Катри Райк: неправда, что вопрос гражданства меня не интересует

Катри Райк, депутат Рийгикогу, Социал-демократическая партия

ФОТО: Mihkel Maripuu

Поскольку целью Министерства внутренних дел является создание сбалансированной политики гражданства, эта тема касается меня и как министра внутренних дел, пишет Катри Райк в Postimees в ответ на реплику журналиста Теэта Корстена «Предвыборные обещания Катри Райк и Яны Тоом безответственны».

Дорогой Теэт, ты знаешь, что утверждение, будто вопрос гражданства в действительности меня не интересует, - неправда.

Поскольку целью Министерства внутренних дел является формирование сбалансированной политики гражданства, эта тема касается меня и как министра внутренних дел. Политика гражданства, исходящая из Конституции и общепризнанных принципов международного права, обеспечивает сохранение национального государства, а также общественный порядок и безопасность страны. В последнем случае важен именно фактор лояльности – гражданство одновременно ставит цели в виде определенных действий в пользу своего государства.

Поэтому я и предложила этот вопрос для обсуждения, чтобы решить вопрос гражданства таким образом, который бы обеспечил прекращение обсуждения темы серых паспортов.

Процитирую Тоомаса Хендрика Ильвеса во время его вступления в должность 13 лет назад:

«/…/ Сегодня, через 15 лет после восстановления независимости, я осмелюсь сформулировать задачи и обязанности: через пять лет нам нужно будет передать поколению, выросшему в самостоятельной Эстонии, страну, которая выглядит и поступает так, словно оккупации никогда не было.

Естественно, мы не может сделать пятьдесят лет оккупации несуществовавшими. Но одно поколение людей – двадцать лет – это время, на основании которого мы должны решить: справились мы или нет? Сделали ли мы Эстонию больше, лучше, безопаснее и больше похожей на дом?

/…/ Если я говорю тут о гражданах и стране граждан, то я говорю о гражданском обществе, а не о Законе о гражданстве. Если мы хотим, чтобы все жители Эстонии через пять лет испытывали гордость за то, что они живут именно в Эстонии, а не где-то еще, то мы должны думать обо всех своих соотечественниках, вне зависимости от их национальности, происхождения и вероисповедания.

Мы обязаны стоять за тех, кто пострадал во время оккупации, но существует и обязанность договориться с теми, кто причинил им вред во время оккупации. Мы не можем двигаться дальше в противоположных направлениях и в постоянных обвинениях. Но это не означает, что нужно, как это советуют с востока, забыть свое прошлое.

Если мы хотим передать родившемуся в независимой Эстонии поколению душевно здоровое государство, мы больше не должны использовать прошлое в качестве дубины. Прошлое само по себе не может никого наказывать и подозревать, если это прошлое прозрачно, известно и открыто.

Пришло время перевернуть новую страницу и подумать о будущем. /…/ Новая страница Эстонии предполагает, что мы станем лучше. Что мы не обвиняем, не запугиваем, не угрожаем, не мстим и не оскорбляем. Мы должны начать поступать так, как мы хотели бы, чтобы с нами поступали другие. Другие люди и другие страны.

Альтернатива жестока. Это – конкурирующее государство, где есть победители и проигравшие. В борьбе между странами большое побеждает маленькое, а грубая сила навязывает свои правила. Мы хотим, чтобы к Эстонии, какой бы маленькой она ни была, относились на равных. Чтобы в отношении нас действовали те же правила, из которых мы исходим сами в отношениях с другими. Но это означает, что так мы должны себя вести и внутри государства».

НАВЕРХ