ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ DANSKE. Часть вторая: чистка кризисного времени сделала Банк Эстонии крупным собственником и дала старт эпохе Optiva

Здание банка Optiva 18 октября 1999 года.

ФОТО: PEETER LANGOVITS / PM/EMF

Находящийся в затруднительном положении Forekspank предлагали и Hansapank, и Ühispank, но ни один из них не захотел платить. В итоге ситуацию спас Банк Эстонии, пишет Postimees.

Первую часть читайте здесь.

Биржевой бум 1990-х годов, азиатский финансовый кризис 1997 года, а также кризис, разразившийся в России год спустя, с одной стороны, стал причиной консолидации банковского сектора, в ходе которого объединились Hansapank и Hoiupank (нынешний Swedbank Eesti), а также Eesti Ühispank и Tallinna Pank (нынешний SEB Eesti).

Параллельно шла и чистка в банкинге, которую сам Банк Эстонии называл наведением порядка. Так называемое наведение порядка началось 1 июля 1998 года, когда Eesti Maapank был объявлен банкротом. Обанкротился и банк EVEA.

Крупные эстонские банки были активны в России. Hansapank купил в Москве Faba Pank, но с Россией Hansapank был тесно связан и через Латвию. Направленная на Россию активность Eesti Ühispank была связана, прежде всего, с латвийским Saules Bank, но и там занимались инвестициями. Из крупных банков в сторону России больше всего рвался Forekspank.

Уже до начала кризиса в России совет Forekspank решил увеличить акционерный капитал через эмиссию 15 миллионов акций названным швейцарским Überseebank лицам.

Тогдашний президент Банка Эстонии Вахур Крафт. 

ФОТО: Peeter Sirge

Деньги нужны были срочно, поскольку в противном случае адекватность капитала банка упала бы ниже норм, которые Центробанк только что ужесточил. Направленную эмиссию планировали организовать потому, что из-за низкого положения рынка организация открытой эмиссии была связана с очень большим риском.

«Спрос на акции Forekspank сейчас не слишком велик», - признал тогда Ивар Лукк. 16 августа российское правительство решило расширить рублевый торговый коридор, что обвалило курс этой валюты более чем на 15 процентов. Обвалилась и российская биржа. Через 10 дней Россия отпустила свою валюту в свободное плавание.

31 августа Forekspank сообщил о продлении эмиссии до понедельника (последним днем эмиссии была пятница), поскольку деньги якобы не успели дойти до места.

В то же время в субботу Forekspank и Эстонский инвестиционный банк сообщили, что планируют заключить соглашение об объединении, в ходе которого Forekspank мог бы получить 50,25 процента акций Инвестиционного банка. События развивались быстро, и уже 2 сентября Банк Эстонии выдал разрешение на объединение.

Эстонский инвестиционный банк (сокращенно EstIB) был учрежден Банком Эстонии как специальное кредитное учреждение в 1992 году и начал активную деятельность с 1993 года, когда был организационно выстроен, а основные структурные подразделения были развиты. В первый год в качестве акционера задействовали Европейский банк реконструкции и развития, а также государственные инвестиционные фирмы из Финляндии, Швеции и Германии. Осенью 1997 года Банк Эстонии продал свою долю руководству Инвестиционного банка.

Однако объединения так и не произошло, и Forekspank, в балансе которого возникла дырка почти в 200 миллионов крон, начал спасать Банк Эстонии. В действительности Forekspank предложили Hansapank, в котором на тот момент значительную долю приобрел Swedbank, и Ühispank. Оба банка были готовы вести переговоры, но оплачивать принимаемые на себя обязательства никто не захотел.

Один из высокопоставленных руководителей Hansapank сказал тогда Äripäev, что они понятия не имели о серьезности положения Forekspank.

Спасение Forekspank Банком Эстонии вызвало вопросы, поскольку раньше Центробанк заявлял, что банки спасать не будет, но председателем совета возникшего в результате спасения банка Optiva стал племянник президента Банка Эстонии Вахура Крафта Гуннар Крафт (на фото).

ФОТО: Lauri Kulpsoo

«Можно было предположить, что происходящее в России вызовет у них трудности, но в то, что ситуация настолько плохая, мы, конечно, не знали», - отметил он.

Поскольку президентом Банка Эстонии тогда был Вахур Крафт, а председателем совета Инвестиционного банка его племянник Гуннар Крафт, который сохранил эту должность и в новом банке Optiva, какое-то время ходили слухи о том, что сделка произошла благодаря родственным связям. Кроме того, прежде Банк Эстонии декларировал, что коммерческие банки спасать не будут, и самым последним примером была кончина банка EVEA.

«Говорят, что выбирают не по именам. Просто был такой человек, как Гуннар Крафт, который и сейчас является председателем совета Инвестиционного банка. Выбрав Гуннара Крафта, мы дали ясный сигнал о том, что новый банк будет таким же консервативным, каким до сих пор был Инвестиционный банк», - объяснил выбор Вахур Крафт.

Вопросы вызывала и цена, которую Банк Эстонии от имени Forekspank заплатил за акции Инвестиционного банка принадлежащей его руководителям фирме Immermann. Цену посчитали слишком высокой.

В отмывании денег обвиняли уже 20 лет назад

1 марта 1999 года Äripäev писал, что следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры России Николай Волков сообщил экономической газете, что четырьмя годами ранее бывший мэр Грозного Бислан Гентермиров перевел предназначенные на восстановление разрушенного войной города почти 140 миллионов крон (девять миллионов евро) российских бюджетных средств через Forekspank на свои счета на Кипре и в Швейцарии. Оттуда деньги ушли в банки Великобритании, Турции и Австрии.

Тогдашний директор по рыночным коммуникациям банка Optiva Ранно Паюри подтвердил газете, что мэр Грозного использовал при переводе денег гражданина Аркадия Голодина, который открыл для этого два счета в Forekspank.

Бывший мэр Грозного Бислан Гантемиров начал свою политическую карьеру как сторонник служившего в Эстонии борца за свободу Чечни Джохара Дудаева. В 1991 году он стал мэром Грозного, но в 1993 году примкнул к антидудаевской оппозиции. Во время первой чеченской войны Гантемиров воевал на стороне федеральных войск, а во время правительства Доку Завгаева снова стал мэром Грозного.

В 1999 году Гантемирова приговорили к шести годам тюрьмы, но уже через полгода после того, как Владимир Путин стал премьер-министром, президент Борис Ельцы его помиловал и он тут же стал заместителем спецпредставителя правительства России, а позже - главой Грозного.

По последним данным, Гантемиров скупил имущество в Волгоградской области и занимается сельскохозяйственным бизнесом.

НАВЕРХ