Больная раком воспитатель детсада задала вопросы премьер-министру Ратасу и теперь может лишиться работы

Kadri Tennosaar (pildil).

ФОТО: Eero Vabamaegi/Postimees

Больной раком воспитательнице детсада угрожает безработица, после того, как она публично задала вопросы премьер-министру Ратасу о новом директоре Департамента по делам образования и молодежи и размере зарплаты на этой должности, пишет Postimees.

Летним вечером Кадри Тенносаар выходит из ворот детского сада Õunake. В Мустамяэ царит сумрак. Кадри одета со вкусом, на лице легкий макияж, в руках темнорозовая большая сумка. Со стороны никто и не подумает, что это улыбающаяся женщина уже два месяца борется с раком груди. Операция, вероятно, будет в декабре, но до этого Кадри ждет день, когда она останется без работы.

Начало лета было таким многообещающим: в начале июня Тенносаар увидела возможность подать заявку на работу в детсаду Pallipõnn, который расположен от Õunake буквально в нескольких минутах ходьбы. Там Тенносаар, которая уже много лет работает помощником воспитателя, смогла бы стать полноценным воспитателем, а значит не нужно было бы прибирать и менять подгузники, а можно было бы сосредоточиться на занятиях с детьми.

На встрече с директором Pallipõnn Майре Кальювеэр они договорились в устной форме и через сообщения о новой зарплате и начале трудового договора 10 августа. Тенносаар написала заявление об уходе своему работодателю в Õunake. Почему бы и нет, если договоренность уже есть? Зарплата почти в два раза выше нынешней. Она почти достигает средней по Эстонии!

Однако поворотом судьбы в жизни Кадри стало назначение нового директора Департамента по делам образования и молодежи и тот факт, что на этом посту зарплата Уллы Иллисон составит 6900 евро.

«Ты что сделала? Ты что постишь?»

10

Всё произошло поздним вечером 27 июля. Вечер — любимое время Кадри, потому что именно тогда она находит время для себя и интернета. Истощенная после рабочего дня она сидит на кухне, думает о зарплате Уллы Иллисон, а затем берет в руки телефон, заходит на Facebook-страницу Юри Ратаса и пишет там: «У меня вопрос — кто такая Улла Иллисон? И какой у нее опыт работы с молодежью и в сфере образования? Почему именно она, которая пришла из сферы финансов? Что она знает об образовании и молодежи?» 

Где же свобода слова?

Кадри зарабатывает в десять раз меньше и ей кажется нечестным то, что у Иллисон такая высокая зарплата.

«6900 месячная зарплата??? Я считаю, что у нас есть право знать больше о том, кто она такая и чем таким важным она будет заниматься на новой должности, чтобы быть достойной такой зарплаты? [...] то, что сейчас происходит, мягко говоря, нелепо. Я очень жду объяснений перед народом. И основательных».

То же самое Кадри дублирует у себя на странице.

На следующий день у Тенносаар зазвонил телефон. Нет, это не был премьер-министр Ратас. Кадри пригласили на беседу с будущим новым работодателем в детский сад Pallipõnn. Незадолго до этого директор Кальювеэр и Тенносаар стали друзьями в Facebook, и Кадри не ждала подвоха. С собой она прихватила коробочку черной смородины, чтобы подарить начальнице.

«Ты что сделала? Ты что постишь?» - потребовала объяснений директор Кальювеэр.

Тенносаар не понимает, что сделала не так. В Эстонии же свобода слова, а пост не был каким-то нецензурным. Однако новый работодатель объясняет женщине, что она разжигает ненависть, публично выступает, что совсем не подходит учителю детского сада.

В итоге перепуганная и отчитанная Тенносаар удаляет свой пост из Facebook, Кальювеэр приказывает написать премьер-министру письмо с извинениями. И черную смородину она не принимает. Потому что это было бы «коррупцией».

Неискреннее извинение

Во вторник, 28 июля в 15.06 Тенносаар отправляет в госканцелярию письмо с извинениями. Она очень нервничает, даже допускает опечатки в письме.

«Здравствуйте, господин премьер-министр Юри Ратас! Поскольку я публично опубликовала на своей странице Facebook интересующие меня вопросы относительно назначения Уллы Иллисон на должность руководителя Департамента по делам образования и молодежи, а также высказала свое негодование относительно ее зарплаты, то это принесло мне большие неприятности. Я действительно высказала свое мнение и пожелание узнать больше. В мои планы разжигание ненависти не входило, - пишет Кадри, добавляя, что просит премьер-министра удалить тот пост с его FB-страницы. - Я искренне приношу извинения, если кого-то оскорбила или переступила черту».

Копию письма Тенносаар отправила и своему будущему работодателю, директору Кальювеэр. «Я очень рассчитываю на работу в Pallipõnn. Это был удар ниже пояса. Очень надеюсь, что мы переживем это», - добавила Кадри в письме потенциальной начальнице.

В среду, 29 июля Тенносаар во время химиотерапии размышляет о том, что ее пост был все-таки «адекватным». Почему она вообще согласилась его удалить, да еще и стала извиняться? «Это были правильные вопросы, - пишет она сообщение директору Кальювеэр. - Те извинения, которые ты сказала мне написать, я принесла неискренне, потому что мне не за что было извиняться».

«Ты все еще берешь меня на работу? Все в силе?», - спрашивает Кадри.

«Не беру», - коротко и ясно отвечает директор.

Напряжение растет. Директор заявляет Кадри, что ее поведение не отвечает профессиональной этике учителя и стандартам профессии. Тенносаар начинает угрожать, что обратится к юристам, Трудовой инспекции и журналистам. Телефон прямо разрывается от сообщений.

В панике Тенносаар начинает думать о том, сможет ли забрать назад свое заявление об уходе из Õunake, но о ее уходе знают уже много недель и уже нашли нового работника, с которым заключили договор.

За окном сгущаются тучи.

Общественный деятель

«Слушайте, ну она же не претендовала на работу буфетчицы или уборщицы, а на учителя», - комментирует Майре Кальювеэр сложившуюся ситуацию. «Я ссылалась на профессиональные стандарты учителя, я объяснила ей, что учитель должен сотрудничать». В голосе Кальювеэр звучит осуждение, когда она говорит о посте Кадри на странице премьер-министра. Тем более, под постом были и комментарии, которые директор уже не может вспомнить. Но мораль ее такова: «Учитель — это общественный деятель. Требование объяснений от премьер-министра должно происходить в иной форме».

Кальювеэр объясняет: от Тенносаар приходили и приходили сообщения на ночь глядя — требовательные и оскорбительные. Затем этот ультиматум и обвинения в том «что это был удар ей в спину».

«Я всегда смотрю на то, хороший ли человек, добрый ли он и спокойный ли, может ли сотрудничать», - поясняет директор, отмечая, что не понимает, почему Кадри резко изменилась, ведь «в июне она была приятной и спокойной».

Вот только тогда, в июне рак у Кадри был еще не диагностирован.

Что же будет дальше?

Кальювеэр говорит, что она подумала над тем, чтобы предложить Тенносаар предварительный трудовой договор. «Я посмотрю, сможет ли он не угрожать мне в течение недели», - пояснила директор. Вот только если дело попадет в прессу, то «она к нам на работу точно не придет».

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

10
НАВЕРХ
Back