Несколько вопросов к вице-канцлеру Министерства образования Кристи Винтер-Немвальтс
"Обучение детей не входит в мою компетенцию"

Удаленное обучение не каждому по плечу.

ФОТО: Elmo Riig

Читательница Rus.Postimees Лидия Теска осталась в недоумении после прочтения мнения вице-канцлера Министерства образования Кристи Винтер-Немвальтс об удаленном обучении школьников, и у нее возникло несколько вопросов, которые мы публикуем.

Я читаю и не понимаю. Вы пишете: «ученики, учителя и родители отлично справляются с этой непростой задачей». Был проведен опрос? Это мнение министерства или это мнение определенной группы?

Вы рекомендуете «не ставить цифровых оценок», а если их все равно ставят и не всегда хорошие? Дети учатся сами, а их даже не похвалят. Где словесное, формирующее оценивание, где мотивация? Пока я этого не видела.

Вы пишете, что были «заключены договоренности о конкретном времени, которое, по мнению учителя, потребуется ученикам для выполнения заданий». Но время на выполнение ряда заданий дается строго в определенный промежуток или до определенного времени. Что вы посоветуете, если ребенок не понял или не успел выполнить задание? У детей в школе не было уроков ИТ. Работать на компьютере учим их дома мы сами.

Как оценить констатацию факта, что «обилие разные цифровых решений приводит в замешательство как учеников, так и их родителей»? Разве не задача министерства рекомендовать определенные ресурсы для обучения? Я знаю, что используются российские ресурсы. Они великолепны, но без пояснения учителя работать с ними тяжело. Пояснение только устное во время видеоконференции. Нет конспекта урока.

Когда вы говорите, что «в дальнейшем нам нужно уделять больше внимания вопросам цифровой гигиены», это включает, наверное, и время, проведенное учеником у компьютера. Скорость работы учителя и ученика разная. Мои дети проводят за компьютером до 5-6 часов без перерыва! Вечером мы доделываем те задания, которые были непоняты. Вы считаете это отличным решением?

Я должна воспитывать, любить, вдохновлять и поддерживать своих детей. А обучение не входит в мою компетенцию.

Утверждается также, что у директора должно быть «представление о действительной нагрузке учеников». Как вы это определите? По мнению учителя? С учетом возрастных возможностей? Какой должна быть нагрузка?

Вы отмечаете, что «объем работы учителей в условиях дистанционного обучения возрастает». Но учитель работает за зарплату, а я объясняю детям то, что они не поняли. То есть я работаю за учителя - и русского, и математики, и природоведения и т.д. А мама вечером после работы в больнице объясняет еще и эстонский, и английский. Ложимся спать уже после 22.00.

Странен и этот совет: «Учителя могут помочь родителям, если они будут задавать задания таким образом, чтобы родители успевали ознакомиться с ними до начала обучения и могли поддержать ребенка дистанционно». Зачем помогать родителям, когда надо помочь ученику? Почему учитель не может приложить конспект своего урока, в котором подробно, по действиям распишет все, что должен сделать ребенок? Где подробная инструкция к выполнению задания?

И наконец, порадовала эта рекомендация: «Родители могут поддержать детей, помогая им ежедневно формулировать конкретные и реалистичные учебные задачи и вместе продумав, какая помощь может потребоваться им для их достижений. Поговорите с ребенком о том, какой способ обучения ему подходит больше всего». У меня только один вопрос: когда поддерживать и говорить?

Задача министерства - следить, чтобы учебный процесс был по силам самому ребенку, и не надо мне успевать «ознакомиться с ними (заданиями) до начала обучения и… поддерживать ребенка дистанционно». Я должна воспитывать, любить, вдохновлять и поддерживать своих детей. А обучение не входит в мою компетенцию.

НАВЕРХ