Русский земский совет: семеро избранных

Александр Коробов (стоит) на выборах Русского земского совета: людей в зале чуть ли не меньше, чем кандидатов в члены «представительного органа русской общины Эстонии».

ФОТО: Станислав Мошков

«Кто эти люди? Что здесь происходит?» – это одностишие Владимира Вишневского вызвали в памяти выборы в местный Русский земский совет, длившиеся полтора года и завершившиеся в конце мая.

О том, как создавался этот совет, «ДД» рассказал Александр Коробов, один из организаторов выборов и член «Ночного дозора»: «Русская община Эстонии представлена либо людьми, которые сами себя назначили представителями общины, либо теми, кого поддерживает Эстония или Россия. «Ночной дозор» в свое время пытался разговаривать с властными структурами, но нас никто не слушал. Говорили, что мы маргиналы, за которыми никого нет... Ситуация очень напоминает ту, что сложилась на Руси в XVII веке, в Смутное время, когда возглавить Русь пытались самовыдвиженцы и самозванцы, представлявшие бояр и поляков. Тогда Минин и Пожарский организовали выборы по всей стране, и в конце концов представители городов избрали царя. Я решил, что нам нужно сделать примерно то же самое».

4000 голосов

Коробов и выдвинул предложение избрать орган, который мог бы представлять русских и в Эстонии, и в Европе. Сказано – сделано: 9 мая 2010 года на Военном кладбище организаторы выборов Александр Коробов и Сергей Чаулин собрали 2000 подписей людей, которые поручали бы им эти выборы провести – «хотели, чтобы это было более-менее демократично». Была сформирована избирательная комиссия, организаторы разработали Положение о выборах в русской общине Эстонии, и из двенадцати предложенных названий члены избиркома выбрали одно – Русский земский совет.

Следующим этапом стал набор кандидатов: «С предложением выставить кандидатов мы обратились практически во все местные русскоязычные организации, занимались этим полгода и набрали пятнадцать человек». Голосование проводилось в несколько этапов в разных городах Эстонии. Последний, десятый этап прошел 9 мая 2011 года на том же Военном кладбище. Проголосовало в сумме около 4000 человек, что организаторов не очень устроило – они хотели собрать минимум десять, а лучше – сорок тысяч подписей. 26 мая состоялось собрание избиркома, решившее после долгих споров, что четырех тысяч голосов вполне достаточно, чтобы Русский земский совет избрать: «Многие члены Европарламента набрали меньше голосов, чем члены совета».

Итак, через полтора года вожделенный орган был наконец избран. В состав Русского земского совета вошли семь человек – Юрий Мишин, Максим Демидов, Дмитрий Сухорослов, Олег Морозов, Тамара Лушникова, Сергей Калягин и Геннадий Белов. Правда, Тамара Лушникова живет в США, а Сергей Калягин учится в России, и как они намерены осуществлять свои функции в совете – не очень ясно.

С прицелом на выборы

Александр Коробов согласен с тем, что, если исходить из законов Эстонской Республики, о какой-либо легитимности Русского земского совета говорить не приходится, и ни регистрация в качестве некоммерческого объединения, ни вхождение совета в уже существующую организацию «Русская община Эстонии», руководимую Сергеем Верцинским, проблемы не решат. 4000 голосов – это жалкие проценты от русского населения Эстонии, отдельные члены Русского земского совета получили максимум по 500 голосов, причем процедура голосования была далека от идеальной. «Нам трудно припомнить хоть одну политическую русскую организацию, которая представляла бы больше людей», – возражает Коробов. Всё так – но столь же трудно, а то и невозможно припомнить русскую организацию, которая в диалоге с властями добилась мало-мальски значимых результатов.

Вопрос именно в этом: что Русский земский совет может сделать? Если говорить о декларируемых целях, они достаточно утопичны – отмена дискриминации по этническому признаку, равноправие русского и эстонского языков, качественное и доступное образование на русском языке, добрососедские отношения с Россией и так далее. На деле же совет, по словам Коробова, станет добиваться «объединения русской общины», что конкретно будет выражаться в попытке провести своих кандидатов в Европарламент, Рийгикогу и местные самоуправления. Разумеется, ресурсы совета несопоставимы с ресурсами политических партий, но ни Александра Коробова, ни семерых избранных это, видимо, не смущает – ведь и американская независимость началась с действий горстки юристов.

НАВЕРХ