"Во втором классе довели учителя до инфаркта": с проблемами в семье справились сообща

Детское оформление нарвской конторы объединения SOS Lasteküla.

ФОТО: Илья Смирнов

Изъятие ребенка из неблагополучной семьи - это при любом раскладе событий худшее из решений: забрали одного - освободилось место для нового, и проблемы никуда не уходят. Но оптимистичен пример работы с одной из нарвских семьей, жизнь которой наладилась благодаря вовремя оказанной помощи.

Пока дети в школе, мы в нарвском центре некоммерческого объединения SOS Lasteküla встречаемся с 40-летней Маргаритой и ее опорным лицом Ларисой Перости. Точнее говоря, в данном случае это уже бывшее опорное лицо, ведь дело семьи Маргариты благополучно завершено, и двух встретившихся в кабинете женщин теперь связывают отношения, напоминающие дружеские.
 
И все же, конечно, это больше работа, чем дружба. Сложно представить, как это возможно, что у каждого опорного работника SOS Lasteküla в Нарве под опекой по 18 семей! У Ларисы Перости, например, в этих семьях в общей сложности 42 ребенка - от нежных новорожденных малышей до трудных подростков. Но в случае с семьей Маргариты, повторим, все самое трудное уже позади.

Испытание школой

Неполная семья из трех человек: сама Маргарита и двое ее детей - 15-летняя дочь Светлана и 12-летний Максим. Жили поначалу в одном из нарвских общежитий. Неимоверно большим вызовом для них стали психическое здоровье и поведение Максима: мальчик с малолетства гиперактивный, эмоционально неуравновешенный. "Очень шебутной", - так характеризует его мать.
 
Самые тяжелые времена наступили с поступлением мальчика в первый класс, как вспоминает те годы Маргарита: "Дети сидят нормально за партами, а этот может встать, выскочить в коридор. Учителя и завуч за ним бегали, вылавливали по школе. Еще несколько ребят из класса посмотрели, что Максиму это как бы можно, - и давай за ним! Так получилось, что во втором классе довели учителя до инфаркта", - и сегодня с ужасом вспоминает женщина.
 
Саму Маргариту можно отнести к тому поколению нарвских женщин, которые сильно пострадали из-за закрытия Кренгольмских текстильных фабрик. Она в юности тоже выучилась на ткачиху, отработала на "Кренгольме" пару лет, потом уехала за лучшей жизнью в Таллинн, а когда вернулась в родную Нарву, оказалось, что ее фабрика уже закрыта. Работу там потеряли и ее родители - как и сотни, тысячи земляков.
 
Поиск нового места работы шел тяжело, не подходили один вариант за другим. В итоге Маргарита устроилась дворником и уборщицей сразу в нескольких квартирных товариществах Нарвы. И это действительно удачный для нее вариант, ведь женщина могла прерывать работу, когда ее экстренно вызывали в школу забирать неуправляемого Максима. "Так было почти каждый день", - вспоминает она.
 
Лариса Перости отмечает, что это обычное дело: часто проблемные семьи обнаруживаются именно тогда, когда ребенок приходит в первый класс. Тут важна роль и учителя, и школьного психолога. Максиму действительно повезло, что школьный психолог хорошо сделал свою работу, занявшись шебутным Максимом и сразу направив эту семью в SOS Lasteküla. Там они попали в программу укрепления семьи, познакомились с Ларисой, квалифицированным опорным работником. "Если бы нас сюда не направили, мальчик пропал бы, - уверена Маргарита. - Надо было что-то делать, так нельзя было оставлять".
 
"Да, Максим тогда вел себя неадекватно, - соглашается Лариса. - Я это знала еще и потому, что они жили рядом со мной, и я не раз видела, как этот мальчик вел себя в детском городке или на улице, как он валялся в луже посреди дороги".
 
Лариса снова повторяет, как это хорошо, что и школьный психолог вовремя заметил проблемного ученика, и что мама была всецело готова к сотрудничеству, что само по себе не всегда происходит в семьях с проблемами.
 

Нарвская контора объединения SOS Lasteküla.

Илья Смирнов

 
Старания принесли плоды
 
Начались обследования, посещения психиатра в Тарту, были периоды стационарного лечения. Организовать все это, пробиться сквозь очереди к врачам было не по силам малообеспеченной матери-одиночке без помощи со стороны опорной организации. Гиперактивность Максима пошла на спад. Вовремя подключили к работе и логопеда.
Из-за возникшего отставания в учебе мальчика перевели в другую школу, определили в малый класс - и теперь у него почти нет проблем, особенно хорошо ему дается математика.
 
У Максима официально установили недостаток здоровья, для него составляются реабилитационные планы. Это обстоятельство помогло семье в 2016 году во внеочередном порядке получить муниципальную квартиру.
 
Сейчас Максим заканчивает шестой класс. Из серьезных поведенческих проблем у него есть, как отмечает Маргарита, покорность другим ребятам, управляемость. "Там есть двое таких заводил, - рассказывает мама. - Например, помню, года три назад Максима попросили разбить стекло, и он берет и швыряет туда камни. А те ребята стоят и смотрят, дескать, им-то ничего не будет. Тоже пришлось потом бегать и разбираться…"
 
Опять же с помощью опорного работника для семьи Маргариты стали оформлять социальные пособия, начали решать проблемы с накопившимися долгами. Долги в сумме на 4000 евро были уже у судебного исполнителя в работе, и с ними семья успешно рассчитывается по сей день.
 
В процессе всех этих улучшений буквально расцвела и сестра Максима: Светлана стала общительнее, начала заниматься танцами. С ней тоже поработал психолог. Поначалу же, как вспоминает Лариса Перости, девочка явно стыдилась своего брата, из-за чего была сильно подавлена, самооценка ее была занижена - со всеми  вытекающими из этого последствиями.

Лучше решать проблемы с малолетства

Опорный работник Лариса Перости отмечает, что в случае семьи Маргариты никогда не вставал вопрос об изъятии ребенка. Их спасло то, что сама мама видела проблему и, как говорит Лариса, во весь голос кричала: "Караул! Я не справляюсь. Помогите мне!"

"Было бы очень хорошо получать информацию о проблемах ребенка уже из детского сада, потому что очень много сложностей возникает, когда в школу приходит неподготовленный к ней ребенок, ребенок с какими-то отклонениями", - добавила Перости, отмечая, что такое раннее информирование со стороны специалистов является пока скорее исключением, нежели правилом.
 
Но, конечно, бывают в ее практике и другие случаи, когда детей приходится забирать из семьи, когда жестокое отношение родителей является буквально угрожающим. Подобные истории социальные организации предпочитают не разглашать: слишком уж хрупки детские судьбы и жизни. Однако об одном таком поучительном примере портал Rus.Postimees.ee писал только что.
НАВЕРХ