КОЛОНКА ЖУРНАЛИСТА Политик из Вильяндимаа жаждет советских порядков, прикрываясь войной в Украине? (2)

Павел Соболев
, журналист
Copy
Заседание волостной управы Пыхья-Сакала. На переднем плане - волостной старейшина Карел Тельп.
Заседание волостной управы Пыхья-Сакала. На переднем плане - волостной старейшина Карел Тельп. Фото: Elmo Riig

Старейшина одной из волостей Вильяндиского уезда выступил с призывом запретить на два года эстонской прессе критически освещать деятельность органов местных самоуправлений. Чиновник призвал ориентироваться на пример якобы действующей сейчас в Украине «цензуры военного времени», но в действительности показал себя человеком, тоскующего по советским порядкам, пишет журналист Павел Соболев.

C начала войны в Украине эстонские госчиновники и депутаты неоднократно выступали с заявлениями, что Эстония должна осмыслять опыт этой войны и, в частности, опыт действий украинской власти в кризисный период, чтобы самой лучше подготовиться к чрезвычайным ситуациям. Чаще всего речь шла об организации территориальной обороны или, допустим, принятии мер экстренного снабжения населения предметами первой необходимости, но на этой неделе руководитель одного эстонского самоуправления призвал взять пример с сегодняшней Украины в одной очень неожиданной вещи.

В начале этой недели специальная парламентская комиссия посредством интернет-конференции проводила заседание, на котором обсуждалась тема оказания помощи местным самоуправлениям, испытывающим финансовые трудности. Старейшина Пыхья-Сакалаской волости (что в Вильяндимаа) Карел Тельп в своем выступлении в рамках этого мероприятия стал настаивать, что самой большой проблемой для местных самоуправлений в Эстонии сейчас является пресса, и едва ли не с завистью упомянул Украину, в которой, по его информации, между государством и СМИ сейчас действует соглашение об исключительно позитивном освещении действий власти, руководящей отражением российской агрессии.

Сравнение проблем, стоящих перед Эстонией и перед Украиной, выглядит цинично

Это поразительно, но Карел Тельп высказался в поддержку того, чтобы и в Эстонии сейчас был бы заключен похожий договор, по условиям которого пресса отказалась бы от критического освещения деятельности органов местных самоуправлений на ближайшие два года, в течение которых писать об этой деятельности следовало бы только благожелательно. При этом если про определенные признаки цензурирования в украинском инфопространстве сейчас говорится обычно в русле того, что руководителей украинского государства нельзя отвлекать от защиты этого государства от агрессора, то в случае Эстонии Карел Тельп нашел довольно странные обоснования для необходимости ограничения свободы прессы.

Карел Тельп заявил, что органы местного самоуправления в Эстонии должны провести сложные реформы, и поэтому было бы гораздо лучше, если бы журналисты не мешали бы проведению этих реформ. По оценке Тельпа, пресса в Эстонии очень часто вместо того, чтобы рассказывать общественности о полезности различных затеянных волостными управами изменений, распространяет девальвирующую ценность этих изменений недостоверную информацию.

Сам факт проведения параллелей между текущими внутриполитическими ситуациями в Украине и Эстонии, предпринятого Карелом Тельпом, разумеется, выглядит в высшей степени циничным. Даже вне зависимости от того, насколько соответствует действительности изложенное Тельпом представление о якобы заключенном в Украине между СМИ и государством «пакте о лояльности», само сопоставление тех вызовов, с которыми столкнулись сейчас украинское и эстонское общество, смотрится аморально: часть Украины оккупирована, по всей Украине с неба падают ракеты и бомбы, а в Эстонии едва ли не главной бедой - по версии самого же Тельпа - являются препятствия, чинимые муниципалитетам, желающим закрыть не нужные - с их точки зрения - муниципальные учреждения.

Старейшина все же удержался от сравнения себя с Зеленским

Карел Тельп, однако, в рамках того же самого интернет-заседания показал себя человеком, который не слишком заботится о логической стройности собственных доводов и аргументов. В частности, он выступил с утверждением, что бюджет руководимой им волости удалось сбалансировать только после того, как он уволил финансового директора и стал заниматься финансовыми вопросами самостоятельно, но при этом он не пожелал или не смог объяснить, за счет каких статей ему удалось - путем своего личного ручного управления - закрыть в бюджете проблемные места.

Карел Тельп.
Карел Тельп. Фото: Elmo Riig

К счастью, Карелу Тельпу все-таки удалось не зайти в привлечении к своей деятельности «украинского контекста» настолько далеко, чтобы сравнить уже предпринятые и только еще планируемые им увольнения волостных чиновников, допустим, с некоторыми громкими кадровыми решениями, принимавшимися в месяцы войны президентом Украины Владимиром Зеленским. Однако и без такой крайности все-таки его риторика дала достаточно оснований для серьезных сомнений в уместности нахождения этого человека на его нынешней административной должности.

Даже в условиях военного времени цензура вовсе не является автоматическим следствием вводимых государством общих ограничительных мер, вроде чрезвычайного положения или комендантского часа. Эстония продолжает жить пусть и неспокойной из-за глобальных угроз, но все-таки, вне всякого сомнения, мирной жизнью, поэтому прозвучавшее из уст Карела Тельпа предложение является ничем иным, как абсолютно диким призывом к отмене одной из основополагающих конституционных свобод.

Такая риторика выглядит особенно удручающей в условиях продолжающейся войны в Украине, но и без этого обстоятельственного исторического фона она не может не вызывать отторжения, потому что в действительности больше похожа на апеллирование не к настоящему, а к прошлому. Иными словами, она смотрится проявлением тоски по временам, когда пресса не просто не имела права критиковать любую власть, а всегда была продолжением власти, на самых разных уровнях отмеченной ярко выраженным автократизмом, приверженцем которого проявляет себя сейчас и Карел Тельп.

Кажется, он рисует картину довольно радужного - и совсем скорого - будущего Эстонии, в строительстве которого он отводит себе и «стилистически» близким ему управленцам очень важную роль. Однако строить лучшее будущее, взяв на вооружение самые худшие приметы прошлого, выглядит утопическим и обреченным на провал предприятием.

Наверх