Живущие по соседству с BLRT годами не могут открыть окна (3)

Екатерина Павлова
Copy
Жительница Сюста, 14 Илона обожает вид на море, открывающийся из ее окон, которые ее семья большую часть времени держит закрытыми.
Жительница Сюста, 14 Илона обожает вид на море, открывающийся из ее окон, которые ее семья большую часть времени держит закрытыми. Фото: Jekaterina Pavlova

В квартире стало душно, и вы открываете окно. Такая, казалось бы, мелочь, увы, недоступна людям, проживающим в самой дальней части Пыхья-Таллинна на улицах Сюста и Калури, по соседству с судоремонтным предприятием BLRT. Люди там живут с закрытыми окнами годами, потому что в противном случае не могут спать по ночам из-за шумных работ, а некоторые жалуются на астму, аллергию или проблемы с дыханием.

Я подхожу к очень красивому дому по адресу Калури, 15, на стене которого красуется символ, означающий, что это здание является памятником старины и находится под охраной. Это самый близко расположенный к BLRT дом 1914 года постройки. Построил его для себя именно первый директор Русско-Балтийского судостроительного завода Иван Гаврилов.

Калури, 15
Калури, 15 Фото: Jekaterina Pavlova

«Этот дом - своего рода наследие BLRT. Но представители завода не приходили к нам, пока не решили строить тот ангар», - рассказывает жительница дома Сирье. 

Ангар, о котором говорит Сирье, — это камера для проведения покрасочных и иных работ, которую предприятие построило в ста метрах от жилого дома год назад.

Пространство между ангаром BLRT и домом на Калури, 15 разделяет только сад.
Пространство между ангаром BLRT и домом на Калури, 15 разделяет только сад. Фото: Jekaterina Pavlova

«Не все жильцы дали свое согласие на строительство, и, чтобы мы не жаловались и тем самым для них не возникало препятствий при получении разрешения на строительство, BLRT предложил нам почистить фасад, отремонтировать лестницы, что-то покрасить. Мы согласились», - рассказывает Сирье. Она живет тут около 20 лет, а ее муж тут родился 70 лет назад. У него диагностированы астма и хроническая обструктивная болезнь лёгких. «Но я думаю, что у него это от того, что он раньше был пожарным», - пожимает плечами Сирье.

Выходит поговорить со мной и жительница соседней квартиры — тоже Сирье. Она в этом доме родилась 70 лет назад и прожила всю жизнь, здесь жили еще ее бабушка и дедушка, тут же она вырастила детей и внуков. Окна ее квартиры выходят как раз в сторону предприятия.

«Загрязнение от завода просто ужасное. Когда с утра я иду в сад и дотрагиваюсь до стола, то у меня вся рука становится угольно-черной. Всё, что стоит в саду, становится таким грязным! Нельзя даже оставить подушку для садового стула», - жалуется вторая Сирье. По ее словам, проблема с шумом от BLRT только усугубилась в последние годы, и окна она давно не открывает. «У меня проблемы с легкими, также диагностировано апноэ, сплю я с дыхательным аппаратом», - сетует она.

Черный песок, о котором говорит Сирье, это грит — абразив, используемый при пескоструйной очистке корпуса и деталей судна. Ранее Rus.Postimees писал, что BLRT нарушал правила проведения пескоструйных работ, что было доказано фотографиями с места событий. Работы проводились в неположенном месте, на открытом воздухе и без установки каких-либо защитных покрытий. При пескоструйной очистке грит смешивается с частицами металла и краски и разлетается вокруг объекта очистки, оседая на земле в радиусе 10-20 метров от места работы пескоструя, если скорость ветра низкая. Разлетающийся вокруг грит представляет опасность при попадании в глаза или дыхательные пути из-за мелких частиц песка, металлов и свинца, содержащегося в краске.

Член правления Калури, 15 Тойво говорит, что если кто-то из жильцов дома и жаловался на BLRT, то мало. Он сам тут родился и живет уже 55 лет, его окна тоже выходят на сторону судоремонтного завода. «Мы люди советские, жаловаться не привыкли. Хотя в последнее время шум действительно стал больше. Хочется иногда на ночь открыть окна, особенно летом, но этот гул не дает. Чистить окна уже невозможно, хотя недавно они были поменяны, но уже испорчены из-за этой пыли. Единственный вариант — менять на новые», - признается Тойво.

Жалобы не помогают

Я иду по улице дальше, к дому по адресу Сюста, 14. От него до места, где начинается территория BLRT и практически сразу стоит первый док, около 200 метров, если смотреть по карте.

Из окон на Сюста, 14 можно даже увидеть док BLRT.
Из окон на Сюста, 14 можно даже увидеть док BLRT. Фото: Jekaterina Pavlova

Перед домом меня встречает Юрий, он живет тут уже около 20 лет. Я спрашиваю его о монотонном шуме, который исходит со стороны предприятия. «Это еще мелочи, - усмехается Юрий. - Это сейчас ведутся работы на дальнем доке, который от нас подальше. На BLRT тактику поменяли, теперь только по ночам проводят шумные работы, а сейчас, днем довольно тихо. Вызывай любую инспекцию - никто не зафиксирует нарушений. Приходится спать только с закрытыми окнами, иначе заснуть невозможно, такой гул стоит».

Житель Сюста, 14 Юрий.
Житель Сюста, 14 Юрий. Фото: Jekaterina Pavlova

По его словам, он начал замечать грит, когда купил первую машину. «На лобовом стекле постоянно появлялся этот песок. Если провести по стеклу или машине рукой, то возникает ощущение, словно трогаешь наждачную бумагу», - говорит Юрий и подводит меня к припаркованную у дома автомобилю, предлагая провести рукой по стеклу. Пальцами я чувствую мелкую россыпь каких-то частиц, немного острых, напоминающих очень мелкий черный песок.

«Где-то в 2009 году я первый раз поехал помыть новую машину, и даже мойщик спросил, где я живу, а потом говорит, что это краска. Где-то в 2012-2013 году появилась новая машина. По гарантии я повез ее в сервисный центр, и чистка стоила мне около 280 евро. После чистки я взял счет и пошел на BLRT, написал заявление о возмещении расходов. Приняли меня радушно, дошел до секретаря господина Бермана. Через две недели пришел ответ, что требования необоснованны, у них всё в порядке и ничего не разлетается. Я понял, что с ними мне не тягаться. Я даже уже эти документы выкинул, потому что понял, что воевать бесполезно», - признается Юрий. В итоге он нашел более дешевое решение — специальную глину, которая не повреждает автомобильного покрытия и с помощью которой можно снять налет грита. На здоровье Юрий не жалуется, вот только недавно появилась какая-то аллергия.

«Особенно после зимы обостряется. Если после прогулки глаза и нос не промою, то сразу плохо становится. По врачам я ходить не любитель, так что не выяснял, что это», - признается Юрий.

В прошлом году он лично обращался в Департамент окружающей среды с жалобой, потому что «увидев как-то утром машину, пришел в ужас от количества песка, краски и прочей дряни». В своем письме он указал, что на BLRT проводят чистку и покраску судов вне зависимости от погоды и скорости ветра. Его письмо перенаправили в Инспекцию окружающей среды, где ответили, что, согласно комплексному разрешению BLRT, им разрешается выброс определенного количества загрязняющих частиц, и инспекторы не фиксировали превышений норм загрязнения. Также объяснили, что пескоструйные работы не могут проводиться при скорости выше 10 м/с, но инспекторы неоднократно проверяли предприятие и нарушений не выявляли.

«Я тут живу, я вижу, что регулярно проводятся пескоструйные работы, когда скорость бывает порывами и до 20 м/с, особенно ночью. На прошлой неделе со среды на четверг, как раз когда бушевал шторм, я работал в ночную смену и пришел домой около четырех утра в четверг. Тут такой вой стоял! На улице штормовой ветер, а они во всю пескоструят», - негодует Юрий.

Член правления Александр, живущий тут около 13 лет, подтверждает слова Юрия. «Работают в два раза активнее. Я думаю, что они это делают, потому что в таком случае сильный ветер уносит весь грит и им не надо чистить поверхность причала или дока после».

Член правления и житель Сюста, 14
Член правления и житель Сюста, 14 Фото: Jekaterina Pavlova

Накануне перед встречей Александр сделал ночью видеозапись, чтобы продемонстрировать шумовое загрязнение от предприятия. «Ощущения реактивного самолета, и это в четыре утра!» - возмущается Александр.

Он отмечает, что многие жильцы, как Юрий, по отдельности обращались в разные инстанции на протяжении многих лет — напрямую на BLRT или в надзорные органы, но толку от этого не было. Он передает копию письма от еще одной жительницы дома, которую она послала в Департаменты здоровья и окружающей среды, а также управу района утром 22 сентября. В ней она пересказывает вышеупомянутые жалобы других жильцов и настаивает, чтобы надзорные органы, наконец, обратили внимание на их проблемы. В целом, по словам члена правления, жильцы были бы уже рады, если хотя бы ночью им давали выспаться в тишине. 

Астма, кашель и проблемы с дыханием

«Проплывал я тут на байдарке, и вижу, что он (некий работник BLRT – прим. ред) прямо здесь, за углом стоит и пескоструит. Висит какая-то сетка вокруг и на ветру развевается. Никакой другой защиты. Жалко телефона не было заснять. Предприятие окружают высокие каменные стены, они всё скрывают, а с моря всё прекрасно видно», - рассказывает Александр, добавляя, что в последнее время начал чувствовать, что в горле постоянно першит и царапает. - Я не врач, не могу сказать, связаны ли проблемы с нашим здоровьем с деятельностью BLRT. Но после статьи начал задумываться, что нужно было бы провериться».

К дому подъезжают Виталий и Илона — они тут уже 26 лет. Каждый вечер Виталий закрывает лобовое стекло автомобиля пленкой, потому что не хочет постоянно платить за чистку, а обычными моющими средствами стекло от грита не очистить.

Жители Сюста, 14 Илона и Виталий.
Жители Сюста, 14 Илона и Виталий. Фото: Jekaterina Pavlova

Они приглашают меня к себе домой, чтобы показать, какой прекрасный вид на море открывается из окна, который, увы, портит то, что они чаще всего держат окна закрытыми из-за пыли и шума.

Вид из окна на Сюста, 14
Вид из окна на Сюста, 14 Фото: Jekaterina Pavlova

Виталий - астматик, а их дочь, которая уже выросла и не живет с родителями, наблюдалась у пульмонолога из-за проблем с дыханием, хотя какого-то конкретного диагноза ей так и не поставили.

«Как-то раз ушли на прогулку и забыли закрыть окно. Весь белый подоконник был в черном песке, когда пришли домой, - рассказывает Виталий. - И сколько жильцы дома ни жаловались, BLRT всё равно. Они просто говорят: «А вы докажите, что это от нас». Но в 90-х годах, в советское время такого не было. Это проблема появилась только в последние годы».

На вопрос о том, почему они не переехали, Илона, как и многие другие жильцы, объясняет, что в целом им очень нравится этот район: «Если бы не BLRT, тут было бы очень тихо. Посмотрите, какой вид на море! Где я еще такую квартиру куплю? Да и с таким соседом сложно продать жилье».

У другой жительницы дома Марины, которая тоже живет в этом доме долгие годы, в последние пять лет развилась бронхиальная астма. «Мы тут просто задыхаемся. С одной стороны щебенку переваливают (склад расположен на Кетта, 5 - прим. ред.), с другой BLRT, а бороться без толку. Мы пробовали жаловаться, а нас лесом послали. Сказали, не нравится — переезжайте!» - рассказывает она.

Другая жительница Елена живет здесь уже больше 30 лет. «Я окна стараюсь не открывать, иначе спать невозможно. А днем при открытом окне иногда телевизор не слышно. Раньше BLRT был подальше, а в последние несколько лет они то ли расширились, то ли переехали, и теперь они чуть ли не под окнами у нас работают. Нет покоя ни ночью, ни днем, ни на выходных, - сетует Елена. - Возможно, именно соседство с BLRT привело к тому, что у меня появилась проблема с кашлем. Я никогда не курила и не курю, но тут появился постоянный кашель с мокротой».

Жительница Сюста, 14 Елена.
Жительница Сюста, 14 Елена. Фото: Jekaterina Pavlova

Навстречу идет Вайке, она тут уже 24 года и все окна ее квартиры выходят на противоположную сторону. На загрязнение и здоровье она не жалуется, машины у нее нет, но вот шум, как и другим жильцам, доставляет уйму проблем. «Я постоянно держу окна открытыми, но порой ночью приходится вставать и закрывать, иначе спать невозможно».

Живущая здесь 23 года Кармен не открывает окна и считает, что проблема с шумом и загрязнением усугубилась в последние четыре-пять лет. «Если повесить белое постельное белье сушиться на улице, то в зависимости от того, какие работы проходят на BLRT, порой приходится перестирывать белье, иначе оно всё покрывается этим мелким песком», - разводит Кармен руками.

Жительница Сюста, 14 Кармен.
Жительница Сюста, 14 Кармен. Фото: Jekaterina Pavlova

Многие жильцы рассказали также про некий очень громкий и продолжительный сигнал, который может иногда возникнуть среди ночи. «Он настолько громкий, что его слышно даже сквозь закрытые окна», - говорит Кармен и выражает надежду, что, может быть, их, жильцов, наконец, кто-то услышит и принесет им хотя бы ночной покой. 

Спустя полтора часа нахождения на улице и разговора с жильцами дома я почувствовала, что глаза начали слезится, появилась резь, и прекратилось это ощущение, только когда я зашла в закрытое помещение. А поскольку аллергиями я не страдаю, о причине такой реакции моих глаз могу только догадываться.

Напомним, что представители BLRT в интервью Rus.Postimees неоднократно отрицали, что нарушают правила при проведении работ и заявили, что соблюдают все нормы. 

Подробнее с точкой зрения BLRT можно ознакомиться здесь.

На данный момент расследование Инспекции окружающей среды по факту нарушений на предприятии, возбужденное в августе этого года, не закончено. 

Наверх