовольство, отмечал Лабру.

• Процесс интеграции нефранцузов в общество Франции рассматривался как превращение их во французов, то есть их ассимиляцию.

Чего испугались европейские лидеры? В чем причина роста популярности национально озабоченных партий в Европе?

В условиях глобализации мир становится единым, более целостным и взаимосвязанным, открытым и единым, без границ и виз, но в то же время он остается многообразным и мультикультурным.

В обстановке демографического кризиса, охватившего всю Европу, миграция становится единственным фактором роста населения. После серии локальных войн в странах арабского мира по «экспорту демократии» поток мигрантов в Европу стремительно возрос. Миграционные потоки приобрели стихийный характер и приобрели транснациональный характер. Сегодня в миграционный оборот втянуты более 200 государств мира. Многие правительства стали терять «контроль за миграционной ситуацией». По прогнозам ученых в 2050 году в европейских государствах доля мигрантов будет колебаться от 20 до 32%. Например, в Германии немцев останется от 40% до 60%. От страха перед миграцией уже Дания, Франция, Германия, Великобритания, Италия и т.д. заявили о своем желании закрыть границы. Эти государства входят в первую пятёрку наиболее привлекательных с точки зрения потенциальных нелегалов государств. Миграция породила не только демографические, но и множество других проблем.

Наблюдая за дискуссией о мультикультурализме в Европе, создается впечатление, что многие политики лишись рассудка: строят себе иллюзии, как будто сегодня можно обойтись без толерантности; думают, что с помощью насилия можно решить сложные межэтнические противоречия. Это опасное заблуждение, которое может дорого обойтись Евросоюзу.

Провал политики мультикультурализма, о котором заявили лидеры Европейских государств, на самом деле, есть провал не мультикультурализма, а той ассимиляционной политики, которую они пытались реализовать под видом интеграции. Председатель Общества Русско-Эстонской дружбы Александр Каминский в своем выступлении на IV выездных Лотмановских чтениях в Ижевске подметил, что «разделение послевоенной Англии на «своих» и «чужих» было сугубо расистским, поскольку колониальный центр был «белым», а периферия «цветной». И с тех пор вся проблематика мультикультурализма в Англии несла в себе этот расистский оттенок».

В Германии иммигранты также никогда не были равноправны с немцами, они и их дети с большим трудом добивались получения гражданства, которое всегда рассматривалось там как награда за «интеграцию в немецкое общество», под которой фактически подразумевалась ассимиляция. «Модель, которая получила развитие в Германии, не позволяла получить гражданство даже внукам иммигрантов турецкого происхождения, чьим родным языком стал немецкий. Между тем немцы из бывшего СССР, которые никогда не были в Германии и едва ли говорили по-немецки, в одночасье получали гражданство», - отмечал Каминский.

Таким образом, не сумев ассимилировать иммигрантов из других стран, особенно из исламского мира, ассимиляционная модель интеграции в странах ЕС потерпела полное поражение. Это подорвало веру многих европейских лидеров в саму концепцию мультикультурализма. Конечно, жизнь в мультикультурном обществе сложнее, чем в этнически гомогенном, но мультикультурализм – это объективный процесс. Не признавать того, что есть, невозможно, оно само заставит себя признать. Сегодня более 90% государств мира являются де-факто многонациональными и мультикультурными.

Как же обстоят дела с мультикультурализмом в Эстонии?

В преамбуле Конституции провозглашено, что эстонское государство «призвано обеспечить сохранность эстонской нации, культуры и языка на века». Фактически Конституция Эстонской Республики закрепила «этнический, а не гражданский принцип строительства государства». Высшей ценностью государства провозглашается нация, а не человек.

Долгие годы эстонские политики отказывались признавать мультикультурализм. Однако в 1998 году, при подписании договора о вступлении в ЕС, перед Эстонией был поставлен ряд условий, в том числе: признать мультикультурный характер общества и интегрировать неэстонцев в эстонское общество, сократить численность лиц без гражданства и т. д.

В дискуссии по этому вопросу социологи, политики, деятели науки и культуры, как бы «договорились» считать, что государство в Эстонии национальное, а общество мультикультурное.
Следует отметить, что в отличие от иммигрантов в странах Западной Европы, национальные меньшинства Эстонии не являются иммигрантами, поскольку они переселились сюда, передвигаясь в рамках единого государства. Но, несмотря на это, их приравняли к иммигрантам и стали применять к ним ассимиляционную модель интеграции, переняв ее из стран ЕС с некоторыми изменениями и дополнениями.

В настоящий момент определились четыре подхода к проблеме мультикультурализма и интеграции общества:

Первый – противники мультикультурализма. Их позицию лучше всего отразил известный эстонский писатель Хандо Руннель, который отмечал: «Если один народ смешать с другим, то первый вымрет. Когда в организм попадает слишком много инородных тел, то он загрязняется и становится своего рода кладбищем — так и с народами: когда один загрязняют другим, то первый вымирает, каким бы тот дружелюбным ни был».

Второй – «национально-консервативный» подход. Он отрицает мультикультурный характер государства и выступает за особую эстонскую модель мульткультурализма, в основе которой лежит вариант ассимиляционной модели интеграции общества. Обе программы интеграции (2000-2007 годов и 2008-2013 годов), исходят из этой модели. Несмотря на то, что они не пользовались поддержкой большинства населения (52% эстонцев и 69% русскоязычных респондентов оценивали интеграцию как неудавшийся проект), власть акцептировала их.

Характеризуя процесс интеграции в Эстонии, главный редактор журнала Vikerkaar Мярт Вяльятага писал: "После долгих лет игр, уловок с законом о культурной автономии и его сокрытия стало ясно, что официальную санкцию имеет только одна, высшая культура. Наши русские брошены под ноги ассимиляции, их образование, культура и самосознание — временное явление".

Третий – «либерально-инновационный» поход, отличается от консервативного главным образом тем, что он пытается модернизировать национальную политику, уделить больше внимания установлению диалога, гражданского мира, сотрудничества и взаимопонимания между общинами. Для него характерно стремление муниципализировать национальную политику, переместить центр руководства межэтническими процессами с государственного уровня на уровень местных самоуправлений.

Четвертый или «мультикультурный» подход, отражающий мнение значительной части неэстонской интеллигенции, исходит из того, что:

1. мультикультурализм - это концепция развития общества, которая предполагает равенство всех этносов, языков и культур, их право на жизнь и поддержку со стороны государства;
2. мультикультурализм предполагает диалог и сотрудничество культур на базе общечеловеческих ценностей, при сохранении этнического, языкового, культурного своеобразия каждого этноса;
3. мультикультурализм исключает любые попытки насильственной ассимиляции или вхождение одного этноса в другой;
4. мультикультурализм предполагает создание условий, при которых каждый человек, независимо от его этнического и социального происхождения, расы, пола или языка смог бы полнее реализовать свои способности, творческий потенциал, и, тем самым, смог бы внести свой вклад в национальную и общечеловеческую культуру, почувствовать себя полноценным субъектом общества и государства.

Мультикультурное общество – это не только фольклорный ансамбль или экзотическая любовь к чужому, а прежде всего практические равноправие этносов, толерантость и компетентность в культурном и ином понимании живущих рядом людей. Мультикультурализм - это идеал, который нередко отличается от реальной практики. При конфликте жизни с идеалом, жизнь всегда побеждает, но, как говорил Лев Николаевич Толстой, «идеал - это путеводная звезда. Без нее нет твердого направления, а нет направления - нет жизни». Основная цель мультикультурализма - равноправие культур и равный статус всех граждан, независимо от языка и этнического происхождения в государстве, была и остается актуальной для тех стран, которые считают себя демократическими и цивилизованными.
 

Ключевые слова

Наверх