ИТОГИ ВЫБОРОВ Райво Варе: кошмар для реформистов, мечта для "Отечества", центристы могут похлопать себя по плечу

Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Copy

Кто будет определять политику ЕС в ближайшие пять лет? О чем говорят результаты выборов в Эстонии? Против чего голосовал избиратель?

На вопросы Rus.Postimees ответил в прямом эфире эксперт по политическим и экономическим вопросам Райво Варе

Фрагмент беседы:

– Подведем итоги евровыборов в Эстонии. Победила партия «Отечество», центристы – не проиграли, реформистам аукнулось отторжение Ансипа, а «Ээсти 200» потерпела крах, собрав всего 2,6% голосов – меньше Айво Петерсона (3,1%) и Партии правых (6,8%). Какие выводы можно сделать?

– Партия Isamaa осуществила свою мечту, а для реформистов эти выборы превратились в кошмар. Евровыборы в Эстонии оказались, по сути, не европейскими выборами. Это было голосование по внутренней политике, или вотум о доверии правящей коалиции во главе с Партией реформ. На этом построили свою кампанию многие оппоненты.

Это означает, что члены правящей коалиции будут вынуждены задуматься о произошедшем и скорректировать курс, либо это аукнется им на ближайших местных выборах.

Центристы могут похлопать себя по плечу, они не провалились, хотя многие им это пророчили. Реформисты должны задуматься, но не похоже, чтобы они этим занялись. Радикальные выводы придется сделать «Ээсти 200», их выступление на выборах – это провал. Партия уйдет в небытие, если ничего не предпримет.

– Срочной смены председателя «Ээсти 200» будет достаточно?

– Не только это. Следует скорректировать курс, сделать выводы в отношении некоторых лиц на других ключевых постах в правительстве, изменить правила игры. Партия начинает отрываться не только от избирателя, но и от части своих членов. Это опасно. И мы это проходили на примере партии Res Publica. Полное дежа вю! Феномен неоправдавшихся надежд избирателей – это самое страшное в политике. Реформисты сейчас частично этим уже тоже страдают.

– Эстония могла бы пойти по примеру Франции, объявив внеочередные выборы?

– Нет! У нас очень сложно вызвать внеочередные выборы. Мы этого не хотели, когда создавалась Конституция, я тоже участвовал в процессе ее написания. В начале 90-х нашей целью было избежать постоянной политической нестабильности, которая может быть связана с внеочередными выборами. Так что теперь на практике внеочередные выборы в Эстонии практически невозможны.

– Против чего голосовал наш избиратель?

– Протестные голоса принадлежат тем, кто не одобряет текущую внутреннюю политику. Евровыборы были использованы для того, чтобы озвучить насущные проблемы. На этом построили свою кампанию оппозиционное «Отечество», входящие в коалицию социал-демократы, получившая перспективы на следующих выборах Партия правых и другие.

– Против чего голосовали жители Ида-Вирумаа? Почти весь урожай голосов там собрали трое политиков – Михаил Кылварт, Айво Петерсон и Яна Тоом…

– Кылварт и Тоом сделали результат на том, что центристы традиционно являются для избирателей Ида-Вирумаа наиболее предпочтительным выбором. Если у Тоом бывали в этом регионе и победы, и провалы, то Кылварт очень хорошо выглядит в глазах идавирусцев: он был успешным мэром большого города, руководит Центристской партией, уравновешенный, спокойный, а также крепкий хозяйственник.

В случае с Петерсоном сильнейшей мотивацией для избирателя стала боязнь войны. Однако, если в эстонском сегменте эта боязнь выливается в желание противостоять войне, то среди русскоязычных, особенно в Ида-Вирумаа, где экономика очень сильно пострадала, проповедуется другой подход. Это выражается в желании вернуться в те времена, когда всё было хорошо, и для этого нужен немедленный мир, а мир – это главный лозунг Петерсона.

– На что еще был рассчитан проект «Айво Петерсон»? Сработал ли он до конца?

– До конца этот проект не сработал, но выявил определенную поддержку в обществе. Думаю, что этот проект никуда не денется и будет продолжаться. Это одна из составляющих гибридной войны Москвы.

– Подведем итоги выборов в Евросоюзе в целом. Что вас удивило?

– Удивительного было немного. Произошли лишь определенные подвижки. Прогнозы относительно того, что правый спектр получит значительно больше голосов, оказались лишь частичной правдой.

Если посмотреть на карту результатов выборов по странам, то довольно много из них перекрасились, удельный вес правого спектра увеличился.

– Например, во Франции после провала партии Макрона, получившей вдвое меньше, чем победившая партия Ле Пен, созваны внеочередные выборы…

– Франция – выдающийся пример. Внеочередные выборы – это реакция на громадный проигрыш макроновцев и усиление позиций лепеновцев. Любопытно, что во Франции обе партии использовали в кампании не лидеров, а новых молодых политиков – красивых и политически талантливых.

Макрон пытается отыграть ослабление позиций его партии внеочередными парламентскими выборами. Цель – не победа, после разгромного проигрыша это будет невозможно. Цель – консолидировать все остальные политические силы против Ле Пен и не допустить ее к власти.

В противном случае Макрон окажется хромой уткой – руководителем, теряющим авторитет и влияние внутри страны.

В целом существующий альянс в Брюсселе, включающий в себя правоцентристскую Европейскую народную партию, социал-демократов и либералов, останется и дальше у власти, но при этом изменится соотношение сил как в Брюсселе, так и внутри стран, где победили более радикальные правые силы.

– Слабые результаты показала и партия Шольца, пришедшая в Германии на финиш третьей. Это худший результат в истории партии. Что это значит для Европы?

– У немцев на носу важные выборы в трех федеральных землях, причем в восточной Германии, где сильны позиции крайних правых. Так что мы еще не все последствия представляем. Социал-демократы с Шольцем потеряли очень много, показав худший результат в истории партии. В Германии, в отличие от Франции, вполне возможен вариант, что Шольц долго не протянет.

Вопрос в том, как правящий альянс будет учитывать давление справа. Это давление будет связано с радикальностью зеленого поворота, энергетической политикой и падающей конкурентоспособностью Европы. Последнее для немцев и их большой экономики является особенно болезненной проблемой.

– Взяли ли реванш избиратели, пострадавшие от кризиса стоимости жизни, миграции и зеленой экономики?

– Полного реванша не произошло. Избиратели чуть-чуть подтолкнули Европу вправо и наказали зеленых. В Германии наказали еще и социал-демократов, которые являлись руководящей силой в коалиции. В целом, резкого поворота вправо не произошло, но акценты сместились.

В течение ближайших трех недель Европе предстоит разобраться с руководящими постами в ЕС, а затем перейти к фокусным темам.

Для Эстонии очень важны вопросы, связанные с обеспечением безопасности и созданием новой должности еврокомиссара по вопросам обороны, а точнее – военной промышленности. Европейский ВПК нужно развивать! Последнее было бы отдушиной в не очень приглядной ситуации с европейской экономикой. На примере России мы видим, как военная промышленность начинает нагревать экономику и вытягивать ее из загона. Правда, это ненадолго. Однако, для Европы это было бы панацеей и помощью.

Подробнее в повторе!

Студия Postimees: против чего голосовал избиратель?
Студия Postimees: против чего голосовал избиратель? Фото: Mihkel Maripuu
  • Что определило итоги выборов? 
  • Как будет происходить распределение власти в ЕС?
  • Что дальше? Насколько изменится европейский курс?
  • О чем говорят итоги выборов в Эстонии?
  • Удивил ли расклад голосов в Ида-Вирумаа?
  • Каковы европейские перспективы Каи Каллас?
  • Грядут ли изменения в правительстве Эстонии?
Наверх