У некогда приговоренных к смертной казни появилась надежда на свободу

Eesti üks tuntuim eluaegne vang on Romeo Kalda, kes tappis 1996. aastal Lasnamäe politseijaoskonna komissari Mart Laane. Kaldal tekib vabanemise võimalus 2021. aastal.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Скоро по улицам городов смогут спокойно гулять приговоренные в 1990-х к смертной казни, которую позже заменили на пожизненное заключение: теперь поправка к закону позволяет отправленному на всю жизнь в тюрьму заключенному ходатайствовать об условно-досрочном освобождении по прошествии 25 лет вместо прежних тридцати, пишет Postimees.

Поправка к закону приблизила срок возможного освобождения тех, кто был осужден в начале 1990-х годов за особо тяжкие преступления. В этом году надежда на освобождение появилась у тех, кто был арестован в 1994 году.

Соответствующую поправку к Пенитенциарному кодексу приняли в Рийгикогу 20 февраля этого года, перед самыми выборами, но большого внимания общественности она не привлекла. Изменение вступило в силу 1 июля.

Инициатива изменить закон поступила от Министерства юстиции, которое объяснило ее тем, что сейчас уже нельзя считать уместными соображения, на основании которых 20 лет назад ввели изначальный порядок. В 1990-х годах уровень преступности в Эстонии был выше, и тогда такой длительный период был оправдан, а теперь жизнь стала более безопасной.

В других европейских странах сроки, по истечении которых осужденный пожизненно может ходатайствовать об освобождении, намного короче. Как было и в Эстонии – 30 лет – из всех стран-членов Европейского совета остается только в Молдавии. 25-летнее минимальное наказание для пожизненно осужденных действует, например, в Латвии и Польше, а также и в России. В Ирландии осужденный пожизненно получает возможность на освобождение уже через семь, в Швеции через десять, а в Финляндии через 12 лет.

Если до сих пор подать прошение об освобождении смог лишь один пожизненно осужденный, – находящийся за решеткой с 1983 года 60-летний Олег Пятницкий  – то вступившие в июле поправки дали предоставили право еще девяти осужденным. До вступления закона в силу возможность просить об условно-досрочном освобождении у следующего осужденного пожизненно возникала только в 2022 году.

Никого пока на свободу не отпустили

В последний раз суды обсуждали возможность условно-досрочного освобождения Пятницкого в этом году, но было решено оставить его за решеткой. Государственный суд в августе не принял жалобу Пятницкого к рассмотрению, поэтому решение об отказе в освобождении вступило в силу.

Суд обсудил возможность освобождения всех девяти осужденных пожизненно, о котором они могут ходатайствовать после изменения закона, но пока никто из них на свободу не вышел. В ноябре очередь дошла до убивших трех человек Эдуарда Мяэ и пять человек Олега Борисова. В отношении них суд пока решения не вынес, но прокуратура и тюрьма освобождение не поддержали. Как Мяги, так и Борисова в 1990-х годах за их преступления приговорили к смертной казни, но после ее упразднения заменили наказание на пожизненное заключение.

Всего 41 пожизненник

  • В эстонских тюрьмах пожизненное наказание отбывает 41 заключенный.
  • Дольше всех за решеткой находится убивший двух человек Олег Пятницкий – с 12 мая 1983 года.
  • Возможность попросить об условно-досрочном освобождении он получил в 2013 году.
  • В последний раз суд вынес приговор о пожизненном заключении в июне этого года. Его получил изнасиловавший двух женщин и убивший одного мужчину Энрико Нурмеле.
  • В этом году право на условно-досрочное освобождение появилось у девяти осужденных пожизненно.
  • В 2020 году просить об УДО смогут двое, а в 2021 году еще двое отбывающих пожизненное наказание заключенных.

Пресс-секретарь Министерства юстиции Кристин Раммус сказала, что самому заключенному не нужно ходатайствовать об УДО: при наступлении срока материалы в суд передают вне зависимости от желания заключенного.

«Согласно вступившим в силу в июле поправкам к закону, пожизненно осужденный может отбывать наказание и в тюрьме открытого типа, но это не является условием освобождения от пожизненного срока. Освобождаемых пожизненников перед тем, как выпустить из тюрьмы, консультируют, в том числе объясняют, какую помощь можно получить от самоуправления, какую - от Кассы страхования от безработицы. При освобождении они кроме криминального надзирающего могут получить и опорное лицо», - сказала Раммус.

В случае если суд решит досрочно выпустить какого-то пожизненно осужденного, по закону ему назначается 5-10-летний испытательный срок. Если во время этого срока он совершит новое умышленное преступление, его вернут в тюрьму отбывать  пожизненное заключение.

Также освобожденный досрочно в течение трех лет должен подчиняться контролю поведения, а также регулярно посещать криминального надзирающего. Если требования контроля будут нарушены, суд может либо продлить срок контроля поведения, либо вернуть человека обратно в тюрьму.

Более короткий срок может лучше мотивировать

Вице-канцлер Министерства юстиции по вопросам тюрем Прийт Кама не видит принципиальной разницы в том, получают пожизненные заключенные возможность выйти на свободу через 25 или через 30 лет, поскольку в обоих случая речь идет об очень большом сроке.

«И 25 лет никому не дают гарантию того, что их автоматически освободят. Речь идет о том, что суд может подумать, можно ли выпустить человека из тюрьмы. Когда срок возможного освобождения приблизился на пять лет, для кого-то из заключенных это могло стать позитивным импульсом. Человек может показать, что готов над собой работать, чтобы быть готовым к жизни на свободе», - сказал Кама.

По словам вице-канцлера, не нужно считать себя гением, чтобы пытаться понять, изменился ли отбывающий пожизненное заключение человек настолько, чтобы его можно было отпустить на свободу. Это оценивают чиновники, которые каждый день общаются с заключенными и анализируют их поведение в течение долгого времени, выясняя и то, есть ли у них склонность к какой-либо зависимости. В определенных ситуациях это может делать их очень опасными, поэтому они могут совершить новое преступление.

«В течение многих лет я сам общался с десятком пожизненно осужденных. В бытовом контакте они не кажутся какими-то монстрами, в них можно видеть и черты обычных людей. Поэтому могу сказать, что возможность оказаться на свободе, хочется верить, может стать для кого-то причиной взять себя в руки и начать вести себя лучше», - сказал Кама.

По его словам, досрочное освобождение пожизненного заключенного не может быть эмоциональным решением: поведение человека нужно анализироваться в течение долгого времени.

Вице-канцлер Министерства юстиции и руководитель отдела тюрем Прийт Кама.

ФОТО: Mihkel Maripuu

«При общении с заключенным мы в действительности оцениваем его умение общаться. Мы смотрим, играет ли он свою роль уверенно - как Морган Фриман в фильме „Побег из Шоушенка“, но это не показатель. Чувствующий себя неуверенным человек может показаться вспыльчивым, в то время как манипулятор может произвести должное впечатление», - рассказал он.

Кама убежден, что даже те заключенные, которые провели в тюрьме большую часть своей жизни, не настолько привыкли к тюремной жизни, чтобы не хотеть на свободу.

«Один отбывший неоднократные заключения пожизненник недавно участвовал в конкурсе воспоминаний и при чтении его работы бросилось в глаза то, что 15-летнее заключение он описал одним коротким абзацем, а несколько месяцев на свободе описывал долго и обстоятельно. Видно, что и проведшие большую часть жизни в тюрьме в своих мыслях все же живут в том времени, когда они находились на свободе, и хотят туда вернуться. Мой опыт говорит, что люди, которые не хотят выйти из тюрьмы, имеют серьезные проблемы с психикой», - сказал Кама.

НАВЕРХ