Тармо и Костя? Знаем таких. Ну и что?

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Андрей Бабин
Андрей Бабин Фото: Postimees

Когда стало ясно, что сборная Эстонии по футболу заняла второе место в отборочной группе Евро-2012, то есть добилась невероятного триумфа, возникла слабая надежда: может, обойдется? Может, не будет общественность обращать внимания на национальный состав команды?

Не обошлось, конечно. Немедленно принялись размазывать интеграционные сопли… Да и трудно было ожидать иного. Даже несколько лет назад, когда подобных подвигов от эстонской сборной никто не ждал, среди развешанных повсюду плакатов, призванных убедить нас в невероятном, то есть в том, что эстонцы и русские способны ладить между собой, были и рекламировавшие дружбу футболистов главной команды страны: «Индрека и Сергея знаешь?» Так как же удержаться от этого теперь, когда команда добилась столь ошеломляющего успеха?

Невозможно удержаться. И потому опять озвучен вопрос-намек: «Тармо и Костю знаешь?» Да знаем, знаем. Рагнара и Диму тоже. И Райо с Сергеем, и Мартина с Андреем…

Только вот хочется спросить в ответ: ну и что? Да, русские и эстонцы в одной команде, их там почти поровну. И что тут такого? Если в стране живут эстонцы и русские, почему надо так настойчиво акцентировать внимание на том обстоятельстве, что они оказались в одной команде? Это же вполне естественно.

Однако акцентируют. Тем самым как бы подтверждая, что отдельно взятая команда – это редкий островок, вокруг которого в государстве никакой реальной интеграции и близко нет.

Нельзя не признать, что сборная команда Эстонии по футболу за почти двадцать лет существования действительно прошла славный путь. Помнится, начался он в 1992 году с товарищеского матча со Швейцарией, и это было жалкое зрелище – футболисты в сине-черной-белой форме на глазах у своей публики были жестоко биты далеко не самой сильной командой со счетом 0:6.

Прошли годы. Сборная Эстонии заметно выросла. Она стала порой демонстрировать более-менее осмысленный футбол, тогда как раньше в основном преобладала манера игры «бей-беги». Запомнились несколько ярких матчей. И вот вершина – второе место в отборочной группе! То есть, мы претендуем на попадание в число участников финального турнира чемпионата Европы. Поздно вечером 15 ноября, с окончанием второго стыкового матча с ирландцами, сказка скорее всего закончится, но это будет уже не так важно. Наша радость все равно безмерна.

Так уж сложилось в мире, что футбол – это больше, чем просто игра с мячом. Национальная футбольная сборная – больше, чем просто спортивная команда. Это – один из символов государства.

Применительно к Эстонии наиболее откровенно в свое время эту идею выражал бессменный (независимо от занимаемых должностей) предводитель эстонского футбола Айвар Похлак. Тогда сборная формировалась только из этнических эстонцев, и на вопросы о том, почему в команду не берут русских, Похлак отвечал примерно следующее: «Я понимаю, что русские умеют играть в футбол, но мы живем в независимой Эстония, и нам важно показать миру, что в нашей национальной сборной играют эстонцы. Как умеют, но эстонцы».

Очевидно, той же логикой руководствовались и политики при власти: «Мы, эстонцы, сами можем управлять своим государством». И принялись это всем доказывать. Что и делают до сих пор. Как умеют.

Между тем, наша футбольная сборная добилась заметного прогресса не только по части качества игры, претерпели кардинальные изменения и принципы формирования команды. В нее давно уже берут людей не по национальному признаку, а тех, кто лучше делает свое дело, то есть играет в футбол в данном случае. И что характерно — именно после этого команда добилась наивысшего в своей истории результата. Вероятно, не случайное совпадение. И весьма символическое.

Казалось бы, вывод напрашивается: надо не сопли размазывать, а распространять положительный опыт футбольной сборной, представляющей на стадионах мира эстонское государство, на само государство. Вдруг и там тоже это приведет к какому-то впечатляющему прорыву?

Однако никаких признаков, указывающих на то, что это может произойти в обозримом будущем, пока не наблюдается. Очевидно, отдельно взятая команда так и останется одиноким островком. И не увидим мы на своем веку такого, например, плаката: «Министров Тойво и Петра знаешь?» И никто, соответственно, не пожмет в недоумении плечами, рассматривая плакат: «А зачем это повесили? Если в стране живут эстонцы и русские, почему надо умиляться тому, что они вместе управляют своим государством? Это ведь само собой разумеется».

Наверх