Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Подвиг или «подвиг» контролера Инно

В этой истории есть беспричинное насилие, агрессивный национализм, травмы детства, а также подвиг (в кавычках или без) сотрудника Муниципальной полиции и параллельные миры – или попросту чье-то безобразное вранье.

В пятницу, 24 августа, около полудня, контролеры столичной Муниципальной полиции (МуПо) зашли в 68-й автобус в конце Лаагна-теэ. Таковы факты. Дальше явь раздваивается: инспектор МуПо Каупо Инно то ли применил к героине истории физическую силу, то ли спас ее от неминуемой гибели.

Трагикомедия абсурда

Те, кто видел в мае спектакль «Русские, они такие...», наверняка вспомнят обаятельную девушку, которая вела представление на пару с актером Анатолием Тафичуком. 23-летняя Даяна Загорская, выпускница студии Русского театра, а ныне – студентка Таллиннского университета, утром 24 августа ехала в поликлинику. За неделю до того врачи скорой поставили Даяне диагноз «межреберная невралгия».

По словам Даяны, ехала она по двум билетам стоимостью по 50 центов каждый, которые пробила при входе. Когда в автобус зашли работники МуПо, Даяна предъявила им билеты. Контролер посчитала, что билеты пробиты дважды, подозвала коллег и попросила Даяну выйти из автобуса, а когда та отказалась, один из мупошников пригрозил ей тем, что сейчас вызовет полицию – и девушке придется ко всему прочему платить штраф за вызов полиции и за простой автобуса. Даяна подчинилась.

На воздухе контролеры попросили ее сесть в их служебную машину. Дальше, если верить Даяне, началось самое интересное. Девушка отказалась подчиниться; контролеры стали настаивать. «Тут я услышала, что мне пришло sms, достала телефон, прочла сообщение и хотела позвонить подруге, чтобы сказать, что задерживаюсь из-за контролеров, – говорит Даяна. – Когда я попыталась поднести телефон к уху, один из контролеров, высокий лысый мужчина в очках, возраст примерно 50 лет, схватил меня за руку с телефоном и приказал сесть в их машину. Я испугалась, чуть не выронила телефон. Спросила, какое право он имеет ко мне прикасаться, и решила позвонить маме или брату».

Тогда, как утверждает Даяна, высокий лысый контролер (позже выяснилось, что зовут его Каупо Инно, – прим. Н.К.) схватил девушку за обе руки и крикнул по-русски: «Садись в машину!» Даяна вырвалась со словами: «Мне больно! Какое вы имеете право меня трогать? Отойдите, мне нужно позвонить!» Каупо Инно перешел к активным действиям: пока девушка искала в телефонной книжке номер брата, он снова схватил «зайчиху» за руки и потащил ее в сторону машины. Даяна стала упираться ногами (кто из нас не поступил бы так же?), вырвалась и спросила, всё ли у Инно в порядке с головой. Контролер взял девушку за челюсть и крикнул: «Как ты со мной разговариваешь?» Даяна оттолкнула его и крикнула: «Почему вы хватаете меня руками за лицо?»

Однако контролеры свое дело знали. «Мужчина стал приближаться, оттесняя меня к поребрику. Я начала пятиться, в какой-то момент ступила на проезжую часть, но тут же поставила ногу на тротуар. Контролер-девушка, коренастая, с черными волосами, схватила меня за одну руку, мужчина – за другую. Они потащили меня к машине, заломив руки за спину. Боль в груди была просто дикая... Меня стали запихивать в машину. На мои крики "больно, пустите" никто не реагировал. Находясь в состоянии аффекта, я ударила мужчину ногой по пятой точке. Меня резко впихнули в машину, и мужчина сказал: "За это ты мне еще ответишь!" После чего спросил по-эстонски у коллег: "Все видели, что она меня ударила ногой?" Девушка нависла надо мной и сказала, что теперь у меня будут большие проблемы, а мужчина добавил: "Везем ее в полицию, я напишу на нее заявление". Сев за руль и полуобернувшись, он спросил, нормальная ли я и не состою ли на учете. Я спросила, нормален ли он, что позволяет себе такое поведение...»

Подсознательный страх перед эстонцами

Все это произошло на безлюдной Лаагна-теэ на глазах четырех-пяти коллег Каупо Инно (сколько их было точно, Даяна не помнит), ни один из которых за Даяну не вступился, а также единственной свидетельницы происшествия, девочки, которую тоже задержали за безбилетный проезд. Кстати говоря, узнать имена всех членов данной бригады контролеров нам не удалось – такого рода тайны МуПо хранит свято: нам отказались сообщить даже, кто эту бригаду возглавлял. Известны лишь два имени – Каупо Инно (упоминается в протоколе) и Синаида Кайбонен (составляла протокол).

Тут самое время сделать не очень-то лирическое отступление и сказать, что у Даяны Загорской были причины не садиться в машину и кроме той, что она, как и любой житель демократической Эстонской Республики, могла этого попросту не хотеть. В 2000 году десятилетнюю Даяну избила взрослая эстонка, приговаривая: «Ты русская? Тогда уезжай в свою Россию!» Поводом послужила ссора Даяны с дочерью эстонки. Обычная детская перепалка заставила разъяренную родительницу выместить на девочке все свои националистические комплексы: она ударила Даяну в плечо, схватила за горло и стала бить. Результат – сотрясение головного мозга, подкожные кровоподтеки на плече, сильнейший психологический стресс (по словам мамы, девочка в тот день до вечера билась в истерике: «Почему мы должны уезжать в Россию?»), нервный тик и страх, который живет в Даяне до сих пор. В частности – страх перед эстонцами, от которых Даяна подсознательно ждет подвоха. А уж когда эстонцы начинают заламывать тебе руки за спину и запихивать в машину...

В салоне автомобиля, продолжает Даяна, контролеры перешли на эстонский и почти на шепот – видимо, чтобы она ничего не поняла. Когда девушка уведомила их, что вообще-то saab eesti keelest aru (понимает по-эстонски), Каупо Инно сказал: «Ну и что? Meil riigikeeleks on eesti keel!» – «Государственный язык у нас – эстонский!»

Даяну привезли в Идаский полицейский участок на Викерлазе, где трагикомедия абсурда вышла на новый виток: в здании что-то горело, полицейских эвакуировали, и попасть внутрь контролеры не смогли. «Мужчина все подходил ко мне и говорил, что я за все отвечу, – рассказывает Даяна. – Тогда я подняла руку, как это сделал он, когда схватил меня за челюсть, и спросила: "Зачем нужно было хватать меня за лицо руками?" Мужчина резко ударил меня по руке. Не могу сказать, что очень больно, но ощутимо». В итоге еще одна коллега Инно предложила девушке составить протокол. У Даяны началась истерика, она заплакала, стала говорить про государство, которое ее не защищает. «Если вы недовольны государством, вам в другое место», – был ей ответ.

Протокол составили тут же. Даяна под диктовку написала: «Ехала в автобусе № 68, пробила два талона по 50 центов, но они оказались уже пробитые, а я не заметила. Сожалею о случившемся». «Я понимаю, что совершила ошибку, умолчав о том, как со мной обошлись, – говорит она. – Но я была запугана, помощи мне было ждать неоткуда, они стояли надо мной, а я сидела на асфальте у входа в участок...» В протоколе работница МуПо Синаида Кайбонен приписала: «Лицо представило дважды пробитые билеты, приложенные к протоколу. Лицо напало на инспектора Каупо Инно». В протоколе отмечено также, что девушка не желает участия в разбирательстве адвоката. «Об адвокате меня и не спрашивали, – говорит Даяна, – а билеты забрали».

Перед тем как отпустить девушку, два контролера женского пола велели ей извиниться перед Инно, а сам он сказал по-эстонски: «Мы с тобой еще встретимся, я тебя найду, у меня есть твои данные». Даяна в шоке бродила полчаса по улицам, не понимая, где находится. Челюсть и грудь болели, и девушка добралась до травмопункта, где ей поставили диагноз «Поверхностное повреждение грудной клетки, контузия грудной клетки. Поверхностное повреждение головы». Врач велел Даяне не делать резких движений – тогда через месяц все заживет.

Справка из травмопункта – зримое свидетельство о том, что Даяне все это не приснилось. Добавим, что Инно, каким его описывает Даяна, – мужчина под два метра, в то время как наша героиня – субтильная девушка ростом метр шестьдесят.

Когда вас спасают, берегите челюсть

Выслушав Даяну, «ДД» отправил в Муниципальную полицию Таллинна длинный список вопросов. Глава учреждения Моника Ранд признала, что работникам МуПо не положено угрожать, хамить, применять физическую силу, диктовать задержанному, что именно нужно писать в протоколе, и отмечать, что тот отказался от адвоката, если задержанного не известили о его праве на защитника. Еще Ранд сообщила, в каждой бригаде контролеров есть люди, которые владеют русским, чтобы общаться с теми, кто не знает эстонского. А вот экспертизу билетов, которые контролерам кажутся пробитыми дважды, МуПо не проводит: «Этот факт устанавливается при осмотре».

Любопытна ситуация со служебной машиной: у контролеров в ходе разбирательства есть право доставить (toimetada) в нее задержанного. А если человек не хочет, тогда что? «Применять силу нашим работникам нельзя, – говорит Ранд. – Но граждане все-таки должны подчиняться законным распоряжениям инспектора, в противном случае их можно привлечь к ответственности».

А что же Каупо Инно со товарищи? Процитируем официльный ответ: «Когда инспекторы попросили Даяну Загорскую выйти из автобуса, она начала вести себя очень невежливо и агрессивно. Выйдя из общественного транспорта, она попыталась сбежать через Лаагна-теэ. Инспектор Инно остановил Загорскую, потому что она могла навредить себе (на Лаагна-теэ плотное движение). Так как она не сообщила личные данные, ее решено было доставить в полицейский участок. Там Даяна Загорская предъявила паспорт, и по факту проезда без билета был оформлен протокол. Обвинения и нарекания Загорской не подтвердились». Проще говоря, контролер Инно не орал на девушку, не хватал ее за челюсть, не тащил в машину, не угрожал, не запугивал. Наоборот, этот человек совершил подвиг – он спас Даяну от верной гибели под колесами машины. А Даяна, не понимая своего счастья, отплатила Инно черной неблагодарностью.

Даяна подтверждает, что не успела показать паспорт: «Когда они велели мне сесть в машину, чтобы составить протокол, я сказала, что не буду садиться в машину, потом мне заломили руки за спину, и было уже не до паспорта... Мне 23 года, у меня нет проблем с психикой, я оценивала ситуацию адекватно и выбегать на дорогу, чтобы дать деру, не собиралась. Я же не идиотка, чтобы бросаться под машину. Да и куда я на своих коротких ногах убегу от здорового мужика?» Ситуация классическая – слово против слова. Помочь разобраться может девочка, которую задержали вместе с Даяной, если эта девочка найдется и откликнется. МуПо, конечно, ее имя нам не сообщит.

В принципе, ничто не мешает нам поверить контролеру Инно. Даже то, что в протоколе не отмечена попытка к бегству, а в ответе МуПо не фигурирует нападение на Инно, которое, наоборот, в протоколе упомянуто. Не суть. Однако один вопрос остается. Легко допустить, что Инно, совершая свой подвиг, схватил Даяну под руки, из лучших побуждений нанося ей поверхностные повреждения грудной клетки. Но как быть с диагностированными поверхностными повреждениями головы? Неужели, спасая Даяну от гибели, контролер Инно схватил девушку еще и за голову? Это что, новый способ останавливать людей на бегу?

Выводы пусть каждый сделает сам.

Даяна не оставляет надежды на то, что справедливость восторжествует, и уже обратилась в полицию. Она недоумевает: «Как обычным гражданам в таких ситуациях доказывать свою правоту? Неужели мне нужно носить с собой диктофон? Как вести себя человеку, чтобы отстаивать потом свои права?» Увы – у нас нет ответов на эти вопросы.

НАВЕРХ
Back