Хотелось бы увидеть харакири

Олеся Лагашина.

ФОТО: Konstantin Sednev / Eesti Meedia

Я не очень кровожадный человек, но в последнее время ощущаю потребность видеть у руля людей, готовых сделать себе харакири, если то, чем они управляют, идет вкривь и вкось. Ну или хотя бы уйти в отставку.

Но нашим управленцам – все божья роса. Вот, например, Яак Аавиксоо в ответ на предъявленные обвинения в сокрытии мошенничества неуклюже отнекивается, что «правила ЕС сложны». Так, может, сначала выучить правила, а потом играть в эти игры? Или же проректор по науке признается, что «прогнозировать объем работы трудно». Это, простите, институту общественного управления трудно прогнозировать? А как вы тогда управлять собираетесь или это навыков планирования не предполагает?

Ладно, мы все понимаем, что с финансированием науки дела обстоят плохо. Не будем показывать пальцем, кто обещал дать на нее денег и не дал. Тоже, видимо, прекрасно умели планировать. Университеты идут на махинации с грантами не от хорошей жизни, но кого это волнует, если на первых полосах очередное торжественное примирение премьер-министра с коалиционными партнерами, которые, правда, тоже играют не по правилам и систематически лгут, но так необходимы для вящей стабильности и солидарности…

Управленцам хорошо платят не потому, что они лучшие эксперты в своей области и никогда не совершают ошибок (даже если хотелось бы на это надеяться), а потому, что они несут ответственность. Я задаю себе вопрос: почему стыдно за происходящее мне, а не им? Почему при малейшей тени сомнения нельзя хотя бы временно сложить с себя обязанности на время расследования? Почему мы не сомневаемся, что при наличии связей богатый скандальный опыт не помешает занимать в будущем уютные бюджетные места? Почему мы так не уважаем себя, что позволяем этому происходить?

Чтобы быть честным, не требуется высшее образование. И никакой особой науки в этом тоже нет. Вот только понятие чести девальвировано.

НАВЕРХ