Интервью ⟩ Аналитик: если мы хотим повышения зарплат, мы должны смириться с ростом цен (1)

Ромет Креэк
Copy
Михкель Нестор.
Михкель Нестор. Фото: Madis Veltman

Один из самых молодых макроаналитиков Эстонии Михкель Нестор, работающий в SEB, надеется, что инфляция в Эстонии останется более высокой в сравнении с еврозоной.

Журналист Ромет Креэк побеседовал с аналитиком Михкелем Нестором о том, почему высокая инфляция - это, вопреки мнению большинства, хорошо, в каких областях Эстония наиболее успешна, а также об искусственном интеллекте и инвестициях.

- Заботит ли людей экономический рост?

- Из (данных - прим.ред.) второго квартала прошлого года мы знаем, что экономика пошла на спад. Совпадает ли это с восприятием людьми того, что произошло в экономике на самом деле? В целом, нет. В номинальном выражении - то есть, в евро - экономический рост составил 12%. Это, вероятно, ближе к тому, что чувствовали люди. На эти деньги покупается меньше товаров, чем год назад, но, с другой стороны, рост товарооборота составил 20%, рост зарплат - 10%. Расходы - это проблема, но в целом жизнь стала намного лучше. В этом контексте мы не можем говорить ни о каком экономическом кризисе.

- Как тебе удалось зафиксировать процентную ставку своего жилищного кредита на уровне нуля? Это же надо было догадаться...

- На самом деле, я опоздал с фиксацией на неделю. Моя фиксированная ставка Euribor составила 0,0 с чем-то процентов. Неделей раньше я мог бы зафиксировать ее ровно на нуле. Все, кому удалось это сделать, сейчас ликуют. Это еще раз доказывает, какая это неблагодарная работа - давать экономические прогнозы. Тот факт, что не так давно кто-то был готов зафиксировать мою процентную ставку на нуле, означает, что участники рынка были убеждены в том, что мы и останемся при нулевых процентных ставках. Думаю, что прогнозирование погоды - это более точная наука по сравнению с экономическим прогнозированием.

- Насколько ужасен рост Euribor?

- Говорят, что при таком повышении ставки Euribor семьи станут беднее, им придется искать гораздо больше денег для обслуживания своих кредитов. В других странах кредиты на жилье выдаются по фиксированным ставкам. Преимуществом Эстонии является очень быстрый рост заработной платы. Если вы купили дом пять лет или даже три года назад, то, скорее всего, за это время зарплата выросла настолько, что выплаты по кредиту стали гораздо доступнее, чем в то время, когда вы брали кредит.

- Насколько высоким, по твоим прогнозам, будет пик Euribor?

- Я не считаю себя умнее рынка. В настоящее время (прогнозы рынка - прим.ред.) говорят о том, что в конце года трехмесячный Euribor будет чуть выше 3,5%.

- Следишь ли ты, помимо экономики Эстонии, более внимательно и за экономикой других стран?

- Я стараюсь по возможности анализировать Финляндию на групповом уровне. От этого много пользы, потому что это крупнейший торговый партнер Эстонии, и это показывает добавленную стоимость и при прогнозировании эстонской экономики. У Финляндии, как и у Эстонии и у Европы, та же проблема - у людей очень мало уверенности. При покупке жилья люди принимают во внимание, что в экономике наступили неопределенные времена, и стоит подождать. То, что происходит в Швеции, безусловно, заботит финнов. В отличие от Швеции, в Финляндии не было пузыря на рынке недвижимости. 

Для меня Финляндия была очень стабильной страной. Розничная торговля и промышленность в Европе уже некоторое время находятся на спаде, у Финляндии же довольно стабильная прямая линия. Богатая и очень стабильная страна, экономические бури туда не доходят вообще или с очень большой задержкой. Для Эстонии иметь такого стабильного партнера - просто прекрасно.

- Что могло бы способствовать развитию экономики Эстонии, если обрабатывающая промышленность не в состоянии этого сделать?

- Обрабатывающая промышленность испытывает трудности уже довольно долгое время. Ее доля в экономике долгое время снижалась. Главной особенностью обрабатывающей промышленности Эстонии является то, что обычно обрабатывающая промышленность более продуктивна, чем экономика в целом, поскольку обладает большими технологиями и капиталом. Машины делают работу за людей, и на это уходит меньше рабочих часов (людей - прим.ред.). В Европе Эстония является аномалией, и еще одним исключением, вероятно, является Латвия: и здесь, и там экономика в целом более продуктивна, чем обрабатывающая промышленность. 

Я уже давно говорил, что здесь нужно что-то менять. Следовательно, часть отрасли должна прекратить работу. Постоянно возникают кризисы, из-за которых с этим временят. Коронакризис и война в Украине сделали важными цепочки поставок. Шведские и финские компании, которые когда-то перенесли сюда свои заводы, где происходит лишь производство. Вот почему у нас такая низкая добавленная стоимость. Маркетологи, дизайнеры и продавцы находятся в других местах. А производство отсюда никуда не денется, потому что логичнее иметь производство поближе к своему внутреннему рынку. Заработная плата хоть и вырастет, но останется ниже, чем в Скандинавии.

Эстонский IT-сектор, наряду с телекоммуникациями, добился большого успеха. Их вклад в экономику Эстонии постоянно увеличивается. Если взять тенденцию роста ИТ-сектора и спад в обрабатывающей промышленности за последние пять лет и предположить продолжение этих тенденций, то в 2030 году ИТ-сектор будет больше, чем обрабатывающая промышленность. Посмотрим, произойдет ли так на самом деле.

- Принесет ли зеленый поворот богатство?

- Это философский вопрос, может ли государственное принуждение привести к инновациям. Я склоняюсь к тому, что может. В современной экономике всегда есть какие-то нормативные акты, вынуждающие компании действовать как-то иначе. Если приходится иметь дело с инновациями относительно того, как сделать что-то более экологичным способом, то здесь есть большой потенциал для роста добавленной стоимости. Наша единственная серьезная проблема - это сланцевая промышленность. В остальном Эстония имеет относительно «зеленую» экономику. Чтобы воспользоваться этими возможностями, нужно оказаться в правильном месте в правильное время. Нельзя, чтобы строительство ветряных электростанций затянулось на двадцать лет.

- Можно ли ожидать, что в ближайшие годы инфляция приблизится к двум процентам Европейского центрального банка?

- Мы с Пеэтером Коппелем спорим о том, какой будет инфляция. Я буду стоять на своем, потому что считаю, что мы увидим снижение инфляции раньше, чем мы думаем. На мой взгляд, нынешняя инфляция - это посткоронавирусная рябь. Она (эпидемия - прим.ред.) нарушила мировые цепочки поставок, заставила страны вливать деньги в экономику чересчур напрямую, и вдобавок ко всему этому - война в Украине и энергетический кризис. Экономика Европы достаточно старая и медленная, чтобы заранее исключить высокую инфляцию.

- Останется ли инфляция в Эстонии значительно выше инфляции в еврозоне?

- Очень надеюсь, что останется. В конце концов, мы ведь хотим, чтобы рост заработной платы оставался более быстрым, чем в Европе. Если нам это удастся, мы сможем все больше и больше конвергироваться с Европой. Все эстонцы хотели бы получать такую же зарплату, какую получают финны. С другой стороны, цены тоже растут быстро. В прошлом году действительно было так, что рост цен в два раза превышал скорость роста зарплат. 

Только что появились данные по ВВП на душу населения с поправкой на покупательную способность. Я думал, что у нас будет большой спад, однако он был относительно небольшим. Если раньше мы были на уровне 90 процентов от среднего уровня жизни в Европейском союзе, то теперь уровень упал до 87 процентов. Кто бы мог подумать, что мы окажемся там так быстро. В этом отношении мы богаче испанцев.

- Как относишься к искусственному интеллекту? Не лишит ли он работы людей?

- На днях я, как последний человек в Эстонии, который не сделал этого раньше, опробовал его, попросив написать об экономике Эстонии. К счастью, пока бояться нечего. Он выдал мне какое-то разглагольствование о том, что самая большая проблема Эстонии - это сокращение населения. Это не соответствует действительности уже лет десять. Он с большой уверенностью поведает вам какую-то историю, и, прочитав ее по диагонали, она будет выглядеть как красиво написанный текст. Но если вы копнете глубже или уже знаете что-то по теме, вы поймете, что это бессодержательная, не отвечающая действительности история.

Если многие люди беспокоятся об этом, значит, на то есть причина. Я оптимистичный человек. Если мы до сих пор проглатывали все технологические революции, которые делали жизнь лучше, то, безусловно, и это нас тоже не погубит.

- Если бы искусственный интеллект мог также выплачивать за людей жилищные кредиты, было бы замечательно...

- И в конце концов мы все будем получать универсальную зарплату и не будем ничего делать. Будем свободными гражданами Рима, сможем философствовать о будущем экономики.

- Как ты инвестируешь свои деньги?

- Скучно. Я регулярно покупаю биржевые фонды, или ETF. Я склонен верить исследованиям о том, что в долгосрочной перспективе вы не сможете перехитрить рынок. Меня устраивает средняя доходность ETF. Время от времени я экспериментировал. Пока что это не сделало меня миллионером.

Комментарии (1)
Copy
Наверх