Варе: цены на продовольствие только начали расти; нужны визовые исключения для россиян

Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Варе: цены на продовольствие только начали расти; нужны визовые исключения для россиян
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 8
  • Эстония может обеспечить себя светом и теплом, но…
  • Рынок сам проблемы с ценами не разрулит
  • Брюссель не пойдет на полный запрет виз

Электричество подорожало до невиданных значений: возможен ли наш уход с электробиржи? Чем обернется для рынка труда полный запрет шенгенских виз для россиян?

На вопросы Rus.Postimees ответил в прямом эфире экономический эксперт и предприниматель, бывший госминистр, экс-министр транспорта и связи Райво Варе.

Выдержки из беседы:

– Ударный рост цен настиг нас не осенью, как вы прогнозировали в этой студии, а досрочно: мегаватт электричества уже стоит 4000 евро! Готово ли наше общество к таким ценам?

– Даже в самых богатых странах, таких как Норвегия, где достаточно мощностей и есть гидроэнергия, вопрос стоит столь же остро.

Никакое общество, даже самое богатое в Европе, к таким ценам не готово.

Норвегия объявила, что готова ограничивать экспорт, а без экспорта Nord Pool просто не сможет функционировать.

– Возможен ли уход с электробиржи?

– Поляки уже озвучили эту тему. Если они выйдут, это будет общеевропейский скандал. Польша напрямую связана с нашим и немецким энергорынком.

– А хватит ли Эстонии политической воли уйти с биржи?

– Пока премьер однозначно сказала, что не собирается этого делать, поскольку это самим себе дороже. Проблема в том, что биржевая система рассчитана на избыток мощностей и достаточные по объемам соединения между всеми участниками рынка. Тогда она работает очень хорошо.

Теперь же мощности начали закрываться, а летом навалилось еще отключение российских источников.

На балтийском рынке возник огромный дефицит мощностей. И тут еще Литва и Латвия начали экономить газ и решили его не использовать, а у них основа производства электричества – газовая электростанция. Возник дополнительный фактор. И к этому еще добавились чисто технические проблемы на бирже, и ряд предложений о продаже электричества от литовской стороны вообще не прошел.

– Что с этим делать?

– Нужно совершенствовать систему. В противном случае – уходить с биржи.

– Эстония смогла бы себя сама обеспечить электричеством и теплом?

– В принципе, да.

– Почему же этот вопрос не стоит на повестке дня?

– Потому что этот вопрос идет в пику политике и обещаниям. При вступлении в ЕС мы обещали присоединиться к системе Nord Pool. Это не означает, что все непоправимо. Этим можно и нужно заниматься, но коллективно. А пока никто не хочет и не знает, как сделать так, чтобы и рынок сохранился, и критических ситуаций не создавалось.

У нас существует фундаменталистский подход, что рынок все сам разрулит. Но теперь мы уже знаем, что не разрулит.

– Правда ли, что чтобы взять цены под контроль, нужно идти в пику зеленой политике?

– Не обязательно. Правительство пытается сейчас предложить суррогатный вариант: вывести до 1/6 общего потребления из-под биржевого регулирования и перевести на основу фиксированной цены. И это все у нас уже было до введения биржевой системы, ровно десять лет назад! Таким образом, для частных потребителей эта проблема будет решена.

– А что с предприятиями? Они ведь находятся под очень сильным давлением цен на электричество. Мясокомбинаты приостанавливают производство, СПА-центр в Нарва-Йыэсуу объявил о сокращениях…

– Здесь можно предпринять только два шага. Включить предприятия в фиксированный небиржевой пакет, второй вариант – поддерживать их через субсидии или временное освобождение от налогов.

Нужно признать, что сложившаяся ситуация выглядит плохо для людей и предприятий, а для госбюджета – прекрасно: дополнительные доходы значительно увеличились. Скачок цен, как известно, увеличивает и налоговые поступления, плюс дивиденды от госпредприятий.

– Получается, что правительству можно не суетиться?

– Правильно!

– И так и будет продолжаться?

– Не думаю. Политическое давление в преддверии выборов в марте следующего года – после тяжелой зимы и в условиях заоблачных цен – подтолкнет политические решения в любом случае.

– Можно ведь вплоть до выборов заниматься монументами и историей?

– Можно, но уже не спасет. Это временный эффект.

– Вы угадали со своим прогнозом относительно ударного роста цен на энергоносители к осени, каков теперь ваш прогноз?

– Рост цен будет продолжаться, но темпы роста цен замедлятся.

Продовольственные цены только начинают расти.

При этом инфляция снизится до 12–13%, но отсчет уже будет идти от уровня в 23%. Энергетический кризис будет тянуться еще несколько лет.

– Эстония выступает за полный запрет шенгенских виз для россиян, включая студентов, специалистов, владельцев недвижимости и т.д. Одобрит ли Брюссель эту инициативу?

– Не думаю, что Брюссель одобрит полный запрет виз для россиян. Там есть разные лагеря, которые видят это по-разному.

Поскольку самолеты из России в Европу сейчас не летают, большой наплыв россиян на сухопутных границах приходится именно на Финляндию, Эстонию и Латвию. Если мы закроем границы, россиянам придется летать через Турцию. Это сложнее и дороже. С другой стороны, довольно значительный сектор экономики ЕС повязан на туризме, поэтому в ряде европейских стран не хотят, чтобы этот сектор пострадал.

– Мы можем констатировать раскол во мнениях по визовому вопросу в ЕС?

– Определенный раскол наблюдается, но нельзя говорить, что единства в этом вопросе никогда достичь невозможно. Достаточно вспомнить пандемию, когда все оказалось возможным.

– И все же, чем обусловлен раскол на данном этапе?

– Примитивный бизнес-интерес в некоторых странах. Кроме того, существует определенная идеологическая установка, особенно в странах, отдаленных от театра военных действий и главного агрессора, в которых считается, что это не столь уж важная проблема. То есть, ценностная философия уступает бизнес-интересам.

– Нужны ли визовые исключения для определенных групп россиян?

– Конечно! Здесь даже нет вопросов. Это не означает, что мы отойдем от ценностной философии, это просто другая логика – исключения. Принципа они не меняют. А вот поголовный принцип «всё дозволено», когда как у Ксении Собчак – разъезжаем как всегда по Европам, – это должно быть исключено.

– Какова дальнейшая судьба российских специалистов, работающих в Эстонии? Она под большим вопросом?

– К сожалению, не определена. Какие-то возможности в законодательстве еще есть, но кто-то должен заняться этим системно.

Когда вводятся повальные правила игры, всегда существует необходимость в определенных исключениях.

Думаю, что в первую очередь этим должны заняться предприятия, которые в этих работниках сами и заинтересованы.

– Кем можно заменить российских специалистов в Эстонии?

– Хороший вопрос. Год назад я бы ответил, что белорусскими специалистами. Теперь и ими не заменить. Частично можно было бы украинскими, но это тоже проблематичная тема. А к этому еще добавляется стигматизация нашего региона, связанная с начатой Россией войной. С точки зрения западных инвесторов и топовых работников, страны Балтии – потенциальный театр расширения военных действий. Так что набор специалистов из других стран все более усложняется.

Подробнее в повторе!

Студия Postimees: Райво Варе, экономический эксперт
Студия Postimees: Райво Варе, экономический эксперт Фото: Jaan Vanaaseme
  • Готово ли наше общество к таким ценам на электричество, как 4000 евро за мегаватт/час?
  • Возможен ли уход с электробиржи? Хватит ли на это политической воли? 
  • Эстония смогла бы сама обеспечить себя электричеством и теплом? 
  • Страны Балтии выступают за полный запрет шенгенских виз для россиян. Чем обусловлен раскол во мнениях по визовому вопросу на уровне ЕС?
  • Нужны ли исключения?
  • Кем можно заменить российских специалистов в Эстонии?

Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / iBlues 

Ключевые слова
Наверх