КОЛОНКА POSTIMEES Путин потирает от радости руки, потому что поддержка Украины превратилась в разменную монету (1)

Postimees
Copy
По мнению Сергея Алексашенко,политика Путина - это политика устрашения и поднятия ставок. На фото плакат напротив здания посольства РФ в Риге.
По мнению Сергея Алексашенко,политика Путина - это политика устрашения и поднятия ставок. На фото плакат напротив здания посольства РФ в Риге. Фото: Денис Антонов

В четверг появилась новость о том, что главы государств и правительств Европейского союза согласились начать переговоры о вступлении Украины и Молдовы. Это была хорошая новость для украинцев и плохая новость для врагов Украины. Им не удалось развалить Европейский союз даже с помощью премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, и Европейский союз смог еще раз показать, что он не является империей. В ЕС могут быть разные мнения.

Но и друзьям Украины повода для радости нет. Будучи воюющей страной, Украина тратит 20-30 процентов своего ВВП на национальную оборону, что соответствует оборонным расходам Финляндии во время Зимней войны. Несмотря на то, что Украина в десять раз больше Финляндии, обе они по-прежнему являются небольшими странами по сравнению с Россией. Украина оказалась вовлечена в экзистенциальную войну с крупным государством и без поддержки со стороны других стран не выживет, не говоря уже о победе.

Украине нужно не только оружие, но и деньги, а по поводу денег возникли серьезные тучи беспокойства, потому что пакеты помощи на десятки миллиардов застряли в США и Евросоюзе. Выделение денег Украине стало разменной монетой: в США между республиканцами и демократами, а в Европейском Союзе между Венгрией и другими государствами-членами.

Нет причин быть наивными и думать, что Россия не эксплуатирует слабости демократии. Демократическим странам было бы разумно не предлагать Путину такие возможности.

На первой полосе субботней газеты Эркки Баховски пишет о том, как такие войны заканчивались в прошлом. Полная победа возможна, как в Первой и Второй мировых войнах; возможна частичная победа, как в Зимней войне или Корейской войне. А возможна полная потеря, как во Вьетнаме или Афганистане. В Украине по-прежнему все непонятно. Но Эркки Баховский также пишет о том, что войны также имеют тенденцию становиться экзистенциальными и для крупных государств, и когда это происходит, их очень сложно закончить.

Внутриполитические конфронтации также могут стать экзистенциальными, и было бы ошибкой недооценивать это. Трудно найти в США большего друга Украины, чем сенатор-республиканец Линдси Грэм. Но теперь даже он говорит, что остановка иммиграции на южной границе США важнее для его избирателей, чем поддержка Украины, Тайваня и Израиля. Очень плохо, когда возникает такой выбор, но еще хуже, когда политики его недооценивают. Достаточно вспомнить европейский кризис беженцев 2015 года и референдум Брекзит 2016 года.

Нет причин быть наивными и думать, что Россия лишь организует беженцев на финской границе и не усугубляет проблемы на южной границе США. Южная граница США может стать гораздо более актуальной, если Венесуэла нападет на Гайану и оттуда начнут переселяться беженцы. Венесуэла вряд ли стала бы действовать без благословения Москвы. Также нет оснований полагать, что требование единогласия Евросоюза не будет использовано.

Демократическим странам было бы разумно не предлагать Владимиру Путину такие возможности. В отличие от изобретения колеса, вставка спиц в колеса не требует особых творческих способностей.

Наверх