Кармо Тюйр: в Латвии есть люди, готовые ввязаться в заведомо проигранную битву

Политолог ТУ Кармо Тюйр

ФОТО: Ants Liigus / Pärnu Postimees

Политолог из Тартуского университета Кармо Тюйр, комментируя порталу DzD.ee предстоящий в субботу, 18 февраля, референдум по вопросу статуса русского языка в Латвии сказал, что идея референдума исходила как из собственного желания русскоязычного населения Латвии, так и одновременно являлась одним из элементов проводимой Россией политики зарубежных соотечественников.

Идея проведения референдума в Латвии витала в воздухе уже давно, сказал Тюйр, но до дела дошло только сейчас, чему способствовало несколько обстоятельств.

«Одной из причин всплеска общественного движения за статус русского языка наблюдатели называют «обиду», если так можно сказать, представителей партии ЗаПЧЕЛ (левоцентристская партия «За права человека в единой Латвии» – ред.), своего рода реакцию на то, что их не взяли в правительство», - отметил политолог.

Кроме того, по мнению Тюйра, к настоящему времени в политике появились достаточно строптивые люди, готовые «бросаться под танк» и ввязываться в заведомо проигранную битву – конкретно в Латвии таковым является Владимир Линдерман.

В каком-то смысле Линдерман оказывает всей идее медвежью услугу, считает Тюйр, поскольку референдум явно подтвердит меньшинство сторонников идеи русского языка как государственного – но волеизъявление части общества является обстоятельством, с которым в демократическом обществе следует считаться.

На вопрос, в чем различие положения русскоязычного меньшинства в Латвии и Эстонии, поскольку в Латвии дело дошло до референдума, а в Эстонии такой вопрос даже не поднимался, Тюйр сказал, что имеются различия в исходной позиции, прежде всего в численности – в Латвии русскоязычных людей просто больше, чем в Эстонии.

Во-вторых, русскоязычное меньшинство в Латвии всегда было чуть лучше организовано, чем у нас – например, имеет более сильные медиа-каналы на своем языке.

В-третьих, в Латвии всегда сильнее ощущалось влияние России, как в смысле проводимой политики российских соотечественников, так и просто в виде присутствия российского капитала.

В отношении проведения аналогичного референдума в Эстонии Тюйр ответил, что если русскоязычные жители Эстонии посчитают необходимым обсудить условия использования своего языка, то в этом нет ничего плохого.

Однако организация в Эстонии подобного референдума, имеющего юридическую силу, технически маловероятна из-за различий законодательства Эстонии и Латвии. В соответствии с конституцией Эстонии, созвать референдум можно лишь при одобрении 3/5 состава парламента – а для придания русскому языку статуса государственного такое большинство у нас получить немыслимо, считает Тюйр.

Согласно данным Центральной избирательной комиссии Латвии, в период с 1 по 30 ноября было собрано 187 378 подписей за проведение референдума по вопросу статуса русского языка как второго государственного. В соответствии с латвийским законодательством это означает, что референдум должен быть организован независимо от мнения парламента на этот счет. Чтобы русский язык получил в Латвии статус государственного, "за" должны проголосовать завтра 771 893 владеющих избирательным правом жителя Латвии.
 

НАВЕРХ