Большинство идей возрождения Нарвы страдают одной и той же болезнью

Хрущевки в Старом городе Нарвы рядом с Ратушной площадью.

ФОТО: Николай Андреев

Пока умирают Нарвские электростанции - последнее градообразующее предприятие советского времени - оживилась дискуссия о том, как возродить Нарву. Предлагают построить здесь завод сланцевого масла, завод по выработке водорода или огромное овощеводческое хозяйство, чтобы сохранить для нас рабочие места. На этом фоне особняком стоит предложение историка и политика от Isamaa Лаури Вахтре, который предлагает снести все дома в Старом городе и заново отстроить довоенную Нарву. Во-первых, это даст нам работу в строительстве и туристической отрасли, во-вторых - имплантирует в город сердце, потому что сейчас, оказывается, сердца у города нет.

Город больших проектов

Нарва всегда была городом больших проектов. В немецкое время это был фронтир. В шведское время здесь появилась мощнейшая в Северной Европе система бастионов. В царское время здесь вырос Кренгольм - в начале своей работы крупнейшее в империи промышленное предприятие. В советское время здесь возвели две электростанции, и тогда это был самый большой в мире комплекс по производству электроэнергии из сланца.

В наше время родилась и живет идея сделать Нарву маленьким туристическим городом.

Помню, впервые эту идею я услышал в школе от учительницы истории. С тех пор прошло четверть века, город усох с 80 до 50 тысяч жителей. Но для обслуживания туристов в копии Старого города даже 10 тысяч жителей - это слишком много. Поэтому, я искренне надеюсь, что туризм у нас будет развиваться, но никогда не станет основой местной экономики.

И всё-таки, спасибо Лаури Вахтре за его идею - большую и немного сумасшедшую. Как раз таких идей нам сейчас не хватает.

Дорого, опасно и бессмысленно 

На стенах в моей квартире висят фото и картины с изображением улиц Старой Нарвы. Я живу в Старом городе, но в окнах я вижу совсем не то, что на картинах. Мне безумно жаль, что Старой Нарвы уже нет. Можно и нужно возрождать здания на больших пустующих участках. Но создать полную копию довоенной Нарвы возможно, лишь убив нынешнюю среду и сообщество, которое живет на этом месте сейчас.

Я живу вовсе не в хрущевке, а в добротной сталинке с высокими потолками, в которой мы с женой сделали капремонт своими руками. У меня во дворе есть, где играть детям, есть, где поставить машину. Рядом живут соседи, которых я хорошо знаю. В шаговой доступности - школа, садик, магазины и набережная… Эту среду Лаури Вахтре называет “разбросанными где попало кубиками зданий”. Я понимаю, что для него всё это, включая жителей - наследие проклятого совка, но для нас-то это наша жизнь. И против ликвидации района будет активно протестовать большинство его жителей.

Но главное, если представить, что проект удалось бы реализовать, на выходе это дало бы Нарву примерно в таком же состоянии, что и сейчас. Если в Санкт-Петербурге и Таллинне не упадут зарплаты, туристов в Нарве будет побольше. Местных жителей, естественно, станет меньше. И мы сделаем еще один шаг всё к тому же маленькому туристическому городу. Который - не есть нужный нам большой проект.

В успешные времена не придумывали рабочих мест

Большинство идей возрождения Нарвы страдают одной и той же болезнью. Сначала мы старались придумать, чем занять швей с Кренгольма, теперь - энергетиков. Лет через десять будем думать, куда пристроить тысячи водителей и продавцов, которые станут ненужными из-за развития технологий. Параллельно с изобретением рабочих мест мы делаем город удобным, чтобы даже безработный мог насладиться прогулкой по прибрежному променаду.

Но вспомним прошлые большие проекты в Нарве. Бастионы строили, чтобы обезопасить уже имеющийся узел торговых путей, чтобы собирать с него налоги в королевскую казну. Кренгольм строили, чтобы заработать на производстве тканей промышленным способом за счет дешевой энергии нарвских водопадов. Электростанции строили, чтобы дать стране электричество из удобного местного ресурса - сланца. Ни в одном случае целью не было придумать рабочие места, наоборот, рабочих рук на месте не хватало.

Большие проекты имели конкретный экономический смысл и были очень смелыми на тогдашнем уровне развития. Для работы в большом проекте в город приезжали новые жители - и это было ключевым моментом. Потому что новым жителям нужны жилые дома, магазины, дома культуры.

В кругах образованных и современных принято ругать унылую советскую застройку Нарвы. В кругах более широких с гордостью вспоминают, что каждую пятилетку появлялась новая школа и микрорайон вокруг нее, детских садов было в разы больше, медицинские услуги в городе постепенно становились доступнее, а не переводились в деревню Пуру рядом с городком Йыхви в часе езды от Нарвы.

Но всё это было лишь приятными бонусами от больших проектов. Эти проекты и были настоящим сердцем города. Которого сейчас, кажется, действительно нет.

Маловато будет! 

Понятно, что нельзя класть все яйца в одну корзину. Понятно, что в новых условиях нужно выжать максимум возможного из старых источников - из сланца, из нарвских водопадов, из перекрестка торговых путей и из Старого города.

Но главный вопрос всё равно простой: что нужное для мира мы можем производить, используя те ресурсы, которые здесь дешевле, чем в других местах?

Причем ресурсом в этом смысле могут быть не только полезные ископаемые, но и городская среда, образ жизни и сами люди, по какой-то причине готовые работать в Нарве. И конечно, отвечать на этот вопрос должны не “специалисты по общим вопросам”, вроде политиков или журналистов, а узкие специалисты и предприниматели, перед которыми всего лишь нужно снимать любые барьеры - миграционные, банковские, языковые.

Если рассуждать таким образом, то идея агропарка или нового завода разумнее, чем, например, идея искусственного перевода в Нарву государственных учреждений. Но всё это… мелковато. Большой проект должен быть большим. И немного безумным - в общем, как строительство заново Старого города, но всё-таки не настолько оторванным от реальности.

НАВЕРХ