Страсти по рабсиле и мобильной платформе, или Как забить на Bolt

Что будет с сельским хозяйством, если украинские рабочие уедут домой? Аграрный сектор эстонских безработных особо не ждет.

ФОТО: Teele Üprus

Главными экономическими событиями прошлой недели в Эстонии стали очередные столкновения правительства с аграрным сектором по поводу иностранной рабочей силы и запрос о пятидесятимилионной помощи гордости всей эстонской экономики десятых годов, мобильной платформы Bolt.

Городских не ждут

Уже ясно, что карантин не потеряет силу после Вальпургиевой ночи, а продлится минимум до июня. И чем сейчас такое чрезвычайное положение дольше длится, тем, на самом деле лучше. Хотя бы потому, что заходила Эстония в коронакарантин резко и без особых мер, а вот как выходить из него - пока никто не додумался даже на уровне проекта дорожной карты.

Эксперты и прочие умы предлагают отменять постепенно, освобождая население и различные сектора экономики. Как говорят синоптики: обратимся к карте. На сегодняшний день в Эстонии есть пять проблемных регионов - Таллинн и Харьюмаа, Сааремаа, Пярнумаа, Юго-Восток страны, Ида-Вирумаа. В цифровом отношении это почти 70% населения страны и 92% случаев заболевания коронавирусом. В этих регионах находятся основные здравницы, кузницы, ресторации и финансовые центры. Осталась в почти незатронутых вирусом областях Эстонии только житница, но и там незадача - нет работников. Точнее еще есть, но грозятся нам фермеры с разных концов страны, что скоро не будет. Посеять - посеем, но жать некому.

Общая беда, по идее, должна сплачивать людей, но в нашем сельском хозяйстве, сугубо убыточной отрасли, началась война с государством в пользу некогда братских союзных республик. Дня не проходит, чтобы не звучали слова о трудолюбивых братьях-славянах, готовых в выходной день косить траву на принадлежащем дону Пеэтеру ранчо. Причем этот самый дон Пеэтер отказывается даже смотреть в сторону местного рынка, называя местных работников зажравшимися горожанами, которых не то что как корову подоить не научить, а грабли в руки давать опасно, ведь чревато такое серьезной и неоднократной травмой на производстве.

Горожане отвечали дону Пеэтеру взаимностью, заявляя, что скоро лето, вирус отступит, кафе-мороженое откроются, а огурцы будут есть гишпанские, благо они в два раза дешевле отечественных аналогов.

Hа дона Пеэтера давило и родное государство, заявляя, что потомкам Шевченко (поэта и футболиста) надо бы до дому, до хаты уехать, а потом вроде как смягчилось, мол, работайте дальше, но с колоссальными условиями, за которыми читалось, что местную рабсилу все-таки придется набрать. Потом.

Tренд последних недель и неопределенность с будущим, в котором не все будет светло и прекрасно, а, скорее всего, до нахождения вакцины от коронавируса, чрезвычайное положение будет перманентным, показывает, что одна из сторон рынка труда начинает идти на уступки. Если еще пару недель назад весеннее сидение дома рассматривалось как кратковременный, хоть и неоплачиваемый отпуск, то сейчас "отпускники" широкого профиля готовы на любую работу по расценкам, которых в Эстонии не видели пару-тройку лет точно.

Дня не проходит, чтобы не звучали слова о трудолюбивых братьях-славянах, готовых в выходной день косить траву на принадлежащем дону Пеэтеру ранчо.

1

Сельхозпроизводители мотивируют необходимость в иностранной рабочей силе низкими затратами на оплату труда, заявляя о более высокой конкурентоспособности нашей продукции на мировом рынке, но, по сути, сейчас сельхозпроизводители получают возможность по сходной цене, хотя бы на летние работы, получить еще более дешевую рабсилу и внести свой вклад в сохранение какого-никакого спроса в нашей стране. Иначе бюджет страны и ЕС треснет окончательно, если начнет компенсировать убытки несговорчивых аграриев, которые никак не могут освоить импортозамещение рабочей силы. Далее возможен эффект домино - массовые личные дефолты, банки и экономика покатится в пропасть, хохоча на поворотах.

Сделает ли сельхозбизнес теперь шаг навстречу населению? Хотя бы на время сезонных работ, сбора клубники и прочих ягод? Или встанут, уперевшись рогом - хотим украинцев?

С другой стороны и аграриев можно понять: если экономика начнет восстанавливаться и будет делать это быстро, то наш народ опять сбежит в город, а специалисты широкого профиля оперативно променяют должность тракториста на баристу.

Хотя черт знает, может городским и понравится - свежий воздух, опять же, работа гарантирована всегда, жилье у нас в провинции пока очень дешевое. Ведь будет обидно, если после отмены режима ЧС мы наступим на те же грабли - создавая бумы и минибумы в тех отраслях, которые в очередную лихую годину выплеснут солидную порцию безработных.

На платформу прибывает...

Коллега из экономической редакции Postimees предположил, что грядут минибумы индустрии развлечений и ресторанного бизнеса. Если так - то это будет сверхобидно и это покажет, что человечество все-таки - тупиковая ветвь эволюции. В случае бума развлечений экономический кризис наступит гораздо скорее и без всяких новых пандемий - хотя бы потому, что нельзя ни есть, ни смотреть фильмы 24/7, а контент, предлагаемый массовой культурой, вызовет безразличие месяца через два-три.

Сфера развлечений и культуры - не та сфера, куда надо сейчас кидать спасательный круг госдотаций. В последние годы культура попала в дикую полосу стагнации, выдавая абсолютно серые продукты, которые разум уже отказывался различать. Как, например, русская классика на сцене Драмтеатра: хотите новую постановку - просто поменяйте московские гостиные на таллинские панельные дома и вот вам "новое" прочтение "Мещан"/"Иванова"/"Вишневого сада"/"На дне", а Индрек Саммуль в любой постановке, будь то "Иванов", "Братец" или "Мещане" будет одинаково заламывать руки и патетично кричать: "Minu lihane poeg!!!". Коронакризис - шанс в том числе и для культуры. Шанс создать действительно качественный коммерческий продукт, который позволит на время забыть про государственные дотации.

Сейчас драмы нам хватает на других фронтах, причем иногда и не понимаешь, драма это или комедия. В соседнем государстве в список стратегических компаний попала букмекерская контора, а в наших палестинах зарегистрированная в Латвии и работающая в 35 странах мирах компания Bolt попросила почему-то у нашего государства 50 миллионов помощи. Когда эта новость появилась в лентах, первая реакция была такова, что это чья-то шутка. Предмет гордости, локомотив прогресса, самый желанный работодатель оказался на самом деле голым королем, да еще и с сомнительной репутацией. Когда надо Bolt, таксисты/курьеры - наше все, это работники, приносящие основной доход. Когда не надо - Bolt знать про них не знает.

Популярность подобных таксофирм на примере нашей страны объяснялась просто - по сути у нас было всего два выбора: дорогие и чистые и дешевые и грязные. Да еще такой небогатый выбор сужался в аэропортах, портах и на автовокзалах. Но, как показала практика, стоимость некоторых поездок по приложениям Bolt и т.п. для клиента оказывалась дешевле, чем она была на самом деле. Несколько раз удавалось видеть такие цифры на экране приложений для водителей такси, что общая стоимость поездки была гораздо выше той, которую оплачивал потребитель.

Задумка сия читается просто - выдавить традиционные таксофирмы с рынка, а затем поднять цены и отыграть убыток. В Таллинне это не особо получилось. Во всех тех местах, где стояли "Тулики" и "Таллинки", они стоят и сейчас, и есть подозрение, что классические таксофирмы никуда не делись и в других странах, где оперируют подобные таксоприложения. Плюс, как сообщают источники в ресторанном бизнесе, платформой Bolt недовольны и в этом сегменте, ведь работу курьера оплачивает не только потребитель, но и ресторатор, который вынужден, не меняя цены на свой продукт, оплачивать более высокую ставку мобильной платформы.

Уйдут ли подобные платформы в небытие, если коронавирус задержится у нас еще на пару месяцев? Да и Бог с ними! Свято место пусто не бывает, да и придумают что-то новое - ведь надо же новый экономический пузырь надувать.

НАВЕРХ
Back