Легко ли превратить журналистский текст в произведение изящной словесности?

Илья Верхоглядов.

ФОТО: Фото организаторов

23 августа в Доме писателей в 20.00 состоится мировая премьера фильма Ильи Верхоглядова (Санкт-Петербург) «Демарш энтузиаста». О том, что привлекает в Довлатове-журналисте, мы поговорили с автором фильма.

- Что определило ваш выбор героя?

- Полтора года назад в прокат вышел фильм Алексея Германа-младшего «Довлатов», и незадолго до премьеры мне захотелось перечитать Сергея Донатовича. Его основные тексты, вроде «Заповедника» и «Филиала», я читал еще в школе, но остался равнодушным. Думаю, в мои тринадцать лет довлатовский юмор был мне во многом непонятен. Но при повторном знакомстве с его прозой я настолько впечатлился, что прочитал полное собрание сочинений. Более того, изучил посмертно изданный сборник редакторских колонок "Речь без повода" и послушал около ста эфиров с участием писателя на «Свободе». И вдруг понял: печатная колумнистика и радиоочерки Довлатова - это очень талантливые и остроумные тексты. Значимый, но почему-то игнорируемый пласт его творческого наследия. Так что рассказ о Довлатове-журналисте - это в некотором смысле восстановление культурологической справедливости.

- Прием реконструкции событий с помощью актеров в документальном кино одновременно придает картине зрелищности, но и лишает ее абсолютной достоверности. Хотели ли вы специально отступить от строго-документальной картины или реконструкции были неизбежны в силу ограниченности материала?

- С одной стороны, визуального материала действительно не хватало, так что в какой-то степени мы были вынуждены восполнять этот дефицит постановочными сценами. С другой, сочетание документального и игрового в рамках одного кинопроизведения - очень любопытный синтез. Он поднимает картину на принципиально иной эстетический уровень. И мне не кажется, что мы сильно погрешили против так называемой киноправды: реконструкция опирается на слова спикеров, иллюстрирует их, никакого домысла тут нет. Так что игровые эпизоды в фильме совершенно документальны - если не по исполнению, то уж точно по духу.

- Какой самый главный вывод вы сделали для себя о Довлатове-журналисте?

- Для Довлатова журналистика была видом литературы. С одной стороны, это не очень хорошо, потому что он вольно обращался с фактами, всегда старался превратить некую реальную жизненную ситуацию в удачную литературную сцену. Для журналиста, прямо скажем, это не самое подходящее качество. Но с другой стороны, Довлатов всегда избегал скучных тем, владел любыми жанрами - от статьи до очерка, был блестящим стилистом и очень демократичным редактором, позволяя высказываться на страницах своей газеты людям с самыми разными мнениями. Наконец, он перенес в узкие рамки публицистического текста лучшие качества своей художественной прозы. Тем самым Довлатов добился почти невозможного: превратил журналистский текст, то есть весьма скоропортящийся продукт, в произведение изящной словесности, которое приятно читать и перечитывать спустя десятилетия после его публикации.

VI Международный фестиваль "Дни Довлатова в Таллинне" пройдет с 23 по 25 августа. Программу фестиваля можно посмотреть здесь.
НАВЕРХ