Лошадиная песня

ФОТО: Станислав Мошков

Любители лошадей, конного спорта и патриоты Штромки не без основания боятся, что Таллиннскому ипподрому скоро придет конец.

Два ипподрома – две судьбы. Стокгольмский моложе нашего лет на пять, а выглядит – залюбуешься!

ФОТО: www.solvalla.se

Жизнь на нашем ипподроме несмотря ни на что, идет своим чередом.

ФОТО: Станислав Мошков

Шведские лошадки тренируются у нас, а призы получают на родине.

ФОТО: Станислав Мошков

ФОТО: Фото: www.travoggalop.dk

Дело в том, что эта территория уже несколько лет является собственностью группы лиц, в том числе и известного бизнесмена Яана Маницки. Лакомый кусок недвижимости перешел в частные руки в конце 1990-х годов, и тогда все коневладельцы и конюшнедержатели в одночасье превратились в арендаторов.

Выгодное вложение

Когда оформлялась покупка участка размером 16 гектаров стоимостью 3,6 миллиона эстонских крон, земля имела социальное предназначение, и, по закону, новые собственники посягать на ипподром не могли. Но неисповедимы пути сильных мира сего. Как вам, например, такой факт: социальная земля оказывается в руках человека, который был сначала членом совета, а потом и председателем предприятия Eesti Erastamisagentuur, под эгидой которого в течение семи лет, вплоть до 2001 года, осуществлялась приватизация крупных государственных предприятий и прочей государственной собственности.

25 августа 2008 года в Eesti Päevaleht была опубликована статья, из которой следовало: на территории ипподрома планировалось построить жилой район, причем сначала, как водится, должно было начаться проектирование, а строительство, по словам Маницки, заняло бы еще 15 лет. Тогда г-н Маницки озвучил и дату переезда ипподрома под Саку, где бизнесменом был куплен огромный земельный участок: не позже 2011 года.
Прошло отнюдь не 15, а всего лишь два года. Наступил 2011-й, но новый ипподром еще не построен, зато разразился скандал со взяточничеством. Напомним подробности. Виктор Каазик, адвокат Яана Маницки, был обвинен в даче взятки в размере 10 тысяч евро начальнику столичного Департамента городского планирования Тоомасу Ыйспуу, а Ыйспуу, соответственно, в ее получении. Передача денег была произведена для продвижения и утверждения детальной планировки ипподрома.


Каазик до сих пор утверждает, что дал деньги в долг. Тем не менее Харьюский уездный суд, рассмотрев дело, признал стороны виновными. Чиновник получил год лишения свободы условно с трехлетним испытательным сроком, а адвоката суд обязал оплатить двумя равными частями штраф в размере 27 106,53 евро. Ранее Ыйспуу лишился места в департаменте, а Каазику эта финансовая операция стоила запрета на деятельность.

Куда же так заторопился г-н Маницки? Почему нужно было утверждать детальную планировку именно летом этого года? Зачем, по свидетельству депутата горсобрания Макса Каура, адвокат Виктор Каазик приходил в горсобрание и откровенно лоббировал в кулуарах интересы своего патрона? Истинной подоплеки этой спешки мы, скорее всего, никогда не узнаем.

Мысли по поводу застройки

Что же делали собственники территории все эти годы? В 2008 году был объявлен конкурс на лучшую идею по развитию данного участка земли. Пять архитектурных бюро приложили все свои старания, но, разумеется, ни одно из них не представило в качестве варианта полную реконструкцию ипподрома.

В результате родился проект очередного жилого района с коммерческими зданиями и уголком для детского досуга. Хочется процитировать комментарий на эстонском форуме портала http://hobufoorum.eu:

Что построить на месте ипподрома?

Вариант «а»:

Еще больший ипподром! Такой, чтобы до самого морского побережья простирался центр конного спорта. Где были бы дорожки здоровья для людей и тропы для всадников, многоэтажные стационарные конюшни, временные стойла для прибывших издалека лошадей и гостиницы для их владельцев. Где молодые таллиннские любители верховой езды и наездники рысаков могли бы тренировать своих лошадей. Куда могли бы приходить гулять жители Пельгулинна и Кристийне. Это мог быть такой ипподром, которого нет ни в одной столице Европы!

Вариант «б»:

На ипподроме построим дома! Много домов! Сделаем застройку плотнее, чем в Мустамяэ и Ыйсмяэ, а высоту домов – не менее 13 этажей. Добавим сотни парковочных мест и еще один большой торговый центр. Один такой уже есть на Палдиском шоссе...

Какой вариант лучше? Риторический вопрос...

Запустение и побег. А был ли мальчик?

Стоит ли рассказывать о том, что сейчас происходит на ипподроме? Так или иначе, многие таллиннцы захаживают туда с детьми покормить лошадок морковкой или хотя бы заглядывают за дырявый забор по дороге на пляж. Здания конюшен давно ждут серьезного ремонта, но за дорожками тщательно ухаживают – иначе нельзя. Вокруг территория обросла какими-то непонятными ангарами и сараями. Рядом – троллейбусный парк, еще какие-то полутехнические строения, само Палдиское шоссе – источник шума и выхлопных газов.

По словам архитектора Маргит Мутсо, исчезновение ипподрома лишило бы Таллинн знаковой достопримечательности. Она уверена, что нынешнее состояние объекта является следствием халатного отношения к нему собственников, которые приобрели участок в начале 1990-х годов и не считали нужным вкладывать средства в его содержание.

Некоторые, наверное, помнят рассказы о том, как три года назад ночью по Палдискому шоссе метались испуганные лошади. Сохранилась даже видеозапись, на которой скакуны мчатся по пустой ночной улице. Пятнадцать полицейских ловили рысаков два часа. Задержали и виновника лошадиного марш-броска, который открыл стойла на ипподроме и выпустил животных на свободу. Почему-то этот безумный побег рассматривался противниками ипподрома как доказательство ужасного отношения лошадников к своим подопечным и очередной аргумент в пользу переноса ипподрома за город.

Так ли ведут себя лошади, за которыми плохо ухаживают, «ДД» спросил у зоолога и писателя, знатока психологии животных Алексея Туровского. Он был краток: «Если лошадям по-настоящему плохо на конюшне, они станут апатичными и умрут. А убегают молодые, здоровые, веселые и любопытные лошади, которые, как все молодые, ищут приключений. Но, убежав, они не смогли найти дорогу обратно, и это обычное для лошадей явление ни в коем случае не говорит о том, что они не хотели возвращаться».

Шведы нам пример

Между прочим, нашему ипподрому скоро 90 лет. Его открывал Константин Пятс (бывший в то время государственным старейшиной), и здесь одна из самых длинных прямых дорожек в Европе. На ипподроме проходят рысистые бега, в конюшнях содержатся как эстонские, так и шведские лошади. А шведские конезаводчики – народ не просто опытный, но еще и придирчивый, и они никогда не будут держать своих лошадей там, где за ними нет надлежащего ухода.

И уж если мы заговорили о шведах, то знаменитый ипподром Solvalla, который находится в пригороде Стокгольма Бромме, – крупнейший в Скандинавии, он специализируется на рысистых бегах, так же, как и наш многострадальный ипподром. Solvalla чуть меньше лет, чем нашему: он открыт в 1927 году и с тех пор превратился в огромный современный центр спорта и досуга. Между прочим, Бромм можно назвать пригородом чисто номинально, он давно находится в границе большого Стокгольма. Проведя всю сознательную жизнь в Швеции, г-н Маницки наверняка не может не знать о существовании этого примера.

С точки зрения медицины

Ветеринар Тийна Зыбин на ипподроме с 1988 года. «Лошадь – наш бог», – говорит она от имени всех людей, работающих на конюшнях. «ДД» поинтересовался, соответствуют ли европейским условия содержания лошадей. «Лошадям тут хорошо, – уверяет врач. – Конюшни, конечно, нужно отремонтировать, но люди, которые их арендуют, своими силами делают, что могут. Лошади каждый день ходят гулять в леваду, на тренировку, на море. И корма нормальные. Сейчас на ипподроме около 175 лошадей. Из Швеции привозят молодых полуторагодовалых лошадок, тут они проходят обучение, начальную подготовку. На наших тренеров шведы стоят в очереди, потому что воспитанные ими рысаки показывают хорошие результаты».

«ДД» поинтересовался у Тийны Зыбин, как она относится к тому, что ипподром могут закрыть. «Наш ипподром нужно сохранить! А для этого привлечь профессионалов. Необходимо развивать рысистые бега, которыми всегда славился наш ипподром. Что касается купленного земельного участка под Саку, то если г-н Маницки построит там еще один ипподром, это будет прекрасно, – говорит ветеринар.– Но о таком повороте событий можно только мечтать. В принципе, конечно, лошадь не должна жить на ипподроме. В других странах конезаводы находятся в сельской местности, а на ипподром лошадей привозят только на соревнования».

Собрания, комиссии и суды

И все-таки всё с ипподромом не так. Сплошные суды. Выше мы упоминали о процессе над Каазиком и Ыйспуу. Председатель горсобрания Тоомас Витсут даже сформировал комиссию для возможного пересмотра детальной планировки территории ипподрома. Но есть еще Таллиннский административный суд, который в ответ на ходатайство трех некоммерческих объединений (MTÜ Telliskivi Selts, MTÜ Pelgulinna Selts, Eesti Hobumajanduse Edendamise MTÜ), протестующих против переноса ипподрома и застройки данной территории, приостановил действие детальной планировки, одобренной горсобранием, а также запретил оформление разрешения на строительство и прочие действия, с этим связанные.

«На сегодняшний день у горсобрания нет юридического основания менять утвержденную детальную планировку», – прокомментировал ситуацию Тоомас Витсут.

Вообще-то горсобрание сейчас напоминает унтер-офицерскую вдову, которая сама себя, как известно, высекла: поторопились принять детальную планировку и получили скандал с достаточно широким резонансом. «Нужно было известить всех заинтересованных лиц, а не публиковать объявление меленькими буквочками, – считает председатель комиссии Таллиннского городского собрания по правопорядку Макс Каур. – Тем более что мы имеем дело с уникальным объектом! В цивилизованной стране должны быть ипподромы, гольф-клубы, яхт-клубы. Это признак стиля, это традиции».

Совсем не бредовая идея

Представьте, уважаемые читатели, что построен именно такой ипподром, о котором мечтали коневоды с портала http://hobufoorum.eu. И называется он... «Ипподром Маницкого». «Зачем плодить эти невероятные жилые кварталы? – восклицает Макс Каур. – Лучше взять под защиту лесопарк и Штромку. А ипподром восстановить, торжественно отметить его девяностолетие, а потом и столетие. Это легко, было бы желание. Если г-н Маницки передумает строить там коробки, он все равно получит свою прибыль, а мы получим ипподром – ровесник государства. Можно придумать Кубок президента Пятса, например... Школу верховой езды...»

Когда работа над статьей подходила к концу, коллега озадачил вопросом: «А он нам нужен, ипподром-то?» Пришлось задуматься, какому количеству людей в Эстонии нужен ипподром в черте города. Но даже если местных любителей лошадей не так много, как в Швеции, то новые жилые дома на Палдиском шоссе, между троллейбусным парком и психиатрической больницей, наверняка нужны еще меньше.

НАВЕРХ