Рейнсалу: принятие доктрины Аллика – это предательство народов

По словам министра иностранных дел Урмаса Рейнсалу, он не понимает критикующую внешнюю политику правительства оппозицию, которая в то же время оставляет без внимания звучащие из ее рядов, угрожающие безопасности Эстонии заявления.

ФОТО: Sander Ilvest

Министр иностранных дел Урмас Рейнсалу («Отечество») рассказал Postimees, как появилась идея нанять американское адвокатское бюро для представления интересов Эстонии в расследовании дела об отмывании денег, которую реализовал министр финансов Мартин Хельме, об отношениях с Финляндией и недавнем выступлении социал-демократа Яака Аллика, призвавшего к дружеским отношениями с Россией.

- Когда 30 июля на пресс-конференции правительства у вас спросили, наносит ли договор с американским адвокатским бюро Freeh Sporkin & Sullivan LLP вред репутации и доверю  Эстонии, вы в своем ответе сослались на то, что сама идее возникла в тот момент, когда медиамагнат Ханс Х. Луйк приходил к вам с американским адвокатом.

- Эта встреча прошла в конце 2018 года. Луйк каким-то образом познакомился с партнером одного крупнейшего американского адвокатского бюро, у которого имеются семейные связи с Эстонией. Этот человек побывал в Эстонии, и я с ним встречался. Он сказал, что следил за полемикой вокруг темы отмывания денег и тем скандалом, который разразился вокруг Эстонии из-за аферы Danske. Он посоветовал Эстонии внимательно следить и самой быть активной в отношении возможного будущего расследования отмывания денег в США, в случае которого – и при внесудебной договоренности – договариваются о крупных компенсациях, и что правительство США может отдать часть этой компенсации сотрудничавшим с Америкой странам.

Это не взятые с потолка разговоры. Мы это основательно изучили: отдельно наняли эстонское адвокатское бюро, которое это оценило и проанализировало. Действительно, в Америке полно примеров так называемых преступлений белых воротничков, при которых в определенных сферах деятельности у местных официальных властей имеется универсальная компетенция, и речь идет о сотнях миллионов долларов. Это, конечно, не означает, что в конкретных случаях кого-то обвиняют, составляют внесудебное соглашение или видят ли официальные учреждения США, что в действительности Эстония, как сотрудничавшая страна, могла бы получить часть упомянутой компенсации. Но я считаю, что наша обязанность заключается в том, чтобы мы это серьезно изучили. Тогда я рассказал об этом прежнему правительству, чтобы изучить фоновую информацию, и правительство пришло к выводу, что есть смысл развивать эту идею.

А теперь Министерство финансов во время действующего правительства это сделало: правительство рассмотрело предложение о найме адвокатского бюро для представления интересов Эстонии этой весной, в марте. Министерство финансов выбрало адвокатское бюро, и министр финансов дал свои объявления по этому поводу. Подчеркну, адвокатское бюро нанято не для расследования вопросов отмывания денег, – следствие ведут правоохранительные органы США, а эстонские учреждения с ними сотрудничают – речь идет о представлении интересов.

- Сегодня (вчера ред.) министр финансов Мартин Хельме должен был отчитаться на заседании парламентских спецкомисси по контролю за госбюджетом и борьбе с коррупцией, но не явился на него.

- Я не могу сказать, был ли там кворум, и собрались ли комиссии. Я видел эту новость в СМИ. Считаю, что тут нет ничего удивительного и тайного, поскольку само государство также нанимало адвокатские бюро. Если есть вопрос в репутации адвокатского бюро, нужно дать объяснения, и не нужно никаких двусмысленностей.

Когда я был министром юстиции, мы тоже нанимали одно адвокатское бюро для международного арбитража в споре с Tallinna Vesi. И успешно нанимали. И тогда я считал, что все дела были сделаны корректно. И что было важно: на адвокатах и врачах экономить нельзя.

- И сейчас можно сказать, что в вопросе найма Freeh Sporkin & Sullivan LLP в правительстве сохраняется единодушие?

- В вопросе найма для представления интересов Эстонии адвокатского бюро из США правительство приняло консенсусное решение, тут не было никаких  разногласий. Если есть вопросы о том, как нашли конкретное бюро, какова его репутация, о всплывшем конфликте интересов – это может прокомментировать Министерство финансов, и они должны ответить на эти вопросы.

- Работник шведоязычной редакции финского общественного правового телерадиовещания Svenska Yle в Эстонии Густав Антелл назвал вас самой большой на фоне EKRE проблемой внешней политики Эстонии.

- Да, это было весело читать. Но я не могу сказать ничего другого, кроме того, что я не понял этого замечания. Посыл был такой, что я слишком крепко или жарко объяснял позиции Эстонии, а коллеги из других стран на официальных мероприятиях оказались в худшем свете. Ну, для меня это просто шутка. Естественно, я передаю позиции Эстонии, – делаю это четко, проговариваю – но то, что это вызывало какие-то конфликты – это ерунда.

И данный журналист пришел к выводу, что по нашему с финским министром иностранных дел диагнозу между Эстонией и Финляндией имеются хорошие отношения, они работают и при нынешнем правительстве. Я защищаю позицию Эстонии, я считаю важным сотрудничество со странами-союзницами, и имею хорошие отношения со всеми коллегами-министрами иностранных дел. В должности министра иностранных дел я общался почти с сотней коллег.

- В 2012 году вы вступили в должность министра обороны. Как бы вы охарактеризовали отношения между Эстонией и Финляндией в течение этих лет?

- Кто помнит – между главами государств был обмен высказываниями во времена президентов Тоомаса Хендрика Ильвеса и Тарьи Халонен. Но этот обмен не разрушил дружбы между странами. Я считаю, что нужно учитывать свободу передвижения наших жителей, слияние разных инициатив и коммерческой деятельности, которое у нас происходит на трансграничном уровне, но в целом все это основано на желании людей и народов выстраивать и углублять нашу дружбу.

- Как все же избегать оскорблений, вроде того, что один член правительства Эстонии называет нового премьер-министра Финляндии продавщицей из магазина?

- Люди делают, люди учатся. Каждый шаг, который сделан необдуманно, является уроком для говорящего и принимающего решение. Так было всегда. Сказать, что кто-то в будущем не скажет чего-то подобного – кто даст такую гарантию? Но важно понять, что если вдруг что-то пошло не так, будет честно – особенно между друзьями – это сразу признать. Тогда не нужно будет делать вид, что это случилось где-то в другом месте. Когда ошибка признается, можно спокойно идти дальше.

- Есть ли сейчас вопросы, по которым мнение официальной Эстонии не сходится с мнением официальной Финляндии?

- Если спросить, если ли вопросы по ключевым пунктам или во время встреч с финским коллегой, когда у нас возникли противоположение мнения или реальные проблемы, то я скажу честно, что таких вопросов у нас нет. У нас были очень серьезные переговоры, когда у Финляндии была очень большая обеспокоенность здоровьем своего населения, которые особенно касались наших маятниковых мигрантов, которые работали в Финляндии, и нужно было найти решение. Но это сказал и финский коллега – это нельзя переносить на двусторонние отношения. Финляндия придерживалась своих правил здоровья населения и не делала никаких исключений для Эстонии.

Конечно, есть много вещей, когда мнение Эстонии и Финляндии расходится. Конечно, это связано со сферой деятельности, которая касается политики безопасности. Факт заключается в том, что Эстония является членом НАТО, а Финляндия нет. Но я считаю, что наш диагноз исходящим от России рискам для безопасности и тому, что происходит в России – и обусловлено это прошлым – схож. У Финляндии долгое время был свой почерк: он связан с послевоенной историей, которая касается и отношений в восточном направлении. Правда, нужно учитывать и уравновешивающий взгляд Финляндии. Разницу можно найти со времен пакта Молотова-Риббентропа, когда она сохранила свою независимость.

- Можно ли сказать, что недавний посол Эстонии в Финляндии Харри Тийдо взял пример с американского посла в Эстонии Джеймса Мелвилла, который сообщил в заявлении, уходя в отставку, что не согласен с политикой Дональда Трампа?

- Мелвилл критиковал правительство США, Харри Тийдо сказал, что ему не подходит политика нынешнего правительства Эстонии. Тийдо ушел со службы в отставку, мы благодарны ему за долгосрочную и лояльную службу Эстонии. Естественно, у него есть право на свое мнение и взгляды. Не должно возникать проблем из того, что он выражает свою позицию.

- Недавно в Postimees было опубликовано «интеллектуально интересное» мнение Яака Аллика «Необходимо наладить отношения с Россией».

- Аллик ссылается и на статью Меэлиса Лао, которую я не читал, но предполагаю, что он также предлагает перейти к потеплению отношений или усилению дружбы с Россией. Аллик, конечно, является человеком, который имеет большой политический опыт, и в его случае нельзя сказать, что речь идет о наивности или ошибочных надеждах.

Моя оценка едина. Принятие доктрин Аллика означало бы предательство народов, которые сейчас находятся под агрессией России, потеряли часть своих территорий. Это означало бы и отдаление от своих союзников. В-третьих, результатом этого стало бы то, что наша безопасность явно бы ослабла, в результате чего увеличилась бы зависимость от России. Это реальная суть доктрины Аллика.

Говоря о продолжении внешней политики Эстонии – если у нас есть интересы безопасности, если хотим остаться свободной страной, то доктрина Аллика ставит все это под угрозу. Его рекомендации очень конкретные, и если применить их целиком, это означало бы вывод войск союзников, отказ, в числе прочего, от принципов политики гражданства и языка – как требует Россия.  И результатом станет беззвучный или звучный проигрыш, но в любом случае это играет на руку позициям России. Я считаю, что все окружающие нас страны – особенно союзники – смотрели бы на это с ничего не понимающими лицами.

Я следим за тем, как эстонские политики отнеслись к заявлению Аллика. Аллик не является маргиналом, он – один из очень давнишних идеологических лидеров Социал-демократической партии. Я также помню его заявление от 2013 года, когда он сказал, что Россия никогда не захватывала Эстонию, и разговоры об этом – это запугивание людей. Тогда политики это быстро осудили.

Сейчас в плане доктрины Аллика я наблюдаю говорящую о многом тишину, которая касается его родной партии. Много говорится о том, какова внешняя политика нынешнего правительства, но в то же время оппозиция швыряется угрожающими нашей безопасности заявлениями, а в ответ звучит полное молчание. И это меня очень огорчает.

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

7
НАВЕРХ
Back