"Поскольку государственным языком обучения согласно букве закона является эстонский..."

Андрей Лобов, член правления НКО "Русская школа Эстонии"

ФОТО: Частный архив

Сейчас можно наблюдать, как конституционная комиссия Государственного собрания (Рийгикогу) решила возвести дополнительные препоны для муниципалитетов создавать частные школы, пишет председатель НКО "Русская школа Эстонии" Андрей Лобов.

При анализе различных возможностей утверждения русского языка обучения в школах одним из путей оказалась возможность создания частных школ. Согласно статье 11 действующего в настоящий момент Закона о частных школах, язык обучения в школе указывается в учебной программе, которую в свою очередь утверждает содержатель частной школой. Таким образом муниципалитет, как содержатель частной школы, имеет  возможность утвердить язык обучения в школе.
 
По такому пути пошёл Таллинн в случае с Линнамяэским русским лицеем, создавая на его основе частный муниципальный русский лицей. Именно здесь и теперь "включился" канцлер юстиции Индрек Тедер, направив в начале июля в парламент предложения под заголовком "О достаточной доступности образования на эстонском языке".
 
Если коротко, то по мысли канцлера юстиции образование на эстонском языке доступно в недостаточной мере (никаких измерений "достаточности" канцлер юстиции, разумеется, не приводит) и поэтому... инициатива муниципалитета с частным муниципальным русским лицеем может повредить этой самой доступности. Складывается впечатление, что канцлер юстиции изображает жертву из эстонской общины в нашей стране, которой якобы сложно найти школу с эстонским языком обучения. Июльское обращение канцлера к парламенту вылилось во вчерашнее заседание парламенской комиссии.
 
Хороший анализ ситуации с выступлением канцлера юстиции был проделан русским омбудсменом Сергеем Николаевичем Середенко, где отдельно следует обратить внимание на продолжающиеся грубые нарушения со стороны госучреждений автономии местной власти. 
 
Сергей Николаевич пишет:

Взаимоотношения государства и самоуправления развиваются в ч. 1 ст. 2 Закона о местных самоуправлениях, в которой дается само определение местного самоуправления: «Местное самоуправление – это установленные конституцией право, способность и обязанность демократически сформированных властных органов единицы местного самоуправления – волости или города – самостоятельно, на основании законов устраивать местную жизнь и руководить ей, исходя из оправданных потребностей и интересов волостных или городских жителей, а также с учетом особенностей развития волости или города»...
 
Подчеркивает грубость ... нарушения то обстоятельство, что как раз в случае с языком обучения в муниципальных гимназиях не вызывает никаких сомнений то, что решение о русском (назовем это слово!) языке обучения принимается «исходя из оправданных потребностей и интересов волостных или городских жителей, а также с учетом особенностей развития волости или города». Доказательством тому является длинная (законная) цепь решений – утверждение программы развития гимназии, решение попечительского совета, в который входят все группы заинтересованных лиц и, наконец, решение собрания местного самоуправления.
 
Здесь можно отдельно добавить, что воля жителей нашей страны на право получать образование на родном языке также подтверждена 35 841 подписью, которые были переданы 1 июня в Международный день защиты детей Президенту, Правительству и Министерству образования и науки.
 
Параллельно пути с частными гимназиями продолжается судебное разбирательство между Таллинном и Нарвой с одной стороны и Министерством образования и науки с другой. Пока министерство безосновательно отказывает поддержать русский язык обучения. Именно на основании Закона об основной школе и гимназии 21 статьи, части 3 попечительские советы ряда школ в нашей стране выбрали русский язык обучения. В данной статье записано: "Языком обучения в гимназии является эстонский язык. В муниципальной гимназии или её отдельных классах языком обучения может быть и иной язык." (Закон об основной школе и гимназии на русском языке можно прочитать здесь.)

Однако нам продолжают упорно выдавать сентенции вроде "Поскольку государственным языком обучения согласно букве закона является эстонский..." (Оставим сейчас в стороне, что такое "государственный" язык обучения). Неподготовленный человек здесь может принять это как некую норму. Однако это ненормально. Ответом на подобные высказывания должно быть: "В муниципальной гимназии или её отдельных классах языком обучения может быть и иной язык." Это точно такая же буква закона! Одно предложение Закона не может отменять другие предложения. "Здесь читаем, а здесь пропускаем..." - в отношении Закона недопустимо.
 
Вообще существует определённая иерархия в Законах. На первом месте по важности стоит Основной закон или Конституция, она в наиболее общем ключе задаёт направление развития государства. Так 37 статья Конституции утверждает "Язык обучения в учебном заведении для национального меньшинства избирает учебное заведение." и "При выборе характера образования детей решающее слово остается за родителями."
 
Дальше в иерархии после Конституции идут Законы, которые не могут противоречить Конституции. То есть какое-либо положение отдельного Закона не может отменять или ограничивать положение Конституции. В нашем случае в Законе об основной школе и гимназии записано: "В муниципальной гимназии или её отдельных классах языком обучения может быть и иной язык", что нельзя отменить утверждением об "обязательности" и "законности" эстонского языка обучения. Дальше за законам в иерархии следуют подзаконные акты, которые указывают более детально, как реализуются различные положения Закона. Здесь также подзаконный акт не может отменять или сужать положения Закона и, тем более, Конституции.
 
Эту иерархию приходится знать и понимать. Приведу положительный пример. В январе 2011 года правительство на основе Закона об основной школе и гимназии утвердило "Государственную программу обучения в гимназии". Эта программа является подзаконным актом, определяющим более детально содержание гимназической программы. Однако Правительство указало тогда в программе однозначно трактуемые положения о переводе школ с неэстонским языком обучения на эстонский язык обучения, чем нарушило Закон, сузив рамки его применения и не указав на возможность выбора отличного от эстонского (русского) языка обучения. В феврале 2011 года Объединение "Русская Школа Эстонии" обратилось к канцлеру юстиции, обозначив данное нарушение. Канцлер юстиции сделал предписание Министерству образования и науки и в сентябре 2011 года подзаконный акт "Государственная программа обучения в гимназии" был исправлен. В нём теперь есть ссылка на возможность утверждения отличного от эстонского языка обучения.

Почему это важно? Сейчас в школах проходят общешкольные собрания, на которых в том числе выбирают попечительские советы. Язык обучения в школе выбирает попечительский совет. Большинство мест в попечительском совете за родителями. Состав попечительского совета избирают на общешкольном собрании. То есть у каждого родителя школьника есть возможность выдвинуть свою кандидатуру в попечительский совет, а также голос при выборе состава попечительского совета.
 
Помимо выбора языка обучения, у попечительского совета школы достаточно широкий набор полномочий от участия в разрешении конфликтов до утверждения на должности персонала школы. К сожалению, это мало разъясняют родителям, а ложные утверждения вроде "поскольку государственным языком обучения согласно букве закона является эстонский..." - просто сбивают с толку. Члены попечительского совета-родители не разбирающиеся в тонкостях указанной выше иерархии могут получить от администрации некий подзаконный акт со словами "ну, а что мы можем поделать... мы следуем закону...". Без каких-либо простых зацепок и понимания взаимосвязи законов люди теряются. 
 
Но теряться не следует. Объединение "Русская Школа Эстонии", куда в том числе входят представители попечительских советов проводит разъяснительную работу и созывает в субботу 29 сентября Вторую открытую конференцию "Русская Школа Эстонии", на которую можно зарегистрироваться здесь. Полезную для родителей и попечительских советов информацию, а также информацию о Конференции, можно получить на веб-сайте организации - www.venekool.eu.
 
И ещё. Мы каждый заняты своим делом. Работаем, воспитываем детей, проводим время с семьёй. Помимо обеспечения своей семьи, мы платим зарплату канцлеру юстиции, депутатам и их помощникам, судьям, министрам, которые не всегда стоят на стороне нашей общины. Время и воля - это, пожалуй, всё что у нас есть. Также как мы стараемся заботиться о своей семье, помимо заработка на хлеб насущный, нашей общине тоже необходимо немного нашего времени. Хотя бы для того, чтобы прочитав Закон, в следующий на реплику "поскольку государственным языком обучения согласно букве закона является эстонский..." сразу звучал ответ:

В муниципальной гимназии или её отдельных классах языком обучения может быть и иной язык. Язык обучения в учебном заведении для национального меньшинства избирает учебное заведение. При выборе характера образования детей решающее слово остается за родителями. Попечительские советы школ вправе выбирать русский язык обучения. Это моя страна и я решаю, как жить грядущим поколениям русской общины Эстонии.
НАВЕРХ