«Идем давать п**** хохлам». Какие аргументы у тех, кто рад быть мобилизованным в РФ

Иван Скрябин
, журналист
«Идем давать п**** хохлам». Какие аргументы у тех, кто рад быть мобилизованным в РФ
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 42
Мужчина, мобилизованный на войну Путина с Украиной, прощается с дочкой, которая состоит в детской военной организации «Юнармия». Севастополь, Крым, 27 сентября 2022 года.
Мужчина, мобилизованный на войну Путина с Украиной, прощается с дочкой, которая состоит в детской военной организации «Юнармия». Севастополь, Крым, 27 сентября 2022 года. Фото: AFP

Спустя неделю после внезапно объявленной Путиным мобилизации россиян в армию открыто декларируемая военными цифра в 300 тысяч резервистов почти достигнута. Официально эту информацию не подтверждают, однако интернет слухами полнится. Rus.Postimees изучил аргументы тех, кто идет на войну с готовностью и не пытается бежать от фронта.

Помимо вала сообщений и видеороликов от тех, кто недоволен фактически тотальной мобилизацией мужчин России на войну, в сети находятся и вполне искренние, а не пропагандистские признания взрослых мужчин о готовности ехать на фронт.

Первые свидетельства от тех, кто не разделяет термины «государство» и «родина» пришли из российской глубинки еще в первые часы объявленной 21-го сентября Путиным «частичной» мобилизации. Трое мужчин из Мирнинского района Якутии просто не готовы спорить с решениями государства, которые отправляют их на войну в другую страну.

Олег Федоров: «Надо защищать страну, семью. Всем, кто может, кто имеет такую возможность, надо мобилизоваться. Кто, если не мы? Никто это не сделает».

Андрей Дмитришен: «Настроение прекрасное. Родина просит, мы делаем. Служил восемь лет назад. Я в ресурсе».

Карапет Петросян: «Переживание и волнение все равно присутствуют. Призвали, надо значит. Надо за родину».

Еще большую готовность умереть за родину продемонстрировали мобилизованные мужчины из Псковской области. Видеоролик из Великих Лук, где веселящиеся люди едут в автобусе, активно обсуждался в украиноязычном сегменте интернета.

«Порвем как тузик грелку! П**** нацистам!», – кричит беззубый мужчина, которому на вид около 50-ти лет, под смех других пассажиров микроавтобуса с табличкой «дети».

«С каким вы настроением тут?», – спрашивает журналист у призывников на сборном пункте в Волгоградской области.

«С отличным! Еще вчера было отличное настроение, – отвечал улыбающийся мужчина в потертом камуфляже 22-го сентября. – Тут остаются родители, трое детей и жена. Ей рожать через месяц».

Будущий отец четверых детей оказался едва ли не самым юным энтузиастом. На видеозаписях с патриотами Дальнего Востока в основном лица мужчин из серии «кому за 50».

«Трое детей у меня маленьких дома. Попрошу вас, журналистов, местную власть обеспечить мою супругу в сельской местности, а там отапливаемся печами и дровами, всем необходимым, пока мы будем находиться на линии фронта на благо своей родины. Будем воевать. Все остальное меня устраивает. Мы победим», – говорит Михаил Гусаров.

Его собрат по пункту подготовки мобилизованных резервистов, уроженец поселка Восход с острова Сахалин Дмитрий Павлов был рад и меню в солдатской столовой, и возможности передать привет семье через телевидение.

«Обеспечили хорошо, переодели, приняли. В столовой питание все обеспечено отлично. Казарма обеспечена отлично. Офицеры сказали, что вроде бы завтра едем на стрельбы уже. Дневные, ночные стрельбы. Тактические занятия. Хочу передать привет родным в Тымовском районе (Сахалинприм.ред.). Мама, все хорошо. Не переживайте. Жена, я тебя сильно люблю. Дочка, я тебя тоже очень сильно люблю», – говорит седой пожилой мужчина в кадре.

Тем временем, бывший антифашист, боец Джефф Монсон, который несколько лет назад добавил к своему американскому гражданству гражданства РФ и ЛНР, сделал себе на шее татуировку с буквой Z.

Откровения о том, что мобилизация – это шанс убивать, звучат редко и почти всегда уже после отправки в войска.

«Это все мобилизованные, – говорит возбужденный мужчина, марширующий с такими же, как он, россиянами с рюкзаками и пятилитровыми бутылками воды в руках. – Нас тут около тысячи-полутора, б***. Полк, на самом деле б***. Опубликуйте в своих пэбликах, не пюбликах, б***. Идем давать п**** хохлам».

Объяснение целей своей отправки на войну редко заходит дальше смысловых конструкций вроде «надо, значит надо», и рассуждения о долге перед родиной. Тем не менее, находятся и «аналитики», которые, понимая, кто это все устроил, все-таки воздерживаются от упреков. Способные анализировать вслух, как правило, представляют столичный регион РФ.

«Пришла мне повестка. В три часа в военкомат меня вызывают. Ну и поедем мы, отстаивать интересы. Думаю, у нашей страны уже назад пути нету (улыбается). Замутил он [Путин] такую мутку, вообще просто…», – говорит в камеру собственного смартфона крупный лысый мужчина из Москвы, которому на вид уже за 40 лет. Он объясняет свое согласие ехать на войну так: «Не очень бы хотелось вернуться в 90-е годы. Бегать не собираюсь. Вызвали, поеду. Вот, постригся. Помнится мне, как все бегали и кричали – лишь бы не было войны. Ждем пятничное выступление, думаю, он [Путин] будет просить принять эти области, которые проголосовали, в состав РФ. Со всеми последующими из этого последствиями. Не думаю, что многие из вас смогут отсидеться где-то. Если, конечно, вы не свалите из России. Хотя, если сваливаете, наверное, сразу отказывайтесь от гражданства, чтобы не возвращаться. Убегая от проблемы, вы проблему не решаете. Их надо решать было на месте. Убегать сейчас уже поздно. Всем удачи».

Мобилизованный россиянин прощается с родственниками, отправляясь с призывного пункта в Санкт-Петербурге, 27 сентября 2022 года.
Мобилизованный россиянин прощается с родственниками, отправляясь с призывного пункта в Санкт-Петербурге, 27 сентября 2022 года. Фото: AFP

О тех, кто предпочитает бросить привычную жизнь и спасаться от военкомов и прочих силовиков, которые уже неделю ходят по предприятиям, улицам и домам с пачками повесток наперевес, сказал и мужчина из подмосковной Балашихи, в спортивной куртке с гербом СССР в районе сердца.

«Сегодня в военкомат приехал добровольцем. Считаю, что это мой долг. Много сейчас уезжает людей призывного возраста. Мужчин. Конечно, с ними мы потом разберемся. Но я, как гражданин Российской Федерации, считаю своим долгом пойти защищать свою родину. Родина на самом деле в опасности. Против нас не Украина воюет, а воюют страны НАТО, Запад. Никакой специализации у меня нет. Я даже в армии не служил. Пришел и написал заявление».

Встречаются среди мотивов мобилизованных убивать тех, кто не нападал на твою страну, и исторические «предпосылки».

«Здравствуйте, я Кравченко Вячеслав Юрьевич, 86-го года рождения. Пришел в военкомат добровольно – хочу служить, защищать свою семью и родину, естественно. Посмотрел обращение Владимира Владимировича Путина и принял для себя решение, что повестку ждать нет смысла, так как я первой категории годности. Пришел самостоятельно, получил повестку, теперь я тут. В Донецкой и Луганской области у меня есть товарищи. Поеду к ним. И повидаюсь, и на помощь. Я служил изначально в 14-ой бригаде в 282 отряде. Там сейчас много с 14-ой бригады людей. Хочу тоже к ним. Посмотреть, повидаться. Плюс у меня дедушка и бабушка служили во время Великой отечественной войны. Дед воевал на Кавказе, потом Японию прошел (Советская Армия не воевала на территории Японии, если не считать несколько островов Курильской грядыприм. ред.). Бабушка Японию прошла. Они знают тяготы войны. Я хочу, чтобы этого не узнали мои близкие, мои дети, жена. Чтобы не пострадала моя родина».

Отставные профессиональные военные тоже иногда делятся своими соображениями о том, почему они безропотно следуют воле Владимира Путина.

«Я участник боевых действий на Кавказе. Вот приходится еще раз уезжать. Ну, а куда? Не посрамим. Все сделаем. Всех победим», – уверен мужчина в районе 50-ти лет в зеленом берете, ожидающий отправки во дворе военкомата города Энгельс.

Там же Александр с добродушным лицом сорокалетнего домоседа, не скрывая радости, говорит, что едет защищать родину, исполненный чувства патриотизма.

«Еду защищать родину с патриотизмом. Служил 16 лет назад. Имею троих детей (улыбается). Но все равно иду защищать свою родину».

Сравнительно юные мужчины, которых настигли повестки на войну, говорят, что верят в победу: «Мы все готовы, заряжены. Всем удачи. Всем вперед».

Их родители также не сомневаются в правильность воспитания, которое они им дали.

«Родина сказала надо, значит, будем исполнять свой долг. Мальчик [сын] никаких действий не делал абсолютно. Он согласился. Пришла повестка, сразу же пришел. Сам он достаточно хорошо к этому отнесся. Положительно. Главное, что парни сами идут сейчас. Не бегут никто. Это значит, что мы их правильно просто воспитали», – говорит москвич Юрий о своем сыне, стоя у военкомата под дождем и при этом почему-то испуганно глядя в кадр.

Несмотря на инцидент в Иркутской области, где призывник расстрелял военкома, ответственные за выполнение плана по мобилизации в других регионах не боятся попасть на видео.

«Как бы ни говорили в некоторых информационных каналах, что у нас все стараются уклониться от выполнения этой обязанности, вы покажите эти кадры с находящимися здесь, на территории военкомата, сколько здесь людей, сколько желающих. Девушки, жены провожающие здесь. Эта поддержка нужна мужчинам. А это священный долг – родину защищать. Я сам участник боевых действий. В свое время я выполнил задачу. И если родина даже прикажет мне быть там, взять оружие в руки, я это тоже буду делать», – пообещал начальник отдела военного комиссариата Саратовской области по городу Энгельсу и Энгельсскому району Виктор Попов.

В воскресенье, 25 сентября, на четвертый день мобилизации президент Украины Владимир Зеленский обратился к россиянам со словами поддержки тех, кто протестует против мобилизации.

«Зачем мужьям, братьям, сыновьям погибать на этой войне? На войне, которой хочет один человек. На войне против нашего народа, на нашей земле. Он же не посылает на войну своих детей. Боритесь за то, чтобы не отправили на смерть ваших детей – всех, кого могут забрать под эту преступную российскую мобилизацию. Потому что, если вы придете забирать жизни наших детей – я вам скажу как отец, – мы вас живыми уже не отпустим», – пообещал президент Украины.

Через два дня советник Зеленского Алексей Арестович подтвердил, что на фронте есть первые погибшие мобилизованные в последние дни граждане РФ, как есть и попавшие в плен мужчины, которых отправили на фронт без какой бы то ни было подготовки.

«На третьи сутки с начала мобилизации свыше 10 тысяч, до 20 тысяч [мобилизованных россиян] было уже на нашей границе. Они уже пополнили части и соединения, которые обороняются под Сватово, Лиман (Луганская область Украиныприм.ред.) и под Купянском. Закинули сходу, как маршевые роты во время Второй мировой. Никакой подготовки. В форму одели, запихнули и вперед. Часть из них уже погибла. Часть уже в плену. Какая на фиг подготовка? Вперед, все на мины! Судьба их печальна, потому что им не дают готовиться вообще», – уточнил Алексей Арестович.

Ключевые слова
Наверх