У некогда приговоренных к смертной казни появилась надежда на свободу

НАВЕРХ