Мать Руденко: Россия поступила некрасиво, но это подействовало

Лийви Руденко

ФОТО: Kristjan Teedema

Мать пилота Алексея Руденко, приговоренного в Таджикистане к длительному сроку заключения и освобожденного сегодня, сообщила, что она очень счастлива и у нее нет слов, чтобы описать, что происходит в ее душе.

«Я очень счастлива, что сына освободили, у меня нет слов, - описала она свои первые чувства. - Мысли были разные, сердце болело и я не знала, как там идут дела. Ждать можно было чего угодно, это было тяжелое ожидание», - приводит ее слова Postimees.

По словам Лийви Руденко, информация, каждый день поступавшая из Таджикистана, изрядно потрепала ей нервы.

«Надеюсь, теперь все закончилось. Я уже поговорила с сыном, но пока не знаю, когда он приедет в Эстонию», - сказала она.

Лийви Руденко от всего сердца поблагодарила Министерство иностранных дел Эстонии.

«Большое спасибо министерству, я очень благодарна своей стране», - подчеркнула она.

Проблемы с Владимиром Садовничевым и Алексеем Руденко начались еще в марте. Лийви Руденко вспоминает, что уже тогда она связалась с министерством, но не называла никаких имен.

«Я с самого начала знала, что у сына проблемы, но там началось манипулирование, чтобы он никуда не обращался, - объяснила она. - Все это время Алексей говорил мне, мол, мама, не поднимай шум».

Шум Лийви Руденко и не поднимала, но связалась с ведомством и проконсультировалась, что делать, если возникнет необходимость.

«Когда Россия подняла в Интернете большой шум, молчать было ненормально, я обратилась, колеса тут же закрутились», - вспоминает она.

МИД практически каждый день сообщал матери эстонского пилота, как идут его дела.

«Я верила, что помогут без шума и поношения таджиков. То, что сделал наш большой сосед, некрасиво, но это подействовало, на таджиков давили — я благодарна, потому что без этого, наверное, так быстро не получилось бы», - предположила она.

Говорить с Лийви Руденко журналисту было сложно: практически каждую минуту у нее звонил телефон — кто-то хотел узнать информацию или поздравить женщину.

«С самого начала звонков было много — когда вся эта информация была обнародована, отовсюду звонили и даже присылали телеграммы», - добавила мать освобожденного летчика.

НАВЕРХ