Всевиов: Розенберг имеет к Таллинну такое же отношение, как Достоевский

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Давид Всевиов
Давид Всевиов Фото: Mihkel Maripuu / Postimees

Историк Давид Всевиов не стал бы включать материалы о нацистском преступнике Альфреде Розенберге в экспозицию исторического музея, однако он не поддерживает запрета на этот материал. По его мнению, в центре обсуждения стоит вопрос, насколько вообще необходимо экспонировать зло нашей истории.

«Мне в принципе не нравятся запреты», - сказал историк Давид Всевиов Postimees.ee, комментируя вчерашнее распоряжение Минкульта убрать Розенберга с выставки.

«Я подумал, что если бы я составлял экспозицию, я бы его туда не включил. Но если он там уже есть, я бы не стал его запрещать и не убрал бы по приказу», - добавил он.

«Я всегда думал об уподоблении истории – мы уподобляемся прошлому и мы отличаемся от него. В музее мы представляем свою историю другим и себе. Возникает вопрос, кому в прошлом мы хотим уподобиться – те люди действительно существовали и действовали, и историю нельзя забыть или отодвинуть. А какая-то экспозиция, какой-то ряд предшественников – каков посыл этого, что для нас важно? Не знаю, хотел бы я видеть этого человека среди великих деятелей эстонской истории или вообще значимых людей – что он дал нам?»

«Назовите мне хоть одну причину, почему мы должны связывать Розенберга с Таллинном или Эстонией? Его не связывает с Эстонией ничего – ни эмоционально, ни культурно. Случайно человек родился в Таллинне, это все, других связей нет. Это то же самое, что и люди, проезжавшие здесь, например, Достоевский – мы могли бы и его показать на выставке! Шкала похожа», - сказал историк.

Всевиов уточнил, что сам не заметил Розенберга на выставке исторического музея, хотя неоднократно там бывал.

«При выборе экспозиции я бы исходил из вклада в историю эстонской культуры в самом широком ее значении», - сказал историк.

По мнению Всевиова, мы пришли к теоретическому спору о том, насколько вообще необходимо увековечивать зло. «Мы должны бы это делать, но очень осторожно. Мы не должны делать это в одном ряду с добром», - считает Всевиов.

Наверх