Есть две точки зрения: эстонская и ошибочная

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Александр Чаплыгин
Александр Чаплыгин Фото: личный архив

Один из идеологов Союза Отечества и Res Publica Март Нутть предположил, что рекомендовавший Эстонии смягчить национальную политику Совет Европы подкуплен Россией. Типичная реакция: все, что не совпадает с официально принятой точкой зрения, без раздумий объявляется если не вредоносным, то ошибочным, пишет Александр Чаплыгин на портале stolitsa.ee.

Знакомая представительница государствообразующей нации, когда мы в свое время спорили с ней о политике, придерживалась четкой точки зрения: если об этом не написали эстонские газеты, значит, это или неверно, или этого не было. Полностью отвергалось не только изложенное местными русскими СМИ, но и, например, информация The New York Times и других авторитетных в мире изданий.

Апофеозом наших споров стал разговор по поводу Второй мировой войны. «Немцы были культурные, входя в дом, снимали фуражки, а русские – они всегда пьяные», - так сравнила гитлеровский и советский периоды моя собеседница. На мой вопрос по поводу концлагерей она ответила, не задумываясь: «Так это же были воспитательные учреждения». Кстати, ее папа был одним из секретарей ЦК КПЭ, то есть, по-нынешнему, коллаборационистом.

Не знаю, насколько мировоззрение дочки высокопоставленного коллаборациониста оказалось связано с ее верой в правдивость эстонских СМИ, однако ее убежденность в неоспоримости высказываемых эстонцами и на эстонском же языке истин является у нас типичным явлением. Причем это свойственно не только рядовым обывателям, но и нашим государственным деятелям.

Типичный пример – поведение нашего правительства в период последнего экономического кризиса. Помнится, когда премьер-министру Ансипу говорили о том, что многие аналитики с мировым именем предсказывают скорое наступление трудных времен, он лишь отмахивался, ссылаясь на оптимистические прогнозы Министерства финансов и Банка Эстонии.

Не знаю, что первично, а что вторично, но эстонская общественность не хочет слышать в свой адрес или в адрес избранного ею правительства и созданного ею государства ничего плохого, а эстонские СМИ крайне неохотно цитируют такого рода критические высказывания. Если же и цитируют, то с уничижительными комментариями – вроде упомянутого выше комментария Нуття.

Подобный солипсизм, конечно, свойственен не всем без исключения носителям государственного в Эстонии языка и не всем эстонским политикам, однако он оказывает большое влияние на развитие страны. Какого рода это влияние, можно понять на примере того же экономического кризиса, благополучно проспанного нашими правителями и по этой причине больно ударившего по десяткам тысяч жителей страны.

Но это – частный пример. В общем же у меня лично вызывает большое сомнение, что небольшой по мировым меркам народ, признающий лишь рожденные внутри себя истины и категорически отвергающий все, что считает «чужеродным», имеет хорошие перспективы к развитию в нынешнем стремительно меняющемся и все более глобализирующемся мире.

Ключевые слова

Наверх