Интервью ⟩ Евгений Смирнов: «Счет отказов Грузии на въезд россиян идет уже на тысячи»

Сколько русских убежало в Грузию от войны, рассказывает юрист
Иван Скрябин
, журналист
Евгений Смирнов: «Счет отказов Грузии на въезд россиян идет уже на тысячи»
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 1
Российский адвокат Евгений Смирнов, который был вынужден покинуть РФ из-за давления ФСБ, рассказал Rus.Postimees об отношении Грузии к российским иммигрантам.
Российский адвокат Евгений Смирнов, который был вынужден покинуть РФ из-за давления ФСБ, рассказал Rus.Postimees об отношении Грузии к российским иммигрантам. Фото: личный архив Евгения Смирнова

Объявленная Путиным мобилизация в 300 000 мужчин второй раз после начала войны с Украиной забила автомобилями контрольно-пропускные пункты на выезд из РФ в соседние страны. Rus.Postimees узнал у очевидца, что происходит в Грузии. На наши вопросы ответил российский адвокат Евгений Смирнов. Защитник журналиста Ивана Сафронова (приговорен к 22 годам тюрьмы – прим.ред.) больше года назад был вынужден покинуть Россию под давлением ФСБ. Юрист все это время находится в Тбилиси.

– Евгений, вы остаетесь в Грузии. Можно сказать, что вчерашнее решение Путина как-то изменило ситуацию с русскими в Грузии? Есть информация, что люди снова устремились к пунктам пропуска на границе.

– Физически новый наплыв русских пока чувствуется, слишком рано. Автомобильная дорога не такая близкая, как перелет на самолете. Но у нас тут очень много чатов, которые обсуждают проблему. Люди скидывают фотографии, видео, цитаты очевидцев. И, действительно, очереди на границе такие же, как были, например, летом, на пике туристической волны. Многокилометровые очереди.

– Вопрос к юристу. Въезд в Грузию для россиян безвизовый. Сколько можно находиться гражданам РФ в Грузии?

– Оставаться здесь без получения визы можно один год.

– И эта норма – константа, вне зависимости от развития событий?

- Все варианты развития событий сегодня зависят от представлений одного конкретного человека. Как говорят близкие к нему люди, отвечая на вопрос, с кем он советуется: «Он советуется с Петром Первым и Екатериной Великой». Поэтому никто в мире не знает, что будет дальше. Но факт остается фактом – люди бегут из России, не только в Грузию, но и в другие страны: в Казахстан, в Армению, где россияне могут находиться в течение куда меньших сроков без виз.

– Я о другом. Есть понятный алгоритм, что делать дальше, после года безвизового пребывания?

– Пока в Грузии все достаточно просто. Можно на любое время выехать за пределы этой страны, а потом снова вернуться еще на год. Здесь есть даже специальные туры. Собирается маршрутка, едет до границы с Арменией. Ехать тут недалеко. Пересекает границу, сразу разворачивается и едет обратно. Это для тех, кто хочет обнулиться.

– В хорошем смысле?

– В хорошем смысле да.

– И в этом смысле нынешние грузинские власти абсолютно лояльны к таким схемам спасения для россиян? Есть мнение, что нынешние власти Грузии «промосковские».

– Я бы не называл власти здесь промосковскими. Многие об этом говорят, да. Но местные власти скорее пытаются вести себя так, чтобы не множить проблемы.


– А что может быть сейчас для Грузии еще большей проблемой, чем неконтролируемый поток иностранцев? На фоне решений многих стран ЕС по русским туристам это выглядит странно.

– В Грузии сейчас оппозиционные партии активно предлагают ввести визовый режим с РФ. Острая политическая повестка сейчас. Но грузинские власти, которые не хотят множить проблемы на ровном месте, по сути, ведут фильтрацию людей прямо на границе. После начала войны в Украине участились отказы россиянам во въезде прямо на границе. Россиянам и белорусам. Точнее, жителям стран СНГ, которые поддерживают Россию. Можно поехать в путешествие с целью обнулиться, как я говорил выше, а обратно уже не вернуться.

– Счет идет на единицы, сотни?

– По моим наблюдениям, счет идет уже на тысячи. Это серьезное изменение отношения за прошедшие семь месяцев. По сути, без введения визового режима, грузинские власти осуществляют фильтрацию людей на границе. Власти определяют, кого они хотят видеть в Грузии, и тех, чье пребывание недопустимо.

– Это касается только тех, кто уже пожил тут, или проблемы могут возникнуть и у первоходов?

– Есть достаточно много отказов во въезде и первоходам. Не секрет, что проблемы с попаданием в Грузию есть у жителей кавказских российских республик. Особенно у чеченцев.

– То есть, условных благополучных москвичей, которые рванули с детьми в Грузию на фоне новостей, это не касается?

– Москвичей это тоже касается. Просто в меньшей степени. Это касается всех русских. Просто к кому-то меньше внимания, к кому-то больше.

– А если человек на границе говорит, что Грузия для него – это лишь транзитная страна?

– У нас все решают офицеры на местах, прямо на границе. Тут все зависит от того, насколько человек будет убедительным, не будет вызывать каких-то подозрений у грузинских офицеров. Все зависит от исполнителя на месте.

– Можно ли оценить перспективы введения визового режима в привязке к выборам? Такие вещи в демократиях обычно связаны.

– До выборов сравнительно далеко. Выборы, и парламентские, и президентские тут будут в 2024 году. Вся ситуация, которая происходит в Украине, больно бьет по Грузии. Я уже не говорю о том, что Украина – один из основных торговых партнеров Грузии, и вся нынешняя война привела здесь к росту цен. Но в Грузии нет и ни одной семьи, которая бы не пострадала от оккупационных действий России. Будь то 90-е годы, будь то война 2008 года. Все-таки двадцать процентов Грузии остается под оккупацией. Примерно десять процентов являются беженцами от этих войн. Это большая проблема в Грузии. Повторение тех событий в большем масштабе в Украине вызывает понятные флешбэки у общества.

– То есть, отношение рядовых грузин к прибежавшим в этом году русским, мягко говоря, не однозначное?

– Знаете, я не перестаю удивляться и поражаться грузинам за время пребывания тут. Я здесь уже больше года. Общество здесь сумело отделить простого россиянина от российской власти. Больше, чем за год жизни здесь, я ни разу не встречал каких-то проявлений агрессии ко мне, потому что я русский.

– И эта ситуация остается стабильной с течением времени?

– Я слышал истории о проявлении русофобии в конце февраля и в начале марта. Но я не берусь их комментировать даже. Лично я ни с чем таким не сталкивался.

– Но страна то небольшая. Русских становится больше. Куда они там поместятся?

– Намного больше становится, да. По разным сообщениям, примерно 100 000 человек уже въехало и постоянно живет в Грузии. 100 000 человек – это 10 процентов населения Тбилиси.

– В странах Балтии это бы назвали «угрозой национальной безопасности».

– Я понимаю, да. Конечно, ощущается, что русских мест стало больше. Кафе, пространств каких-то… Но важно понимать, кто бежит сейчас из России. Бегут далеко не самые худшие представители нашего народа. Большинство из которых с уважением относится к Грузии. С благодарностью, что их приняли.

– Неужели нет опасения в обществе от простого понимания, что с хорошими людьми под шумок всегда проползет какая-нибудь гнида? Так устроен этот мир. Это обсуждается?

– Конечно, тут обсуждают, как это будет влиять на грузинское общество. Именно сейчас началась новая волна таких обсуждений. Есть разные точки зрения. И сейчас я лично очень часто встречаю такую мысль: лучше пусть они едут к нам в Грузию, чем идут с оружием в Украину. Что сейчас победа Украины – это победа всего мира. «Мы готовы потерпеть».

– Прикрыть сослуживца своим телом?

– Примерно так, да.

– Какие юридические вопросы сегодня главные для россиян в Грузии?

– Я пока здесь принципиально не практикую. Я пока здесь гость. Но в Грузии вся бюрократия сведена к минимуму. Вопросов у приезжих из России здесь намного меньше, чем в других странах. Основные вопросы – обеспечение минимального быта. Аренда квартиры, открытие банковских счетов, купля-продажа недвижимости, автомобилей. У кого есть основания – оформление вида на жительство. Открытие ИП и юрлиц. И с российским паспортом ты можешь юридически легализоваться здесь без проблем. ИП для россиян открывается меньше, чем за пять минут.

Российский адвокат Евгений Смирнов, который больше года живет в Грузии, отмечает, что отношение к русским в стране, несмотря на войну в Украине, практически лишено негатива, потому что грузины способны различать людей и российскую власть.
Российский адвокат Евгений Смирнов, который больше года живет в Грузии, отмечает, что отношение к русским в стране, несмотря на войну в Украине, практически лишено негатива, потому что грузины способны различать людей и российскую власть. Фото: личный архив Евгения Смирнова

– В Грузии сейчас насколько сильны опасения, что Россия нападет на страну? Эти переживания чаще встречаются у приехавших россиян, или скорее у местных?

– Вопрос не совсем корректен, потому что Россия уже напала на Грузию. Пятая часть страны оккупирована. Но, конечно, все боятся новой войны. Не скажу, что все 100 процентов людей об этом говорят вслух, но опасения есть. Могу честно сказать, что русскоязычная среда, особенно те, кто сюда только что приехал, часто просто не в курсе этой проблемы. Многие с удивлением узнают, что Россия оккупировала какие-то территории Грузии. Что российские танки стоят в 40 километрах от Тбилиси. Поэтому среди приезжих россиян эти опасения не стоят на первом месте. Раздражает ли это местных жителей? Чтобы это знать, нужно глубже интегрироваться. Я бы не сказал, что есть какая-то заметная дискуссия между русскими и грузинами здесь на этот счет.

– Удивитесь, если Грузия закроет границы для россиян?

– Я очень сильно удивлюсь. Это будет возможно только в случае серьезного разрастания войны, которая идет. Увеличения ее масштабов. Сильно удивлюсь, поскольку Россия и Грузия очень сильно связаны. Нет ни одного грузина, у которого нет родственников, или близких друзей в России. Грузия, как это не парадоксально звучит, гостеприимная страна. И это сказывается на отношении к приезжим.

Rus.Postimees продолжает следить за развитием событий после объявленной Путиным 21 сентября мобилизации россиян в армию. Читайте обновления в нашем блоге.

Ключевые слова
Наверх