Журналист, критиковавший EKRE: мне дали выбрать между самоцензурой и уходом с работы

Ахто Лобьякас.

ФОТО: SCANPIX

Вчера стало известно, что Эстонская общественная телерадиовещательная корпорация (ERR) прекратила трудовые отношения с ведущим передачи Olukorrast riigis ("О ситуации в государстве") на «Радио 2» Ахто Лобьякасом.

Сегодня Ахто Лобьякас подтвердил, что был вынужден покинуть место радиоведущего из-за своих критических высказываний. Он прокомментировал ситуацию на своей странице в Facebook:

"Меня не увольняли. Мне дали выбрать между самоцензурой и уходом с работы.

Я вел передачу "О ситуации в государстве" более четырех лет. В те годы, когда правительство возглавляла Партия реформ, на меня как на ведущего ни разу не оказывали давление, независимо от того, насколько острой была моя критика. То же самое я могу сказать и о правительстве Центристской партии.

После выборов что-то изменилось. Начали поступать сигналы, что критика в адрес создаваемой коалиции слишком острая и недопустимо пытается повлиять на политику. Критиковали подбор слов, рекомендовали выбирать интеллигентные эвфемизмы и окольные высказывания. Советовали снизить напор и вместо освещения недостойных лиц и идей сосредоточиться на программе нового правительства. Подчеркивали важность "взвешенности". По логике последнее могло означать лишь то, что расистов, антисемитов и неонацистов следовало искать не только в EKRE, но и в других партиях, а в случае отсутствия таковых - вообще не касаться этой темы.

Когда разговор дошел до того, что мне для моего же душевного здоровья было бы полезно взять паузу на пару месяцев, чтобы у меня не было выгорания, как у господина Х и господина Y, я понял, что конец близко, и откладывать его означает лишь продлевать коллективные мучения всех причастных.

Как бывшему корреспонденту Радио свободная Европа / Радио Свобода, все это казалось мне удручающе знакомым и напоминало о постсоветских и других полусвободных обществах. В государственной журналистике не терпят критические голоса. Никто не оказывает давления непосредственно из злого умысла, но давление существует, и его четкий подтекст заключается в том, что сверху нервничают, и от тех, кто без защиты находятся под властью, ждут сотрудничества и низкого профиля. В молодых демократиях это простой, но скользкий путь, в начале которого стоит самоцензура, а в конце - не что иное, как свободное общество.

Я не могу сказать, почему дела в ERR пошли таким образом. Но я должен сказать одно: когда я читаю длинные тексты председателей совета и правления ERR за последние недели, то в них брезжит желание смягчить напряжение в обществе и свести на нет раскол. Это прекрасно, но не имеет никакого отношения к свободной журналистике как ценности и институции, которую эти люди наняты защищать. Наоборот, в сегодняшних условиях эти тексты можно прочесть как попытку оправдать компромиссы - в пользу власти, за счет журналистики.

Я верю, что здесь кроется и объяснение тому, почему ERR не осмеливается защищать своих людей. Мой непосредственный начальник, главред "Радио 2" Кристо Раясааре, -которого мне не в чем упрекнуть, - замечает в своем вчерашнем заявлении, что за последние недели я подвергся нападкам. "Радио 2" всегда было на моей стороне, но ERR как институция, которую представляет правление, в случае нападок на журналистов занимало либо нейтральную позицию, либо делало уступки нападавшим. Это лишь в малой степени моя проблема как журналиста: в большей мере это проблема Эстонского общественного телерадиовещания и всех его журналистов.

По иронии судьбы за несколько месяцев во мне самом накопилась усталость от все более агрессивной политической повестки. Четыре года - долгий срок, чтобы свежо делать такую передачу, у меня был план уйти в начале июня. Но не успел я это сказать, как продолжение моей работы в передаче сделали для меня невозможным. 

Я желаю успеха следующему ведущему (который для гендерного равновесия мог бы быть женского пола). Благодарю Андруса за его огромное терпение, я знаю, что по крайней мере до тех пор, пока он останется на своем месте, в передаче "О ситуации в государстве" будут обсуждать ситуацию в государстве, а не то, выходят ли поезда вовремя или нет.

Насколько я понял, моя последняя передача выйдет в эфир 2 июня".

В ERR не давали внятных комментариев

Журналисты Postimees со вчерашнего вечера не могли получить комментарий председателя правления ERR Эрика Роозе по ситуации с Лобьякасом. Из всех членов правления ERR на вопросы ответил только Урмас Ору, который, по его словам, не особо в курсе дела. Комментарий Роозе пришел сегодня после полудня.

"Председатель правления, несомненно, с радостью ответит на ваши вопросы. У нас отсутствует по этой теме какой-либо обзор, я не в курсе, чтобы правление когда-либо обсуждало какие-то персональные вопросы о Лобьякасе", - сказал он, добавив, что по этой причине ему сложно что-либо комментировать.

Уход Лобьякаса обтекаемо прокомментировала пресс-секретарь ERR Пилле-Май Хелемай, по словам которой изменения в программе или замена ведущих относятся к деятельности организации медиа.

"Анализ актуальных тем, конструктивная критика и передачи-мнения - неотъемлемая часть ERR, и различные каналы, в том числе "Радио 2", будут пристально следить за злободневными темами и в дальнейшем", - сказала она.

Бывшие главреды критикуют

Оказанное на Лобьякаса давление категорически осудили бывшие главные редакторы Postimees Лаури Хуссар и Марко Михкельсон.

По оценке Лаури Хуссара, последняя неделя была для независимой журналистики в Эстонии одной из худших за последние 28 лет, поскольку под предлогом неподобающего журналистского тона и стиля вынудили уйти двух топовых журналистов: Вилью Кийслер и Ахто Лобьякаса.

"Как человек, проработавший более двадцати лет в эстонской журналистике, я сделаю президенту Эстонии предложение созвать круглый стол в защиту свободы слова, за которым собрались бы руководители и владельцы медиа-предприятий, действующие журналисты, представители гражданского общества, медиа-эксперты и представители политических сил", - сказал Хуссар. Он подчеркнул, что предупреждающие примеры усмирения журналистики в Европе нельзя допустить в Эстонии. Хуссар подтвердил, что передал свое заявление в Канцелярию президента.

По словам Марко Михкельсона он большей частью не соглашался с заявлениями Ахто Лобьякаса, но всегда уважал его право мыслить иначе. По его оценке, то, что сейчас происходит в Эстонии, очень странно.

"Уход Вильи Кийслер из Postimees из-за статьи-мнения, которое мне как бывшему главреду Postimees показалось достаточно невинным, тоже странно и неуместно для страны, занимающей высокое место в рейтинге свободы журналистики. Неужели самоцензура редакций действительно заработала еще до того, как правительство Центристской партии, EKRE и "Отечества" принесло служебную присягу?" - задается вопросом Михкельсон.

НАВЕРХ